Мемориальная доска Маннергейму: провокация или предательство?

10 июля 2016  09:02 Отправить по email
Печать

Карл Густав Маннергейм. Если вы интересуетесь общественно-политической повесткой дня, это имя должно было затереть до дыр ваши барабанные перепонки. Неделю или две назад информационные пространства буквально взорвались тротилом, так как в Санкт-Петербурге решили увековечить память нашего «героя» мемориальной доской.

Материал обработали, стенку соответствующую подготовили, почетный караул пригласили. Даже самые что ни на есть ВИП гости приехали из простой столицы в северную: глава Администрации президента Сергей Иванов в компании министра культуры Владимира Мединского посетили церемонию, сказали речь. Речь, к слову, была небезынтересная. Посыл руководителей получился достаточно нетривиальным и, что называется, на злобу дня: «Никто не собирается обелять действия Маннергейма после 1918 года, но до 1918 года он служил России»,– цитирует С. Иванова «Интерфакс». Добавил важного В. Мединский, сказав, что установка памятника – это попытка «справиться с трагическим расколом в обществе».

Рисуется две проблемы. Оказывается, в обществе есть раскол, притом раскол непонятно на какие части, непонятно в какой степени он трагичен, тотален.

Плюс ко всему, сюда же добавляется проблема классификации ролей тех людей, которые жили в разные исторические периоды и работали на благо (или не благо) нашей Родины. Забавно, но невольно начинаешь замечать, что чем дальше – тем сложнее найти настоящих героев.

В любом случае, памятная доска Карлу Густаву Маннергейму уже установлена, она будет находится на своем месте, сколько не лей на неё красную краску.

Вопрос в другом. Сам факт робкой установки какого-никакого памятника столь неоднозначной фигуре – это сложное, комплексное явление, требующее осознания и ответов на многие вопросы. Особенно это заметно в контексте речей, сказанных виднейшими государственными мужами. Вот, например, в соответствии с речью С. Иванова не совсем важно, как ты заканчиваешь свою службу Отечеству. Ты можешь просто уйти на военную пенсию, а можешь совершить трансфер в вооруженные силы противника и, например, «работать» против своего бывшего «работодателя». И, выходит, никто тебе и слова сказать не должен. В самом деле, даже если ты работаешь на Иванова, это же не значит, что завтра ты не перейдешь на работу к Петрову? Однако, вот как-то получается, что в военной сфере, в сфере государственной службы подобные переходы – это событие из ряда вон. Здесь не сильно ценится «политический акробатизм» коллегами по цеху(В.И. Ленин еще хуже про это сказал). А тем более это отвратительно смотрится в исторической перспективе. Не верите? Вспомните генерала Власова. Его пример крайне характерен в сложившемся противоречии. Власов, как и Маннергейм, до поры до времени был верен Российскому государству, но с определенного момента сменил, если позволите, ориентацию. Однако, современники Власова были, почему-то, крайне недовольны подобными выходками. Недовольны настолько, что генерал был повешен.

Гораздо интереснее ситуация с расколом в обществе. Хоть, и действительно не совсем понятно в чем, собственно, люди не согласны друг с другом, мы сделаем предположение, что это очередная попытка примирения… Так по крайней мере решили СМИ. Примирения, видимо, Советского прошлого и… Кого? Кто уже дал название тому явлению, с которым нас, большинство граждан России, которые уважают свою историю и память предков, пытаются примирить? Одно название, конечно, напрашивается на ум. Были ведь уже такие, которые против «большевистской гидры» боролись…

В любом случае, если и есть какая-то попытка объединить несколько идеологических течений в обществе, то механизмы выбраны не самые удачные. Это напоминает ситуацию, при которой врач установил неверный диагноз, вследствие чего лечение не то, чтобы неэффективно, оно вредит пациенту. Ведь корни этого раскола уже ушли на семидесятилетнюю глубину, и, если уж совсем честно, то зачем нам примиряться с Маннергеймами? Мы их уже победили… Нужно ли нам примеряться с этим? Ведь ЭТО (союз Маннергейма с Гитлером) забрало 27 миллионов жизней наших граждан, из которых 632 тыс. жизней забрала блокада Ленинграда, в которой ЭТО участвовало с северной стороны города.

И хочется воскликнуть обывателю: «Ну, неужели некому больше ставить памятники?» Если подумать, действительно, много ли в славном городе Санкт-Петербурге памятников И.В. Сталину, В.Ф. Трибуцу, И.И. Федюнскому благодаря которым была выиграна война и прорвана блокада в частности? Удивительно, но ничего почти нет. И когда мы смотрим на фамилию Сталина, мы еще примерно понимаем в чем тут дело: его заслуги ещё какое-то время будет модно не признавать. Но почему даже в честь генералов Трибуца и Федюнского, которые принимали непосредственное участие в обороне Ленинграда, памятников в Санкт-Петербурге не воздвигли? Почему там есть Маннергейм и нет советских генералов?

Непонятно как нас будут мирить, если вообще возможно и нужно мирить победителей и побежденных. Однако, все это в очередной раз раскрывает системность подхода нашего государства в этих исторических конфликтах. Подчеркивает не случайность подобных проявлений обеления, а если угодно, обновления нехорошо забытого коричневатого старого.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

sergeev
Карма: 999
10.07.2016 13:52, #30344
Где-то в неопределённом и недалёком будущем нас ждут страшные прозрения в рассеявшемся тумане явления гидры измены.
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть