Дилетанты и политика

Ответ Ефиму Андурскому
1 марта 2015  21:02 Отправить по email
Печать

Прежде, чем приступить к ответу на вопросы полузабытого мной, но напомнившего о себе Ефима Андурского, обращу внимание вот на что. Ограничиваясь (видимо, по моему совету, который ему давался) правозащитной темой казанского уровня и будучи в этом (как я неоднократно подчеркивал) достаточно убедительным и интересным, Андурский иногда («а черт-то все в душе сидит!») все-таки «высовывался из окопов» и начинал пространные и бессодержательные рассуждения на политические темы, которые всякий раз сводились к надоевшей, заунывной «сказочке» 90-х годов - про гражданское общество, которое якобы учреждает государство. Потом переходил к следующему этапу – ритуальному «ронянию» слез и прочих продуктов жизнедеятельности по поводу того, что общество у нас-де «не сформировалось», и потому государство управляет всем единоручно. Еще одной темой слезливых сокрушений Андурского неизменно становилось обвинение нынешнего российского государства в том, что оно якобы следует «перестроечным» курсом. Ни на что большее – содержательное хотя бы на политическом уровне, не говоря уж о философском, моего оппонента никогда не хватало. Почему? По одной простой причине – начитавшись его опусов до рвоты, я, думаю небезосновательно, пришел к выводу, который ему относительно недавно (где-то в конце января) изложил в одном из комментариев. Сказать что-то «эпохальное», чтобы все вокруг о…, ну, скажем, офигели, ему очень хочется, а вот «мощи» к этому явно недостает: «желания не совпадают с возможностями», как говорил известный киногерой, предлагая выпить за устранение этого досадного недоразумения и намекая при этом на желательность смирения амбиций. Какой именно «мощи» - интеллектуальной, по части эрудиции или просто сообразительности или чего еще недостает Андурскому – судить не берусь. Ему виднее. И ввиду недостатка этой «мощи», рублевый замах на «большие» темы всякий раз у него оборачивается копеечным пшиком, вызывающим справедливые, на мой скромный взгляд, возмущения целого ряда комментаторов. Оправдываясь перед ними, Андурский неоднократно прибегал к самопиару, подкрепляя свою несостоятельность в сфере «мощи» рассказами о том, каким непререкаемым авторитетом он пользуется среди сотоварищи по каким-то там «клубам» и «кружкам», благо проверить соответствие этих рассказов действительности не представляется возможным. А недавно – и это мы процитируем – он, впав, видимо, в раж, подобно токующему глухарю, не слышащему охотничьего выстрела, окончательно потерял бдительность и выдал в свой-любимый адрес пассаж, как говорится, «достойный кистей Айвазовского». «Понимаю, что это не скромно, - “прокладывается”, чувствуя некую неловкость, Андурский, - но я располагаю-таки неслабым (!) интеллектом, который мне был дан Богом с некой, ему лишь известной целью» (http://www.iarex.ru/articles/51533.html). Ну-ну… Надежды девушек питают. И юношей тоже. Я бы, конечно, мог напрячь свой военный юмор и это вот прокомментировать, но думаю это излишне: сильнее, чем сказал о себе сам «клиент», у меня, каюсь, не получится. Мощно задвинул!

Некоторым из критиков Андурского я, дабы соблюсти рамки справедливости, вынужден был указывать на, как мне тогда казалось, личную честность и порядочность нашего спорщика, главной проблемой которого (не буду искать в REX тот пост – времени нет, но он несомненно сохранился) я называл внутреннее фундаментальное противоречие между этой самой личной честностью и порядочностью и следованием либерально-правозащитным догмам не только в практике отстаивания интересов конкретных граждан, но и в теоретическом плане – как мировоззренческой основе. Вот об этой мировоззренческой основе мы сейчас и поговорим, раз уж эта полемика мне навязывается в тот момент, когда она мне с точки зрения занятости менее всего нужна. Нет, я и сейчас убежден в личной честности и порядочности моего оппонента, но как аналитика меня напрягает (и потому применительно к этим его качествам я выше употребил «казалось») именно это, выбранное им время очередной попытки возвращения к «большим» темам, которые ему  объективно не по зубам. Что видно невооруженным глазом и далеко не только автору этих строк.

Время это – убийство Немцова и связанный с ним всплеск общественных эмоций, особенно среди неадекватной – невменяемой и «озабоченной» - части либеральной публики. Поскольку «весеннее обострение» у этого специфического контингента началось заранее, до обозначенного нами события и, главное, НАМНОГО РАНЬШЕ ОБЫЧНОГО – и Андурский, кстати, вместе с этой публикой «проснулся» тоже отнюдь не вчера, то могу ли я, подчеркиваю – КАК АНАЛИТИК – сделать сугубо аналитическое предположение следующего содержания. Что агентура западного влияния, которую представляет собой правозащитное движение, была, как бы это выразиться, активизирована ЗАРАНЕЕ, ЗАБЛАГОВРЕМЕННО, К ОПРЕДЕЛЕННОЙ ДАТЕ, имея в виду задуманную на канун «весеннего марша», сроки которого были обнародованы еще три недели назад, КРУПНУЮ ПРОВОКАЦИЮ? Чтобы, как только такая провокация случится, без раскачки броситься в бой за возвращение утраченных позиций в общественном сознании?

В своей предыдущей статье я привожу объективные результаты некоего Интернет-расследования, которое выявило интересный факт: живо обсуждать гибель Немцова, обвиняя российские власти, либерально-правозащитно «озабоченная» публика принялась как минимум за полтора часа до самого покушения, еще в 21:54 по московскому (?) времени. А сведения о гибели Немцова в той же «Wikipedia» были помещены еще раньше – в 21:38, а к 21:45 – уже были дважды скорректированы, хотя следы этих манипуляций в сети сохранились (http://www.iarex.ru/articles/51559.html).

Так вот, возвращаясь к Андурскому, не имеем ли мы случай, при котором отнюдь не любимая Ефимом «горизонталь» гражданского общества, а незримая «вертикаль» по управлению им из-за бугра «включила» процесс, активизировав своих «симпатизантов» к определенному событию – данной провокации? При этом я ни в чем не хочу обвинить ни лично Андурского, ни его «коллег по цеху», большинство которых, как и он сам (за исключением натуральной агентуры, действующей «в светлую»), используются этой «вертикалью», о которой им разумеется ничего не сообщается, «втемную» и на совершенно безвозмездной основе, путем беспардонной эксплуатации их либерально-правозащитной «озабоченности»?

Или моя такая, повторяю, АНАЛИТИЧЕСКАЯ ГИПОТЕЗА не имеет права на жизнь? Или, даже если она неверна, я не имею права ее выдвинуть? Я-то ведь, выдвигая ее, не догадываюсь о ее возможной «неверности». И если заблуждаюсь, то делаю это как Ефим – добросовестно, тоже, как говорится, «втемную»…

От «присказки» постепенно переходим к «сказке».

«Кто и зачем учредил Российскую Федерацию», - требует от меня ответа Андурский.

Это не такой простой вопрос, как кажется, и, главное – не однозначный.

Поскольку РФ – правопреемница прежних форм российской государственности, то этот вопрос логичнее было бы задавать историкам, хотя и в их рядах единого ответа не существует. Разброс мнений весьма широк – от VI до X веков от Р.Х. Вопросы «кто», а тем более «зачем» в этой ситуации – из области догадок. Особенно «зачем», потому что с таким же успехом можно прицепиться к Андурскому или к Павленко с вопросом, зачем они создали семью? Вроде и понятно, но схоластика всегда загоняет в тупик, особенно с юридически-правовой точки зрения. Но поскольку я не юрист, а политолог, то выделяю в любой проблеме кроме формально-правовой стороны вопроса еще и политическую, историческую, философскую. Как христианин, подчеркиваю еще и нравственную.

Вот по этим позициям и пойдем.

Исходя из действующей Конституции Российской Федерации, «носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ» (Ст. 3.1). Источник власти и источник государственности – далеко не одно и то же, но с определенной натяжкой, обходя «крючкотворные» зацепы, «кто» можно приравнять к народу. Но если мы признаем, что Россию, как и любое государство (подобная норма в конституциях содержится повсеместно) создает народ, то мы просто обязаны – в русле нашей полемики – подчеркнуть, что народ отнюдь не идентичен обществу. Общество – лишь часть народа. Оно объединяет определенные интересы, и это объединение (объединения) основываются отнюдь не на общей идентичности, то есть не на присущих народу единстве происхождения, языка и культурной общности, а также духа. Отличие народа от общества видно по разнице определений, скажем, из философского энциклопедического словаря (2006 г.). Сравнение выделенного несколькими строчками выше определения народа с определением общества («группа людей, создавшаяся благодаря целенаправленной и разумно организованной совместной деятельности», которая «не объединена столь глубоким принципом, как в случае подлинной [народной. – Авт.] общности») это показывает. Я, кстати, этот пример приводил в предыдущих раундах полемики (у кого есть терпение искать – могут убедиться), но политика тем и отличается от остальных сфер, что «дважды два – четыре» в ней необходимо повторять не один и не два, а если нужно десятки раз, потому, что не до всех доходит, а кое-кто вообще неспособен воспринимать ничего, что не соответствовало бы накрепко вбитым в него догмам.

«Гражданское общество» же – еще более узкая часть народа. Она исчезающе мала даже по сравнению с обществом, не говоря уж про народ. Это – не просто граждане, это – ОРГАНИЗОВАННЫЕ ГРАЖДАНЕ.

Организованные – кем? А вот это, как говорится, большой вопрос, имеющий прямое отношение к поднятой мной выше теме агентуры влияния – хоть «светлой», хоть «темной».

Перейдем из формально-правовой плоскости в политическую и представим себе пирамиду в несколько горизонтальных уровней: власть – элита – бизнес – силовики – НПО – обычные люди. Самая крупная – нижняя часть, обычные люди; она занимает примерно 85%, все остальные «слои» - верхние 15%. Место гражданского общества – в слое НПО. НПО, по сути, и есть гражданское общество, но поскольку состоят в таких НПО максимум 1-1,5% граждан, то и численность гражданского общества ограничивается этим пределом.

Поскольку в нашей стране большинство НПО – заведомо прозападные, а многие – еще и прямая агентура влияния, существующая на западные гранты, постольку значительную часть российского «гражданского общества» и обязали регистрироваться «агентами». Что ей очень не понравилось, и от чего она всячески открещивается любыми способами – от банальной «несознанки» до публичной демагогии. Нынешние, в связи с убийством Немцова, вопли этой агентуры (в которую, заметим, входит значительная часть правозащитных организаций) насчет того, что «проповедовали ненависть – получили насилие» - от лукавого, потому что завыли ровным счетом тогда, когда эту мысль озвучил в Твиттере экс-посол США в Москве Майкл Макфол. По команде, стало быть, взвыли и «загудели» как мартовские коты. Кроме того, насилие было и раньше, вспомним 6 мая 2012 года; насилие, причем организованное - неотъемлемая часть «агентурной» части «гражданского общества», которая от раздатчиков грантов получила установку: «валить Путина», стоящего на их пути к мировому господству. И они этим и занимаются, устраивая «марши» и прочие сеансы политического и не только стриптиза.

Существует и другое гражданское общество, например, те организации – не будем детализировать, которым, как неоднократно намекал Сергей Кургинян, удалось в начале лета 2014 года поставить в необходимом количестве по своим каналам необходимые «изделия» на юго-восток Украины. И превратить сопротивление ополчения из сугубо местнического и партизанского во все более централизованное и организационно оформленное. Или то гражданское общество, которое, как «Суть времени» того же Кургиняна сумело 15 марта прошлого года в натуральном смысле «перейти дорогу» на Бульварном кольце московским бандеронацистам из той части «гражданского общества», которую славит Ефим Андурский. И не допустить установку ими палаток на Проспекте Сахарова с целью организации «московского майдана».

Но из этих рассуждений вытекает – и это действительно правда, что нет единого гражданского общества, в отличие от народа. Есть подлинное гражданское общество – тот же ОНФ, например, или «Суть времени», или тот «военторг» и те «отпускники», что спасли героическую Новороссию, волонтеры, помогающие ветеранам и т.д. А есть квазигражданское общество, занятое разрушением своей страны под лозунгом «демократии и прав человека», которому, ввиду упомянутого мною противоречия между личной порядочностью и приверженностью несовместимым с русской и российской традицией западным стандартам, присягает Ефим Андурский.

Коль скоро мой оппонент постоянно апеллирует к христианской проблематике, объясню на ее примере принципиальность разницы российских и западных ценностей, исключающих не только восприятие нами последних, но и превращающих эти «последние» в инструмент разрушения России. Какой главный праздник в католичестве? Рождество! А в православии? Пасха! В чем разница? Запад прежде всего славит само рождение Спасителя – Бога в образе человека, в то время как Восток в лице России – его метафизическую МИССИЮ СПАСЕНИЯ человечества. Для Запада же Спасение – второстепенно, Запад вдохновлен формой, но никак не содержанием. Чтобы «выправить» христианство, превратив его из левого, по сути, революционного течения, ниспровергающего устои Древнего Рима, в фундамент новых УСТОЕВ христианского миропорядка, потребовалось четыре с половиной столетия. И восемь Вселенских Соборов, на которых именно этим и занимались. Участие Запада в них не всегда было формальным, иногда ему даже приходилось (и удавалось!) «выпрямлять перегибы» Востока, например с иконоборчеством в Византии, но это были эпизоды. Итогом фундаментального неприятия Западом итогов работы по превращению христианства в УСТОИ и стала Великая Схизма 1054 года. И именно потому, уже с XV века, именно на Западе началась настойчивая и напряженная работа по фактическому уничтожению христианского наследия именно как МЕССИАНСКОГО («поработали» и до XV в. достаточно вспомнить орден тамплиеров). А Восток интересовала тем временем именно МИССИЯ.

Противоречие между индивидуальным и коллективным Спасением, которое, как я предполагаю, Андурский и собирается обыгрывать, обсуждая свое отношение к Спасителю, - не его изобретение, это спор столетий. И в России он в целом был решен еще в XIX веке в наследии митрополита Филарета Московского (Дроздова), проповедовавшего, что наряду с Небесным Отечеством Спасителя существует и земное Отечество - наша Родина. И путь к небесному Спасению пролегает через земное Спасение Родины. На Западе же земное Спасение – «по барабану»; отсюда, из абсолютизации индивидуального Спасения и противопоставления его коллективному, и вынырнул в свое время подогретый Реформацией и Просвещением миф о приоритетности индивидуальных прав и свобод над коллективными. В этом и заключается причина категорических несовпадений и несовместимых противоречий России и Запада, и если кому-то кажется, что оно может быть преодолено и преодолевается, то ему должно быть ведомо, что произойти это может только одним способом. Если кто-то из спорящих откажется от своего «я» - Запад от пост-традиции, Россия – от подлинной традиции и от своей роли Катехона – удерживающей человечество от падения в пропасть. Движение в пропасть и «потепление» в России к Западу как раз и объясняются тем, что в большей мере отказывалась в последнее время Россия. Между тем еще Константин Леонтьев в XIX веке предлагал «отойти в сторону и не мешать грохочущему поезду Запада проследовать в пропасть».

Все подробности и нюансы этих фундаментальных отличий восточного христианства от западного, а также между вытекающими из них подходами, на мой взгляд очень удачно, в захватывающей форме художественного произведения, изложены известным писателем Владимиром Карпецом в романе «Любовь и кровь», который был опубликован в 9-м и 10-и номерах «Роман-газеты» за 2011 год (прошу не считать это рекламой, почитайте – оно того стоит, многое поймете и еще больше узнаете!).

Если же вернуться к УСТОЯМ, то Россия – не партнер, а жесточайший исторический оппонент Запада и всех его индивидуалистических начал. И не «часть Европы», а альтернативный Запад – для остальной части мира, как это видится, скажем, на Востоке. «Форма есть деспотизм внутренней идеи, не дающий материи разбегаться. Разрывая узы этого естественного деспотизма, явление гибнет…, - пишет К.Н. Леонтьев в программном труде “Византизм и славянство”. - Тот, кто хочет быть истинным реалистом именно там, где нужно, тот должен бы рассматривать и общества человеческие с подобной точки зрения. Но обыкновенно делается не так. Свобода, равенство, благоденствие (особенно это благоденствие!) принимаются какими-то догматами веры и уверяют, что это очень рационально и научно! Да кто же сказал, что это правда? Социальная наука едва родилась, а люди, пренебрегая опытом веков и примерами ими же теперь столь уважаемой природы, не хотят видеть, что между эгалитарно-либеральным поступательным движением и идеей развития нет ничего логически родственного, даже более: эгалитарно-либеральный прогресс есть антитеза процессу развития. При последнем внутренняя идея держит крепко общественный материал в своих организующих, деспотических объятиях и ограничивает его разбегающиеся, расторгающие стремления. Прогресс же, борющийся против всякого деспотизма сословий, цехов, монастырей, даже богатства и т.п., есть не что иное, как процесс разложения, процесс того вторичного упрощения целого и смешения составных частей, о котором я говорил выше…» (выдел. – Авт.).

Как действуют в критические моменты забугорные «пастухи» нашего квазигражданского общества?

Вернемся к описанной мной пирамиде и возьмем в толк, что она делится не только по слоям, но и внутри каждого слоя. По классической типологии итальянского социолога Вильфредо Парето (конец XIX – начало XX вв.), внутри каждого из слоев, относящихся к элите – власти, собственно элиты (или «тусовки»), бизнеса, силовиков, НПО, существуют собственные расклады. Парето выделяет три основные страты – элиты, контрэлиты и антиэлиты (четвертая категория – не-элиты – это те 85%, что внизу пирамиды).

Иностранные центры, подрывая стабильность в стране оранжевыми средствами, воздействуют не на всех, а, во-первых, на верхние 15%, а во-вторых, внутри этих 15-ти – прежде всего на антиэлиты и, частично, на контрэлиты. Силовиков соответствующих они «отключают», а НПО и бизнес, напротив, «включают». И мы получаем феномен совокупного симбиоза МХГ (Московской Хельсинкской группы) с «коллективным Ходорковским». (Ну кто, скажите мне, не знает, что Ходорковский до своего ареста занимался чистой политикой, разрабатывая через имевшийся в его распоряжении аналитический центр, возглавлявшийся определенными людьми из КПРФ, разработкой проекта [!] парламентской республики?).

Против власти внутри элиты начинается бунт (причем, бунтари сами включены во власть). (Ну кто не знает или забыл, что в 2011-2012 гг. все эти «болотные» манифестации имели своей штаб-квартирой администрацию президента и лично Наталью Тимакову, супругу журналиста и «эксперта» Александра Будберга, что Тимакова очень дружна с Татьяной Дьяченко, Светланой Медведевой и владелицей информационного холдинга «Дождь» Натальей Синдеевой?). «Включенные» НПО выводят на улицы «массы», актив которых проплачен «включенным» же бизнесом («хомячков» ведут «втемную»). А «отключенные» силовики с них уходят – вот вам модель оранжевого переворота. Хоть по-киевски 2014 года, хоть по-московски 1991–го, хоть по-каирски, по-ливийски и пр. Если же силовики не «отключаются», мировые СМИ обходит информационная картинка «народ против власти», превращающая сопротивляющуюся власть в «кровавых диктаторов», разве не так? И требуется альтернативное, настоящее гражданское общество (Поклонная гора против Болотной площади), чтобы эту картинку опровергнуть. Приведенный пример, обратим внимание, показывает множественность «гражданских обществ». Или Андурский откажет 150-ти тысячам, собравшимся 4 февраля 2012 года на Поклонной, в гражданственности?

Если же на условную «Поклонную» никто не выходит, то на Болотную мигом бегут, точнее перебегают, уже чиновники, причем, с каждым днем все более и более высокого уровня. Некоторые из них весной 2012 года вели тайные переговоры с Вашингтоном о взятии американцами под контроль в случае хаоса российских ядерных объектов. Ясно, чем пахло?

Итогом «болотного» шабаша стал приход представителей «гражданского общества» к президенту Дмитрию Медведеву, во время которого некто Сергей Удальцов предложил ему отменить президентские выборы, сохранить за собой власть на два «переходных» года, а потом передать ее представителю «демократического» круглого стола. А за три месяца до этого эта же тема «круглого стола» обкатывалась в Хельсинки, на форуме с участием нашей «гражданской» оппозиции и западных политиков немалого уровня, например Ги Верховстадта, экс-премьера Бельгии, главы одной из фракций Европарламента. В Хельсинки тоже ездили представители «гражданского общества» (олицетворявшегося сановной физиономией Михаила Касьянова)?

«На крайняк» ситуацию подстраховывают «включенные» компрадорские силовые группы – по типу сербского «Отпора» или украинских «Поры» (2004 г.) и «Правого сектора» (2014 г.). Это тоже продукт деятельности посаженных на гранты из американского посольства НПО. Помните полтора «лимона» евро, изъятые у Ксении Собчак утром антипутинского марша оппозиции? Почему они были разложены по конвертам? Чьи фамилии на конвертах были написаны?

А предназначались они именно боевым группам, которые работают «по предоплате» - утром деньги, вечером – стулья (бардак в Москве). Не раздали денег, потому что вовремя успели изъять их у «гражданского общества», – не случилось бардака, вот и вся недолга.

Вот тут-то мы и подходим к тому, что вызвало у Андурского в моем комментарии такую обиду. По-настоящему консолидировать общество может только АВТОРИТЕТНАЯ власть. Или такая же АВТОРИТЕТНАЯ оппозиция, способная стать властью, если власть рухнет. Но такая оппозиция способна получить поддержку народа, особенно сейчас, только если будет ТРАДИЦИОННОЙ, то есть антизападной. Бедный Андурский! Путающий термин «авторитетный» как антитезу термину «авторитарный» с «авторитетами» в криминальном смысле этого слова, на что он намекает. Это ж как нужно было быть «ушибленным» 90-ми годами и ничего из них при этом не вынести, чтобы, понимая «авторитет» только в малиновым пиджаке с золотыми пуговицами, тем не менее ратовать за возврат к 90-м же, поощряя «учреждение государства» обществом – организованной «втемную» извне, по интересам, общностью квазиграждан?

Между тем, формула общественной консолидации, на что я ему и указал, очень доходчиво была изложена Михаилом Шолоховым, который на вопрос о культе личности И.В. Сталина коротко ответил: «Культ – был. Но была и личность!». Так вот если есть ЛИЧНОСТЬ ВОЖДЯ – будет и ее культ. Культа Ельцина, например, не было, потому, что не было личности. Нравится Андурскому – не нравится, Россия ТАК устроена. Он считает, что она от этого несчастлива? Но почему-то, как только она начинает пытаться жить иначе – летом 1917 года или в 90-е годы, все идет юзом. Не получается у России по-другому жить. Другая цивилизация. Не Запад! Объективно же мера счастья или несчастья народа оценивается продолжительностью его существования в истории. И если уж «по гамбургскому счету» отвечать на вопрос, «зачем государство?», то именно затем, чтобы историю продлевать. Обеспечивать не пресловутые «блага» ныне живущим (как бы им того ни хотелось), а неразрывную связь времен, продлевая времена на основе соборного принципа единства всех поколений – прошлых, нынешних, будущих. И вместе со своими временами продлевать времена человечества, как Катехон. Определяться в пространстве и во времени в соответствии с именно этими, концептуальными, а не сиюминутными потребленческими, императивами. Руководствоваться историческим, геополитическим и метафизическим мышлением, а экономическим – в зависимости от соответствия (несоответствия) предлагаемых мер этим трем.

Ведь и «поколебал-то» представления о Катехоне у нас кто? Владимир Соловьев в работе «Три силы» (центробежная, центростремительная, Божественная)? И что предложил взамен? Модель глобального устройства с разрушением государств и передачей политической власти российскому императору, а духовной – папе римскому. Не так? А могла ли русская императорская власть существовать в отрыве от русского православия? Нет, конечно, «привет» Соловьеву из далекого далека! Вот до чего доводит увлечение европейскими «штучками» в теории. А на практике оно ведет к краху февраля 1917 года и августа 1991-го. Федор Тютчев предупреждал: «Как перед ней ни гнитесь, господа, / Вам не сникать признанья от Европы. / В ее глазах вы будете всегда / Не слуги просвещенья, а холопы!». А американский посол в Питере времен Февральской революции Фрэнсис констатировал, что установившийся режим «демократии» представляет собой «внешнее управление с согласия самих управляемых». Мой оппонент к этому же зовет?

Андурский со своим мировоззрением – типичный либеральный эгоист: неважно, что предки от стыда и ужаса в гробах вертятся, неважно, что будущее не рождается (и не родится), «лишь были б желуди, ведь я от них жирею!» (не про него лично, про его подход). «Умри ты сегодня, а я завтра!», - вот эквивалент этого подхода. Ну и что в нем русского? Российского? Советского, в конце концов?

Ни-че-го! Западный чистоган «желтого дьявола», да и только. И Маркс, который просто доступно изложил эту мысль, здесь не причем. До этого, если бы не правозащитная «упертость» Андурского, и без Маркса додуматься вполне можно было!

Никогда, Ефим, слышите? НИ-КОГ-ДА в России общество не будет «учреждать» государство. Его будут создавать народ, объединять и вести вперед выдвинутые народом вожди, способные уловить, понять, сформулировать и выразить коллективную волю народа, дыхание и поступь Ее Величества Истории. Не будет по-другому, сама эта воля не выразится и не организуется иначе, чем в разрушительной форме пугачевщины. Вы со своими «интеллектуалами» из «клубов» хоть мозги наизнанку выверните себе, хоть лопните – не будет и все! Не вы первые, не вы последние. Потому, что когда и если ТАКОЕ вдруг произошло бы (специально не «каркаю» «произойдет») – Россия немедленно КОНЧИТСЯ. Как кончилась бы в 1917 году, не приди к власти большевики, и в конце 90-х, если бы Ельцина сменил, скажем, покойный Немцов, как ему то обещали. Европейский выбор, европейские принципы, европейское мироощущение, европейское мировоззрение – СМЕРТЬ РОССИИ. Я уж не говорю про геополитическую сторону вопроса, где Eur-…OПА – маленький западный аппендикс (если не еще какой пикантный отросток) громадной России-Хартленда, сердца Евразии.

И не власть, которая всеми силами упирается, отстаивая российский суверенитет, национальные интересы, ведет дело к «перестройке», а Вы, Ефим! Вы – главный «перестройщик», с себя и начните свою критику. Именно Вы, по-перестроечному переворачивая все с ног на голову, хотите внедрить на нашей земле пошлые euro-пейские стандарты антихристианских «прав человека», которые, заметим, на самом Западе давно уже подменили содомитскими «правами меньшинств»! (См. Гуманистический манифест, Декларацию принципов толерантности ЮНЕСКО, ооновско-социнтерновский доклад Карлссона-Рэмфала «Наше глобальное соседство» и множество других документов – их есть у меня, и они мной, в отличие от Вас, изучены и описаны; Всеобщая декларация прав человека – и та не более, чем список с уэллсовской «Универсальной декларации», не знали?).

Другое дело, что власть не едина, в том числе внутри себя. Электоральный итог 2012 года был достигнут в страшной борьбе и тяжелейшей ценой, одним из пунктов которой по-видимому стал негласный «компромисс» на первый срок до 2018 года. «Клиент», которому предложили Думу, «чисто конкретно» уперся так, что подвесил вопрос «на волоске» почти до последнего дня, отвоевав свое. И чтобы переиграть эту партию сейчас, требуются ВРЕМЯ, а также передышка на Украине. И много еще чего, в том числе… как бы это сказать, чтобы не было слишком откровенно…, укрепление настоящего гражданского общества в противовес раскрученному, начиная с ельцинских времен, квазигражданскому, право- и левозащитному.

Эту, завершающую, часть ответа Андурскому я адресую уже не только ему, но и тем, кто напирает на классовую составляющую нынешних противоречий – такие комментаторы были. Заблуждение ваше вот в чем. Есть два пути: «до основанья, а затем» - это простой, как мычание, путь, после которого обычно все заканчивается разрушением, и ничего не строится. Октябрь 1917 года – исключение в главном – все УЖЕ было разрушено, и шла мировая война империалистических хищников, которые сейчас выступают единым фронтом. Сегодняшняя реальность – это не финальная часть Первой мировой, а Крымская война, где мы оказались один на один с объединенным Западом.

Второй путь: поддерживая власть в ее государственнических устремлениях, укреплять суверенитет и потихоньку готовить будущую трансформацию. Территориальный принцип этой трансформации прост – ни шагу назад, только вперед, как в Крыму. Но с умом и не «в лоб». Во внутренней политике… Знаете, критика бывает разной – огульной и адресной. Огульная подрывает государственность, играя в пользу врагов (только не надо наивных сказок про «все люди братья»); адресная, направленная острием против начальствующих либералов, - облегчает трансформацию тем, кто ее давно задумал, готовит, но кому недопустимо ошибиться. Ибо другого пути вперед, кроме «шажок за шажком» не существует, а назад покатиться и свалиться в пропасть можно, совершив хотя бы одну серьезную ошибку. Например, ввести войска на Украину, проиграв все и сразу.

Кому-то не понравилась советская реальность и решили ее «поменять»? Поменяли? Ну и как? Довольны – кроме откровенных компрадоров? Думаете, сейчас иначе произойдет? Виноват, произошло бы?

Идет сложнейшее маневрирование, осуществляемое в условиях натянутой, как струна, внешнеполитической обстановки. Лозунг «поражения собственной власти» в этой борьбе, остроту которой отражает сложность маневрирования, - хуже преступления. Это – ОШИБКА!

Контрольный вопрос здесь такой: кто НЕ понимает, что Крым стал Рубиконом? Что точка невозврата пройдена? Что мосты сожжены и обратного пути нет? Что единственным императивом Запада на российском направлении глобальной политики по всему по этому является «валить Путина»?

Хорош или плох Путин – это на вкус каждого, он в конце концов не червонец, чтобы нравиться всем. Но – вот парадокс – нравится 85% (тем самым, что составляют народное, именно народное – без кавычек - основание нарисованной мной виртуальной пирамиды?). Поэтому если и не нравится, то имеется ли понимание, что «валить» - это действовать в интересах Запада, против собственной страны? Ну нет у Запада никакой более актуальной задачи – ни на Украине, ни в Сирии. «Свалить» для Запада - значит, разом решить все задачи, развязать все узлы, разблокировать все тупики своих многочисленных авантюр. И избежать глобального краха под обрушившимся навесом виртуального многотриллионного долга.

Какая, к чертовой матери, «перестройка»? Вы в своем уме? «Перестройка» - это ликвидаторство, а этим здесь и не пахнет! Только не нужно свой жалкий уровень понимания больших проблем выдавать за истину в последней инстанции. И если Андурскому привиделась «перестройка», так пусть разует глаза или, на худой конец, перекрестится – перестанет казаться!

Если же упрямо гнет свою линию – значит, дело не в «кажется». А в одном из двух – либо той «немощи», с которой я начал, либо в умысле. Злом или нет – зависит от того, как используют - «в светлую» или «втемную».

Но самый главный (и фатальный) парадокс здесь в том, что если с морально-нравственной точки зрения разница между «глупостью и предательством» (по Милюкову) существует, то с практически-политической – ее НЕТ! Потому, что результаты глупости и предательства – либо одинаковые, либо, как правило, выясняется, что глупость обходится намного тяжелее.

Именно этим и опасны в политике дилетанты.

 

Павленко Владимир Борисович – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем, специально для REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

sergeev
Карма: 999
02.03.2015 09:13, #28026
При чтении эту статьи, у меня сразу стали возникать стойкие ассоциации с аналогичными статьями Ленина - яркими, хлёсткими, "разжёвывающими" позицию оппонента и раскладывающими всё "по полочкам". Горячность и непримиримость Ленина иногда не была понятна даже близкому кругу его единомышленников.
Излишне говорить, что стиль и и аналитическая содержательность ленинского типа милы моему сердцу.
Ефиму Андурскому, как он мне представляется по моему скромному заочному знакомству с ним, - должно быть не с чем спорить в этой статье. Но ведь часто бывает, что в силу характера ли, манеры ли поведения, особенностей "понятийного аппарата" человек внешне воспринимается иначе, чем он есть в содержательном плане. В этом - повод отнестись к собственной персоне критически и попытаться привести "свою форму" в соответствие со "своим содержанием".
Pavlenko.V
Карма: 132
02.03.2015 10:00, #28027
В ответ на комментарий sergeev #28026 (02.03.2015 09:13)
Излишне говорить, что и я с глубочайшим уважением отношусь к В.И. Ленину, и с тем большим, чем дольше живу в современности и понимаю стопроцентную актуальность его наследия и методов, пронесенных уже через столетие. И, следовательно, себя оправдавших. Именно поэтому считаю Ваш комментарий непродуманным и нескромным. Извините, с уважением, В.П.
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть