18+
Параллели: как Пекин использует британскую модель колонизации мира
Корпоративная мутация капитализма и раскол социалистов
В Высшей Школе Экономики «им.Абвера» давно назрели реформы по лекалам НКВД
Санкции США означают конец компрадорского капитализма в России
Китайский вопрос в мировых геополитических раскладах

Евросоюзу грозит внешнеполитическая изоляция

Трамп, санкции против России и «холодная война» с Турцией усилят китайский фактор в политике ЕС
Камран Гасанов
22 января 2017  10:16 Отправить по email
Напечатать

15 декабря лидеры Евросоюза ушли на зимний перерыв, оставив нерешёнными множество проблем, представляющих стратегическую угрозу для существования блока. Менее чем за неделю до католического Рождества, главного праздника для Европы, вновь заявил о себе терроризм. Недалеко от церкви Кайзера Вильгельма на Брайтшайдплац в Берлине грузовик протаранил ярмарку, убив 12 человек. После серии нападений в Париже, Брюсселе, Ницце и Баварии европейцев трудно убедить в том, что это разовые акции. В независимости от того, связаны ли между собой атаки во Франции, Бельгии и Германии, террористический кризис становится «мейнстримной» проблемой Европейского союза.

Теракты приобретают ещё больший резонанс, когда учиняются руками тех мигрантов, которым в 2015 году отрыла двери канцлер ФРГ Ангела Меркель. Настроения общественности Европы все больше склоняются к правым популистам, обещающим положить конец миграционному беспределу. Результаты региональных выборов в Германии и Франции, на которых успешно выступили правые из «Альтернативы для Германии» и «Национальный фронт» — не только молчаливый упрёк немцев и французов в адрес действующих правительств, но и «тревожный звоночек» для будущего европейского проекта. Ещё в сентябре, после выборов в ландтаг земли Мекленбург-Передняя Померания, где АдГ сместила партию Меркель (ХДС) со второго места, президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер выступил с тревожным заявлением: «Никогда ранее я не видел, чтобы национальные правительства так сильно были ослаблены популистскими силами. Риск проиграть следующие выборы привёл их в состояние шока».

Учитывая расписание политических мероприятий, можно определённо сказать, что лидерам «европейской тройки» будет о чём подумать на каникулах. 20 января состоялась инаугурация нового президента США Дональда Трампа, считающего, что партнёры по НАТО должны платить больше, если рассчитывают на американский зонтик безопасности. Тема совместной обороны актуализируется не только изоляционистской риторикой нового хозяина «Овального кабинета». В марте стартуют переговоры о выходе Великобритании из союза сразу после того, как британский премьер-министр Тереза Мэй запустит статью 50 Договора о ЕС. Не случайно, спустя четыре дня после референдума по Brexit французский президент Франсуа Олланд и Меркель выступили с заявлением «Сильная Европа в небезопасном мире». В нём политики призвали к созданию штаб-квартир ЕС, морской ассоциации ЕС и «лучшему» финансированию Общей политики безопасности и обороны (CSDP). На апрель-май намечены выборы президента Франции. По опросам, лидеру «Национального Фронта» Марин Ле Пен не хватает считанных процентов, чтобы заместить непопулярного Олланда. Месяц спустя возможны и выборы в соседней Италии, где, по оценкам EurActiv, движение «Пять звёзд» актёра Джузеппе Пьеро «Беппе» Грилло имеет хорошие шансы опередить традиционные партии. Меньше года остаётся и у «большой коалиции» (ХДС/ХСС и СДПГ) в Германии на решение разногласий по миграционному вопросу. Набирающая популярность АдГ, если и не станет правящей партией в Бундестаге, но может в сентябре 2017 г. впервые войти в его состав. Шаткое положение и у правительств Нидерландов и Греции.

Если судьба непопулярного Олланда предрешена, а итальянский премьер Маттео Ренци самовольно ушёл в отставку, то Меркель сохраняет шансы на четвёртый срок. Для этого ей необходимы успехи в вопросе беженцев и борьбы с терроризмом. Благодаря сделке с Турцией в марте ЕС удалось снизить приток мигрантов в Грецию до 100 человек в день. Однако из-за отсутствия договорённости со странами Магриба число прибывающих африканцев в текущем году составило 173 тысяч, что на 30 тыс. больше 2015 г. Брюссель планирует заключить миграционные договоры с Египтом, Тунисом, Ливией и Марокко. Эксперт Европейского совета по международным делам (ECFR) Джозеф Дженнинг уверен, что остановка мигрантов на границе не решит проблему. «Мы должны убедиться, что европейские субсидии напрямую приносят пользу беженцам, а не используются режимами не по назначению». Дженнинг советует странам ЕС реализовывать проекты с соответствующими странами и контролировать целевое расходование финансовых вливаний, как с Турцией и Иорданией. C целью устранения «коренных причин» (root causes) миграции ЕС уже запустил кооперацию с пятью африканскими странами: Эфиопией, Мали, Нигером, Нигерией и Сенегалом. Сотрудничество ведётся в рамках предложенной Еврокомиссией концепции «New Migration Partnership Framework». Несущая ответственность за кризис беженцев канцлер ФРГ в ноябре лично посетила Эфиопию, Мали и Нигер, пообещав им финансово-техническую помощь.

В то время как со странами Тропической Африки можно откупиться деньгами, сотрудничество с Турцией упирается в политику. Брюссель не только отказывается предоставлять безвизовый режим, но и заморозил переговоры о членстве Анкары в ЕС. Турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган, выступая на митингах, возмущается, что Колумбии и Перу предоставлен безвизовый въезд, а его страна, сдерживая миграцию, взамен получила фактически ничего. «Мы не должны говорить «да» любым решениям о нас. ЕС пока нам ничего не дал». Еврочиновники жалуются на то, что блок даёт туркам миллиарды евро, а австрийский МИД то и дело предостерегает Европу от попадания под зависимость Эрдогана. При этом они почему-то забывают, что перемещения со стороны Эгейского моря снизилась в десятки раз после миграционного пакта 18 марта, а Турция содержит около 2,7 млрд беженцев. Отставка премьера-проевропейца Ахмета Давутоглу ещё до госпереворота наметила внешнеполитические сдвиги в Турции. Июльский путч ещё больше подорвал доверие у страны на берегу Босфора к Западу. Если Европа «не сдержит обещаний, у Турции, без сомнений, будет план B и план C», угрожает Эрдоган, по-видимому, с намёком на ШОС и интеграцию с Россией. Специалист ECFR Дженнинг предупреждает, что, если ЕС будет приспосабливать свою внешнюю политику под демократические критерии, тогда ему «едва ли можно кооперировать с какой-либо страной». Закрывая глаза на «диктатуры» в Африке, ЕС не готов мириться с тем же в стране, претендующей на членство в блоке.

Напряжённость в отношениях с Турцией ослабляет и возможности ЕС влиять на ближневосточном направлении. Анкара нацелена на решение сирийской проблемы совместно с Тегераном и Москвой в обход НАТО. В канун нового года российский министр иностранных дел Сергей Лавров после встречи с турецким и иранским коллегами Мевлютом Чавушоглу и Джавадом Зарифом дал понять, что формат «Россия-Иран-Турция» — «наиболее эффективный» для решения сирийского кризиса. Наблюдая за освобождением Алеппо, европейские лидеры признают своё бессилие. «… мы все видим то, что стыдно в 21 веке, что разбивает сердце. Это показывает, что мы не в состоянии действовать, что мы хотели бы действовать», на пару с Олландом жалуется Меркель на саммите ЕС.

Отдаляя от себя Турцию, Евросоюз не сделал и попыток наладить диалог с Россией. Единственный инициатор сближения с Кремлём Ренци, побывавший летом на Петербургском форуме, выбыл из игры. Лидеры ЕС по инициативе премьера Нидерландов Марка Рютте внесли в итоговое заявление Евросовета юридически обязательное уточнение о том, что Договор об ассоциации «не предоставляет Украине статус страны члена для вступления в Союз». Кроме того, соглашение не даёт украинцам права работать и основывать предприятия в ЕС и не обязует блок оказывать военную поддержку Киеву. Таким образом, Брюссель пытается финализировать ратификацию, провалившуюся на референдуме в Голландии. Достигнув такой договорённости, ЕС смог бы «дальше строить единый фронт против дестабилизирующей внешней политики России», заявил Рютте. 19 декабря 28 стран-членов продлили на шесть месяцев санкции против российских банков, энергосектора и ВПК.

Оказавшись перед лицом долгового, миграционного и террористического кризисов, ЕС медленно движется к четвёртому ­– внешнеполитической изоляции. Не только расшатаны партнёрства с Россией и Турцией, под риском находятся и железобетонные стратегические отношения с США. В интервью The Wall Street Journal верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини указала на расхождения с позицией администрации Трампа, способного «встряхнуть» Ближний Восток, сорвать ядерную сделку с Ираном и маргинализировать ООН. Для сдерживания революционных устремлений Трампа Брюссель, по её словам, готов на альянс с Кремлём. При таком раскладе роль Китая, с которым Европа планирует осуществить проект «Шёлкового пути», будет только возрастать. Ситуация на Ближнем Востоке и отношения с постсоветским пространством сыграют решающую роль в выборе того, кто станет посредником между Поднебесной и Старым Светом.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Может ли патриотизм выступать в качестве национальной идеи для России?
55.3% Может
Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?
Видео партнёров