18+
Латвия: все ли русские родители согласны с тем, что их дети будут отданы в рабство русофобам
«Договор - не безобидный документ, а юридическая база суверенитета Татарстана на случай возможных кризисов в России»
Израиль, Холокост и Собибор
«Средневековый режим в Туркмении показывает своих жертв, за редким исключением, только мертвыми»
Политический терроризм в Российской империи: уроки для современного мира. Часть IV

Нефтяной голиаф или газовые гиганты? На кого ставит ЕС в Персидском заливе?

Камран Гасанов
16 июня 2017  12:22 Отправить по email
В закладки Напечатать

Когда в Персидском заливе вновь «запахло жареным», европейцы в свойственной им манере отреагировали крайне сдержанно. Время от времени еврочиновники на личном примере пытаются проявить решительность. Так недавно глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер в ответ на отказ Дональда Трампа от климатического соглашения заявил: «Я против того, чтобы США воспринимали нас как своих слуг». Напротив, в катарском кризисе Брюссель, Берлин и Париж действуют без амбиций, хотя и не без доброжелательного к Катару нейтралитета. Принимавшие катарского министра иностранных дел Мухаммеда Абдеррахмана Аль Тани главы МИД Франции и Германии призвали к дипломатическому решению конфликта. Зигмар Габриэль предостерег от войны, а президент Франции Эммануэль Макрон отметил важность Катара для стабильности региона.

В отличие от Евросоюза, его партнеров по НАТО – США и Турцию ­– едва ли можно заподозрить в нерешительности. ­­­­Трамп своим твиттом дал «зеленый свет» изоляции Дохи, а Великое национальное собрание в срочном порядке одобрило расширение турецкой военной базы в Катаре. Немецкие СМИ раскритиковали кабинет Меркель за нерешительность. Канцлер Германии ограничилась невесомой фразой о том, что «сохранение баланса сил» отвечает интересам её страны.

Нейтралитет главных европейских держав свидетельствует о равноправных отношениях с каждой из арабских монархий. В том время, как Саудовская Аравия обеспечивает 6,8% европейского нефтяного импорта, Катар поставляет 5,1% ввозимого в ЕС природного газа. При этом для Европы это не жизненно важные экспортеры энергоносителей, как Россия (39,7% - в газе и 31,8% - в нефти) и Норвегия (34,1% и 13,4% соответственно). Переизбыток углеводородов на мировом рынке после старта экспорта американского СПГ в ЕС, строительства «Северного потока-2» и Трансанатолийского газопровода, а также разработки иранских и Левантийских месторождений вселяет в европейцев дополнительную уверенность в собственную энергобезопасность.

Дело не ограничивается горючими. Саудиты – постоянные клиенты европейского и в особенности немецкого ВПК, из-за чего Габриэлю нередко приходилось отдуваться в Бундестаге. Будучи на посту министра экономики он одобрил многомиллиардные оружейные контракты. С другой стороны, Катар – быстрорастущий инвестор, скупающий в Старом Свете одну компанию за другой. Катарский инвестиционный фонд (QIA) с 17% является главным акционером немецкой Volkswagen, обладает 6% акций Deutsche Bank и 3% – в Siemens. Среди других «тихих гаваней» для катарских капитоловложений – англо-британский нефтегигант Shell (2,13%) и английский банк Barclays (6%). Немцы уже ощутили удар по Катару. С начала кризиса акции Siemens потеряли 1,5%.

Европейские эксперты, также как и отечественные, с иронией отнеслись к формальным причинам кризиса в Заливе. Катар «нарушает права человека и, вероятно, поддерживает исламистских террористов. Но то, что теперь Саудовская Аравия упражняется в возмущении, имеет черты абсурда. В конце концов, это было саудовское королевство, которое экспортировало джихадизм по всему миру», пишет немецкая Rhein-Neckar-Zeitung. То, что «для Эр-Рияда речь идет прежде всего о том, чтобы вытеснить Иран», понимают даже провинциальные журналисты из Гейдельберга, не говоря о Spiegel, FAZ и Die Welt. Европейский нейтралитет на фоне просаудовских твиттов Трампа на деле обретает персидский окрас. Суммируя гигантские газовые запасы Тегерана, которые он делит с Дохой (Северный и Южный Парс), «гирька» с двумя газовыми гигантами, Катаром и Ираном, перевешивает «нефтяного голиафа» в лице Саудовской Аравии. Если американские ТНК связаны санкциями, то британские BP и Shell, французская Total и итальянская Eni с 2015 года вовсю работают на иранском направлении. Макрон, Меркель и глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини не устают повторять, что не позволят Трампу сорвать ядерную сделку, достигнутую при предыдущей американской администрацией.

Резюмируя, можно отметить, что ЕС не сходит с проложенной Бараком Обамой тропы поддержки Тегерана и оказания давления на Эр-Рияд. «Отношения ЕС-США могут меняться, но блок 28 членов остается приверженным политикам по вопросам, как Ближний Восток, беженцы и Россия, даже, если они отличаются от позиций США», ­­­– отмечала Могерини в феврале после инаугурации Трампа. В качестве профилактических мер за последние годы немцы уже приостанавливали поставку вооружений в Саудовскую Аравию, а Вена блокировали вахабитские образовательные учреждения в Австрии. Хотя ЕС не проявил активность в данном конфликте, высказанные ее лидерами реплики обнажили приоритеты к враждовавшим сторонам. И надо сказать, симпатии Европы отнюдь не на стороне Саудовской Аравии.

 

Камран Гасанов – эксперт Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, специально для REX 

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров