Государство против общественного объединения

Способна ли Конституция защищать от информационных домогательств государственных учреждений?
10 июня 2015  20:45 Отправить по email
Печать

Будучи источником права, государство полагает необходимым контролировать деятельность общественных объединений (ОО). Однако общество в норме превыше государства. Поэтому общественные организации полагают необходимым осуществлять контроль над государственными учреждениями. Впрочем, к этому вопросу мы еще вернемся. А пока об одном административном деле.

Это дело Управление Минюста РФ по Республике Татарстан «шьёт» правозащитному центру «Андурский и партнеры» (ПЦ «A&P»), зарегистрированному названным Управлением в организационно-правовой форме «региональная общественная организация».

Чем же региональный Правозащитный центр провинился перед региональным Управлением МЮ РФ (в дальнейшем для краткости «Управление»)? ПЦ «A&P», видите ли, не представил названному госучреждению «информацию об объеме получаемых от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства денежных средств и иного имущества, о целях их расходования или использования и об их фактическом расходовании или использовании».

Простите, но ведь Управление с соответствующим запросом к ПЦ «A&P» не обращалось и оно не доказало, что ОО должно обеспечивать государственные учреждения той или иной информацией без запроса этих, по большей части малополезных, учреждений? И как быть со ст. 30 Конституции РФ, которая гарантирующей ОО свободу деятельности?

Способна ли Конституция защитить ОО от информационных домогательств государственных учреждений?

Мировой судья Ленар Галимов, рассмотревший дело ПЦ «A&P», напомнил об обязанности ОО соблюдать отечественное законодательство, общепризнанные принципы и нормы международного права, а также свои уставные нормы. Действительно, ст. 29 закона от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об ОО» содержит обширный список требований, воспроизводить который не стану ради экономии времени, тратить которое на препирательство с ненавистным государством и его многочисленными и нередко вредоносными учреждениями и организациями мне жаль.

Ограничусь одной только репликой: что мешает Управлению МЮ РФ, располагающему штатным персоналом, взять на себя обязанность по регулярной рассылке соответствующих уведомлений республиканским ОО, учитывая, что некоторые из которых, как, например, ПЦ «A&P» не имеют штатного персонала?

В постановлении, которое судья Галимов принял по делу, он воспроизвел мой довод о том, что необходимую информацию Управление МЮ РФ могло бы истребовать, но оно этого не сделало. Судья Галимов этот довод проигнорировал, из чего следует, что ОО в ущерб своей уставной деятельности самостоятельно должно отслеживать путаное отечественное законодательство, чтобы не нарваться на санкции родимого государства!

Ст. 19.7 КоАП РФ действительно предусматривает административную ответственность за несвоевременное предоставление в государственный орган сведений, предусмотренных законом и необходимых этому органу для осуществления его законной деятельности. Однако ни в КоАП РФ, ни где-либо еще не сказано, что такую информацию ОО должно предоставлять многочисленным потребителям по собственной инициативе, без соответствующего запроса с их стороны.

Воспроизведу соответствующую норму, которую якобы нарушил ПЦ «A&P». Это непредставление или несвоевременное представление в государственный орган, осуществляющий государственный контроль, сведений, представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом его законной деятельности, либо представление в этот орган таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде. Простите, но откуда нам знать, что именно необходимо Управлению для осуществления этим органом его законной деятельности.

При советской власти автор этих строк возглавлял группу телемеханики региональной энергосистемы. И как специалист в области телемеханики должен заметить, что необходимые госорганам сведения ОО могли бы сообщать в спорадическом режиме, который обеспечивает более эффективное использование каналов связи, поскольку эти каналы загружаются только в том случае, если изменяются значения контролируемой информации.

И зачем же требовать от ОО сведений о зарубежной помощи, если такого рода помощи это ОО не получает. Наказывать ОО можно, но только в том случае, если оно получило финансовую поддержку, но не отчиталось о ней перед государством. К слову сказать, п. 2 ст. 582 ГК РФ и не предполагает запрос чьего-либо разрешения или согласия на принятие пожертвований. Что же касается ПЦ «A&P», то он никаких платных услуг оказывать не намерен в принципе и никаких денежных средств, кроме пожертвований, принимать не собирается.

Будучи специальным корреспондентом ИА REX, просил бы Управление сообщить для какой «законной деятельности» ему нужна информация о получении ПЦ «A&P» зарубежной помощи? И в чем, собственно, заключается «законная деятельность» Управления в отношении ПЦ «A&P»? Неужели, боюсь предположить, в том, чтобы создавать помехи его уставной деятельности, которой согласно п. 1.2 Устава служит общественный контроль?

Чтобы исключить первое, просил бы региональную прокуратуру провести соответствующую проверку. И пусть она убедится в том, что Управление не тратит понапрасну бюджетные средства, дублирует прокуратуру, которая обязана контролировать соблюдение всеми, включая НКО, требований отечественного законодательства. Чтобы устранить сомнения во втором, просил бы Управление разъяснить смысл его «законной деятельности», касающейся НКО.

Судья Галимов установил, что ПЦ «A&P, видите ли, не представил информацию «об объеме имущества, получаемого от международных иностранных организации, иностранных граждан и лиц без гражданства». Так мы бы ее предоставили, если бы нас об этом попросили. И разве не ясно, что ПЦ «A&P», у которого пока еще нет банковского счета, не имеет технической возможности от кого-либо принимать какие-либо денежные средства?

Впрочем, этот аргумент на судью Галимова не произвел ровным счетом никакого впечатления. В связи с чем у меня возникает нехорошее предположение. Уж не является ли стратегической целью судьи Галимова пополнение госбюджета за счет ПЦ «A&P»?

В своем постановлении судья Галимов отметил, что при назначении административного наказания он принял во внимание характер совершенного правонарушения и сопутствующие этому обстоятельства. Впрочем, ни смягчающих, ни отягчающих обстоятельств судья Галимов так и не выявил.

Получается, у правонарушения нет никаких обстоятельств. А было ли событие правонарушения?

Все было бы гораздо проще, если бы судья Галимов счел возможным применить к ПЦ «A&P» ст. 2.9. А ведь она допускает освобождение от административной ответственности при малозначительности правонарушения. Но он припаял ПЦ «A&P» административный штраф в размере трех тысяч рублей.

А подумал ли судья Галимов, из каких средств ПЦ «A&P» должен выплатить этот штраф? Ведь никакого имущества у него нет, а платных услуг ПЦ «A&P» не оказывает, полагая, что брать плату за содействие тем, кто ищет справедливости, не допустимо…

Судья Галимов пояснил, что вынесенное им постановление ПЦ «A&P» может обжаловать в районный суд. И это мы сделаем всенепременно. Не рассчитывая, впрочем, на снисхождение. Или кому-то еще не ясно, что общество, интересы которого ПЦ «A&P» представляет, будучи общественным объединением, и государство, консолидированными полпредами которого выступили суд и Управление, – это непримиримые антагонисты?

Право на общественный контроль ПЦ «A&P» имеет на основании закона N 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в РФ», устанавливающего правовые основы такого контроля в отношении органов государственной власти, местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия. И какие бы санкции государство не применяло к ПЦ «A&P», он будет выполнять свои уставные функции…

В норме общество, конечно, должно контролировать собственное государство и все его органы. Правда, на практике наблюдается обратное. А это говорит о незрелости российского общества. А есть ли у него право давать указания своему главному учреждению – государству? – поинтересовался я мнением членов многотысячного Клуба интеллектуалов. 726 человек или 69% участников соответствующего опроса на этот вопрос ответили положительно; 121 человек или 11% допустили такую возможность и только 207 человек или 20% посчитали, что у общества нет права указывать государству.

Подробный отчет о состоявшемся опросе аудитории информационного агентства постараюсь представить в ближайшее время.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

sergeev
Карма: 999
12.06.2015 15:55, #28861
Всё правильно, Ефим, и я желаю удачи в противостоянии с выродившимся госаппаратом.
Ещё правильнее будет, если слово "общество", в применяемом здесь контексте, заменить на слово "сообщество".
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть