Миграционный кризис в Европе – угрозы для ЕС и России

Можно ли было предположить, что насаждение демократии станет угрозой существованию самого ЕС в его первозданном виде?
Наталья Ивкина
13 февраля 2016  17:47 Отправить по email
Печать

События Арабской весны сегодня вызывают толки и пересуды как в обществе, так и в средствах массовой информации. Возникают вопросы: кто виноват и что делать? Последствия революционных событий и в целом военных действий ощущают на себе не только страны Северной Африки и Ближнего Востока, но и западные инициаторы борьбы за свободу и демократию.

Еще недавно Президент Франции Николя Саркози, Канцлер Германии Ангела Меркель делали громкие заявления на полях международных организаций о том, что необходимо помочь африканским народам построить демократичный мир в отдельно взятых государствах. Можно ли было тогда предположить, что насаждение демократии станет угрозой существованию самого ЕС в его первозданном виде?

О подрыве соглашения по «шенгенской зоне» стали открыто говорить после того, как Италия перестала справляться с неконтролируемым потоком беженцев из Ливии. Остров Лампедуза в 2013 - 2014 гг. принял на своей территории более 170 тыс. человек, которые стали двигаться сначала вглубь Италии, а потом расселяться по всей Европе. Из-за отсутствия социальных условий, а также из-за явного нежелания основных европейских игроков предоставлять свою территорию в качестве убежища бегущим от войны людям начался рост радикальных настроений среди мигрантов. Это заставило сначала Францию, а потом и Германию временно закрыть внутри европейские границы своих государств. Однако эта временная мера уже тогда легко могла стать постоянной.

Для того, чтобы не дискредитировать саму идею европейской интеграции длительного закрытия границ допускать было нельзя. Перед Европой встал вопрос: либо начать массово пускать к себе мигрантов, что неминуемо вело к экономическому и социальному кризису, либо признать, что западные идеи построения демократического мира провалились и Арабская Весна породила только насилие, от которого люди стали убегать в благополучную Европу. Понимая сложность такого выбора, Европа во главе с Германией приняла решение до конца отстаивать свои европейские ценности и заявила о готовности разместить на своей территории беженцев.

И если в начале речь шла преимущественно о проблемах, связанных с количеством мигрантов и их размещением по территории ЕС, то в последствии стало очевидно, что вместе с беженцами, бегущими от гражданской войны в Сирии, в ЕС стремятся граждане Афганистана, Пакистана, Вьетнама, Ирака, Нигерии, Эритреи, Сомали. При этом, сирийцы составляют значительно меньший процент мигрантов, чем остальные граждане, пребывающие в Европу. Проверить истинное происхождение того или иного человека не представляется возможным. На фоне этого, вместе с теми, кто бежит в Европу за лучшей жизнью, туда проникает контингент, заведомо нацеленный на разжигание межнациональной розни и создающий террористическую угрозу.

Кроме того, само европейское население постепенно становилось недовольным увеличением количества мигрантов и их поведением на территории Европы. Произошла серия акций, связанных с поджогом бараков, в которых временно размещали мигрантов, а также массовые акции протестов против миграционной политики стран ЕС. Мигранты запугивают местное население для того, чтобы уставить свои правила выживания на новой для них территории. Очевидно, что ассимиляция в европейском обществе стоит для них далеко не на первом месте. Таким образом, возникает конфликт, который уже сегодня можно назвать межэтническим и межконфессиональным.

Усугубление миграционной проблемы произошло после того, как Россия начала военно-воздушную операцию по уничтожению террористов на территории Сирии. У Европы появился шанс обвинить Россию в том, что она, с поддержки Б. Асада, бомбит мирное сирийское население, которое, не выдерживая российских авианалетов, бежит в итак перенаселенную Европу. Но здесь возникает временное расхождение. Начало полномасштабной гражданской войны в Сирии приходится на лето 2012 г., а военная операция России на осень 2015 г. За три года сирийской гражданской войны на территорию ЕС проникло значительно большее число мигрантов, чем за четыре месяца российской антитеррористической операции.

Обвинения в заинтересованности России в разжигании миграционного кризиса в Европе надуманы и беспочвенны. Во-первых, миграционный кризис породил серьезную террористическую угрозу, а общая граница с Европой делает эту угрозу реальной и для России. Во-вторых, миграционный кризис – это угроза Шенгенской зоне, а значит и зоне евро.

Несмотря на то, что евро по отношению к рублю значительно вырос и укрепился за последние несколько лет, у России нет инициатив способствовать крушению европейской валюты в силу того, что она является действительным противовесом американского доллара. В-третьих, в Европе проживает нимало российских граждан, за жизнь и здоровье которых Россия несет определенную ответственность. В-четвертых, Европейский Союз – естественный торгово-экономический партнер России. Даже несмотря на антироссийские санкции, которые до сих пор действуют, Россия демонстрирует уверенность в том, что Европа в ближайшем будущем придет к пониманию того, что стала лишь орудием в руках своих американских партнеров, которые, в свою очередь, ввели экономические санкции против России, не имея с ней широкой сети экономических контактов.

Ивкина Наталья – магистр кафедры ТИМО РУДН

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть