С чего начинается Азия

Если россияне желают всерьёз, на стратегической основе выстраивать работу с Азией, – им придётся начать с себя. Сняв старые, въевшиеся предубеждения по поводу «азиатчины», чересчур «тонкого Востока» и других не слишком лестных образов этой части света.
23 июня 2015  10:55 Отправить по email
Печать

На пути масштабного, долгосрочного сотрудничества России с Азией лежит намного более серьёзная проблема (если не сказать, пропасть), чем может показаться на первый взгляд. Когда нам представляется, что очень легко перебросить свои мосты на Восток, если возникли временные проблемы с Западом. Однако мы забываем, что так же трудно их было перебрасывать в обратную, прямо противоположную сторону – при Петре I на Запад, – когда Россия веками работала с Востоком, считаясь, по большому счёту, азиатской страной. Во всяком случае, на конъюнктурной основе, в попытках быстро уйти из-под западных санкций, а потом так же быстро вернуться назад, если Запад к нам вдруг подобреет, – не выйдет. И если Пётр долго, тяжело и страшно прорубал в Европу, всего лишь, небольшое «окно», то в случае с огромной Азией одним окном обойтись не удастся. В эту сторону надо рубить как минимум ворота – а точнее, портал, если иметь в виду космические объёмы Азии и сверхсовременный технологический контекст. А также понимать, что без серьёзных конфликтов (военных в том числе) этот путь пройти не удастся, так как Азия – не бросовый товар, не земля, которая до нас никому не была нужна или вообще не открыта. Запад уже сейчас здесь греет сразу несколько «мин» – территориальных конфликтов, которые способны взорвать стабильность во всём восточном полушарии. Многое там давно занято, там масса собственных проблем, которые до этого нам были, скажем честно, неинтересны, поэтому лёгкой прогулки на Восток не будет.

Придётся также понять, что восточный вектор для России – это надолго, лет на триста вперёд, а не просто как вариант пересидеть в Азии плохое настроение Вашингтона, чтобы мгновенно вернуться назад при первом же позитивном сигнале в сторону Москвы. Первое, что нам придётся сделать, и не без серьёзных усилий над собой, так это выбросить из головы тезис, что Азия это «азиатчина», то есть, нечто третьесортное; что это перенаселённый и во многом нуждающийся «третий мир», как казалось многим россиянам, работавшим с как бы продвинутыми западными партнёрами. Ведь когда-то именно здесь, в Китае в частности, были придуманы базовые элементы стратегической культуры человечества: бумага, порох, фарфор и многое другое, чуть ли не само колесо. Потом стратегическую культуру мира стал активно формировать Запад, – даже само понятие «стратегическая культура» придумано именно в США. Именно там появились такие элементы глобального влияния, не разделяющие пользователей на расы и континенты, как джинсы, популярная музыка, небоскрёбы, европейские классические костюмы с галстуками и так далее, что стало главным западным магнитом, на который до сих пор налипают все остальные «опилки». Однако если российский орёл, со скрипом, разворачивает свою правую голову в сторону Азии – куда он не смотрел толком сотни лет и в принципе забыл, как это делается, – то для нас важно, чтобы этот континент вновь стал лидером мира. Так как возврат в никуда, в прошлое нам не нужен. Нам надо, чтобы лучшие умы Азии опять начали генерировать нечто, что перекроет и джинсы, и The Beatles для своего времени, и поставленные когда-то Западом на поток мобильные телефоны, и всё остальное, к чему успел привыкнуть мир за последние века.

Азия должна стать законодателем моды во всём, чтобы иметь сакральное право на первородство. Причём местные разработки ни в коем случае не должны носить на себе специфический азиатский отпечаток, восточный оттенок и колорит, чтобы изначально иметь потенциал для завоевания всего мирового пространства. По той же причине россиянам не стоит, разворачивая голову на Восток, сходу забивать её изучением таинственных иероглифов, так как Азия (и хорошо бы, с нашей помощью) в ближайшем веке должна стать близкой и понятной всем. Азиатские языки – это не главное, не надо сходу тормозить перед этим барьером, не с них начинается Азия. Азия только тогда станет центром мира, когда начнёт генерировать нечто прорывное во всех отраслях человеческой деятельности, и прежде всего в гуманитарной сфере: в моде, музыке, дизайне, а не переделывать чужое, западное, как это происходит сейчас. А Россия должна помочь новым азиатским партнёрам по полной программе, если она действительно желает добиться своего места под завтрашним солнцем. Сейчас для этого – самое время. И не менее важно об этом широко заявить. В этом плане хорошо бы теперь уже самой Азии, а не афроамериканцам, родившим когда-то и джаз, и блюз, и самый последний из популярных стилей «рэп», придумать музыкальный жанр завтрашнего дня. С этого тестового шага Азия вполне может начать своё мирное наступление на всю планету. Сейчас мы дарим Азии эту идею, одну из наших будущих азиатских инициатив. Помимо прочно въевшейся в нас стыдливой оглядки на термин «азиатчина», наше общественное сознание перенасыщено и другим негативным антиазиатским контекстом. Достаточно вспомнить такие «крылатые выражения» как «азиатские царьки» (как будто бы это в Азии были Гитлер с Наполеоном), «Азиопа» (которая почему-то выглядит, на наш взгляд, гораздо хуже, чем вывернутая наизнанку «Евразия») и так далее.

При этом всё европейское – для нас остаётся по определению непревзойдённым, непререкаемым образцом стиля. Достаточно вспомнить хотя бы тот же самый «евроремонт» – слово, которое само по себе стало знаком качества в сознании каждого русского человека.

Проще говоря, для того чтобы эффективно работать с Азией, русским придётся избавиться от традиционной восторженности перед Западом, на деле имеющимся «низкопоклонством» перед всем, что связано с этим понятием, а также перестать заискивать чуть ли не перед каждым европейцем, даже если тот у себя на родине работает дворником. Причём избавиться естественным, а не насильственным путём, не для проформы. А пока что, к сожалению, даже целый ряд самих азиатских – по географическому, научному признаку – стран стремится, во что бы то ни стало, причислить себя не к родине-Азии, не к Востоку, а к Западу, к так называемой «цивилизованной Европе». Показательно и то, что представители российского шоу-бизнеса поголовно берут себе псевдонимы, которые выглядят откровенно по-западному, а не по-восточному, не по-азиатски. Хотя те же китайцы не считают до сих пор для себя зазорным иметь второе, русифицированное, имя. И никто не думает над тем, что в принципе можно сделать наоборот: чтобы европейцы рвались в Новую Азию, как было во времена мрачного средневековья, когда Восток казался им неведомым раем, и это впечатление накаляли рассказы Марко Поло, других «белых» туристов, сумевших в одиночку прорваться в неведомый и сказочный азиатский мир.

Здесь можно вспомнить и русского путешественника Афанасия Никитина, целью которого был, на тот момент, не грязный и больной Запад, а солнечный и счастливый Восток. Поэтому россиянам придётся много работать даже не над тем, чтобы войти в Азию, а чтобы осознание нормальности и перспективности Азии вошло в наше собственное сознание, на клеточный, ментальный уровень. Антиазиатское предубеждение внутри нас должно быть снято раз и навсегда, – и только тогда ворота в Азию откроются перед нами во весь свой размах. Эта работа – не на один год. Эта задача – для таких гуманитарных центров как «Фонд азиатских инициатив», так как без такой простой и понятной философии не будет работать никакая экономика, как бы нам ни хотелось обратного: то есть, просто развернуть оглобли в прямо противоположную сторону и попытаться взять всё по принципу «здесь и сейчас».

Азия – это не наказание для России, не геополитическая ссылка. Азия – это возможность кардинального обновления за счёт соединения российского потенциала с китайскими, индийскими, вьетнамскими, корейскими интересами и значительными возможностями других стран восточного полушария, не забывая и о Японии.

Кстати, даже Вьетнам сегодня далеко не тот, как это представляется, по привычке, многим россиянам, – якобы во всём нуждающаяся страна с большой коммунистической пятиконечной звездой на флаге. Наконец, надо честно признаться самим себе, что, на взгляд европейцев, мы сами прочно выглядим «азиатами». Что они так и не приняли нас в свою семью с распростёртыми объятьями. «Какие азиатские рожи!» – примерно так оценивали гитлеровцы широкоскулые русские лица с относительно неширокими глазами, глядя на фотографии представителей народа, который планировали поработить. Бизнесмены, эксперты, журналисты ведущих стран Азии никогда не скажут россиянам, особенно высокопоставленным, что хорошо видят и соответствующим образом оценивают российские метания из стороны в сторону, особенно последний бросок на Восток. Ведь, скажем, десяток лет назад китайское направление считалось в России неперспективным, а в самой Москве оставалось не более десятка китаистов и китаеведов. Азия, Восток – остро чувствуют российскую конъюнктуру, насквозь видят тех людей, которые вдруг стали говорить о большой любви к азиатам, на которых буквально ещё вчера смотрели с лёгкой восточной улыбкой. Поэтому китайцы и многие другие представители Азии будут вежливо, тонко улыбаться в ответ на ваши «горящие» проекты. Они имеют полное право не развивать их в практической плоскости, так как не уверены в вашей надёжности и основательности. И не надо ни в чём обвинять ваших азиатских партнёров, вспоминая не к месту их якобы природную медлительность, – просто согласимся, что они во многом правы. К огромному счастью, России сегодня не надо строить на Дальнем Востоке свой новый «Санкт-Петербург», как когда-то пришлось Петру I с нуля осваивать Европу. У нас там не голые пространства, далеко не ноль. Достаточно будет придать тому же Владивостоку сверхновый статус и облик. При этом не думаем, что будет правильно застраивать восточную столицу России постылыми, тривиальными прозападными небоскрёбами, – там требуется иная архитектура, которая бы выглядела сверхновой даже в глазах наших азиатских соседей.

К примеру, тот же Санкт-Петербург до сих пор вызывает их восхищённые взгляды только потому, что в исторической части города там нет никаких небоскрёбов, – все «небоскрёбы» петровских, екатерининских и александровских времён как бы положены там набок, во всю длину, а не поставлены «на попа», что и придаёт невской столице такой невероятный колорит. Сегодня надо придумать инновационный архитектурный ландшафт и для Владивостока, тем более его так и так предстоит перестраивать, подгоняя под формат завтрашнего дня, под требования российско-азиатской стратегии. И когда «взойдёт» новый Владивосток, когда вся российская деловая и общественная активность сместится к Тихому океану, тогда о каких-то там западных санкциях Россия забудет автоматически, без всякого насилия над собой. Как длинная китайская дорога начинается с первого шага, так и новые русские Восточные ворота начинаются с первого гвоздя. Главное – безошибочно вбить его в нужное место.

Григорий Трофимчук, Председатель Совета Фонда азиатских инициатив, специально для ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
37.3% Считаю защитником.
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть