Почему не стоит надеяться на правосудие

10 января 2015  20:41 Отправить по email
Печать

Надеяться на правосудие можно. Но только не в тех случаях, когда одной из сторон является орган государства. Потому что и суд является органом государства. И потому что цель российского правосудия отнюдь не сводится к достижению справедливости. Настоящей его целью служит защита интересов государства. Нередко – ценой попрания интересов общества в целом.

Как уже говорилось, районное Управление ПФР решило отжать в свою пользу часть трудовой пенсии автора этих строк. С этой целью оно применило свой излюбленный прием, воспользовавшись пробелом в законе N 212-ФЗ «О страховых взносах в ПФР…». И мотивировало это тем, что названный закон, видите ли, не запрещает обязывать работодателей подвергать государственном пенсионному страхованию работников даже в том случае, если с ними уже произошел тот или иной страховой случай.

Логика ПФР, понуждающего работодателей страховать старых работников от старости, а имеющих инвалидность – от утраченной трудоспособности, подобна идее страхования от смерти умершего домашнего животного. Объясняя эту логику принципом позитивного права (разрешается все то, что прямо не запрещено), ПФР ссылается на то, что законодатель не запрещает обязывать работодателей страховать трудовую «некондицию» в системе обязательного государственного пенсионного страхования. Как, впрочем, и не разрешает это делать.

В законе о страховых взносах в ПФР нет оговорки о страховании такой некондиции, но я бы не стал называть это пробелом. В самом деле, почему законодатель должен регулировать очевидное? Но, если отсутствие такой оговорки ПФР считает пробелом, ему следовало бы использовать принцип правовой определенности, в соответствии с которым разрешено лишь то, что разрешено, а запрещено все то, что запрещено. И действовать в строгом соответствии с законом. А если закон ничего не говорит о возможности (или невозможности) страхования трудовой некондиции, нужно использовать ст. 6 ГК РФ. В ней есть совершенно четкое указание, как следует поступать в тех случаях, когда предусмотренные ГК РФ отношения прямо не урегулированы законодательством (или соглашением сторон), если отсутствует применимый к таким случаям обычай. И, если это не противоречит существу упомянутых отношений, нужно применять гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона), а в случае невозможности использовать аналогию закона, права. И определять обязанности сторон, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права), учитывая требования добросовестности, разумности и справедливости.

Отсюда вопрос, ответ на который автор этих строк намерен получить в суде, поскольку он, то есть суд, обязан, рассмотрев соответствующее заявление, установить факт, имеющий юридическое значение: соответствует ли принципам добросовестности, разумности и справедливости понуждение работодателей к страхованию трудящихся стариков и инвалидов в системе обязательного государственного пенсионного страхования?

Факт этот обязательно нужно установить, чтобы понять, следует ли считать обязательным страхование тех работников, в отношении которых страховые события, предусмотренные системой обязательного пенсионного страхования, уже произошли?

Автор этих строк – специальный корреспондент ИА REX обратился к адвокату Ч. с просьбой оценить перспективы судебного решения. Адвокат сказал, что, скорей всего, вам ответят, что страхование трудовой «некондиции» – это благо для работающих пенсионеров. Оно позволяет ежегодно пересматривать размер их пенсии. Суд, вероятно, сошлется на то, что неработающие должны содержать работающие.

Комментарий №1. Думаю, во-первых, что работающие пенсионеры сами могут определять, что им во благо, а что – во вред. Я, например, никакого блага не увидел в том, что у меня – неработающего пенсионера ПФР отнял существенную часть трудовой пенсии. Потому, что я – инвалид II группы не снял с регистрации свое ИП. Должен, во-вторых, пояснить, что страховщиком в системе обязательного государственного пенсионного страхования является государство, а вовсе не ПФР. Функция этого государственного учреждения сводится к накоплению государственных страховых резервов. Таким образом, пенсию нам платит государство, а оно по своим обязательствам как страховщик отвечает всем своим достоянием (значительная часть которого была разбазарена вследствие перестройки).

Как рассказывает адвокат Ч., в пяти случаях, когда ему пришлось вести дела подобного рода, люди поплатились за то, что, фактически не занимаясь предпринимательством, имея нулевой доход, своевременно не прекратили регистрацию ИП. Но по букве закона придраться было не к чему, ведь обязанность платить порождает сам факт регистрации ИП.

Комментарий №2 Адвоката нетрудно понять. У него свой бизнес. Это значит, что ему нужно «работать с судом». А мне – с ним воевать. За справедливость. Думаю, что адвокат должен был бы согласиться с тем, что суду, разрешая спор пенсионера с ПФР, следовало опираться не на фантазии ПФР о позитивном праве, а на закон. И если уж закон не дает прямого ответа на вопрос о страховании «трудовой некондиции», применить ст. 6 ГК РФ. Но это было бы невыгодно государству.

Суд, как считает адвокат Ч., в отечественной правовой системе ограничен применением норм права. У нас не саксонская система, в которой суды сами создают прецеденты, становящиеся нормами права. Поэтому он согласился со мной лишь в том, что закон плох…

Комментарий №3. Адвокат Ч. не дал согласия раскрыть его фамилию, потому что избегает публичности. А я пишу потому, что стремлюсь к справедливости. И мне импонирует принцип неотвратимости закона. Пусть даже его применение и не соответствует интересам государства, не стесняющегося обирать работающих стариков и инвалидов.

Адвокат Ч. обращает внимание на то, что районное УПФР – это лишь звено огромной (крайне неэффективной и не слишком порядочной. – Е. А.) государственной системы. Да, это звено неукоснительно выполняет предписания ПФР. А он, по словам адвоката Ч., очень жестко отслеживает их выполнение.

Комментарий №4. Не факт, что суд понудит ПФР к применению ст. 6 ГК РФ. Мне же в этом случае не останется иного, как готовить запрос на имя генерального прокурора.

Адвокат Ч. не разделяет моего оптимизма в связи с идеей обращения в суд. В порядке особого производства. С целью установления факта, имеющего юридическое значение. И заключающегося в том, что понуждение работодателей к страхованию трудящихся стариков и инвалидов в системе обязательного государственного страхования не соответствует предусмотренным ст. 6 ГК РФ принципам добросовестности, разумности и справедливости пенсионного страхования.

Адвокат Ч. рекомендует обратиться в КС РФ с жалобой на несоответствие российской Конституции положений ФЗ-212. А заодно обжаловать несоответствие Конституции РФ правоприменительной практики по делам этой категории.

Комментарий №5. Да мне известно, что в порядке ст. 262, 264 ГПК РФ устанавливаются лишь те факты, которые порождают, изменяют и прекращают правоотношения при отсутствии спора о праве. Именно поэтому я не стану зря терять время и заявлю именно иск. Или, что еще лучше, опираясь на ст. 45 ГПК РФ, и действуя в качестве руководителя зарегистрированной региональной общественной организации, потребую, чтобы с таким иском в суд обратилась прокуратура Кировского района Казани.

Об идее обращения в КС РФ с жалобой на несоответствие Конституции положений ФЗ-212. Сказать по правде, я не вижу оснований для такого обращения. Дело в том, что само по себе отсутствие в законе такой оговорки прав работодателей не нарушает.

Основной принцип правосудия – это неотвратимость наказания за преступления. А я бы хотел, чтобы всегда достигалась неотвратимость достижения справедливости. Возможно ли такое в современной нам России?!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

sergeev
Карма: 999
11.01.2015 21:58, #27460
Снова непопулярная, но смертельная тема.
Хочется помочь - но как?
В школе нас учили упрощать нагромождённые уравнения, в результате чего получалось, к примеру, x = 2y
Что-то подобное нужно сделать и здесь, чтобы ком юридической шелухи и словоблудия упростился до ясного всем без исключения равенства типа: субъект ПФ = мошенник + вор.
Ну, например, - предприниматель (А) и наёмный работник (Б) - одно и то же лицо. У "А" изъяли средства якобы в пользу "Б". Это значит, что у Б изъяли средства в пользу Б. Но такое невозможно:
1. По определению
2. Поскольку не подтверждается ничем.
Следовательно, изъятые средства украдены, следовательно, ПФ = м + в

Может, такой невесёлый экспромт наведёт уважаемого автора на какое-либо аналогичное, но лучшее решение подсунутой ему подлой задачи?
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть