Общество и государство: как преодолеть отчуждение

29 сентября 2014  20:32 Отправить по email
Печать

Большой юрист – председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин в большой – "Российской газете" опубликовал большую статью о судебной реформе Александра II. И об уроках для правового развития России. Воспроизведу в изложении небольшой фрагмент этой статьи.

Революция 1917 года взорвала существовавшую социальную, государственную и экономическую систему, «ужасающими средствами» реализовав лозунг разрушения старого мира «до основанья». Однако ошиблись ли большевики, сделав ставку на трансформированный, приспособленный к новой эпохе коллективизм? Нет, не ошиблись, потому что благодаря ему были обеспечены великие достижения советской власти. Очередная революция 1991 – 1993 годов обошлась без гражданской войны. Тем не менее, ее экономические, политические, социальные, правовые и культурные импульсы оказались сопоставимыми с теми, которые обусловили реформы 1861 и 1917 годов.

Теперь стало модным критиковать советскую власть, но именно она обеспечивала всеобщее равенство перед законом, высокую степень личной независимости, а также коллективизм, дополнявшийся общинно-государственным патернализмом. Представления о справедливости отвергали проявления неравенства, не связанные с личными трудовыми, интеллектуальными, культурными достижениями и заслугами.

Предложенный Борисом Ельциным «рывок в капитализм за пять лет» оказался шоком, соизмеримым с тем, который российские крестьяне испытали 150 лет тому назад. Таким же шоком послужила попытка «разрушить до основанья» комплекс советской моральной нормативности и представлений о справедливом, нормативные основы коллективизма, попытка заменить его индивидуализмом, не связанным социальными обязательствами. Неприятие законодательных новаций, торпедирующих морально-нравственную сферу, теперь отмечается не только у людей религиозных, но и у атеистически настроенной молодежи. Законодательная «толерантность» в семейных, гендерных, поведенческих, образовательных отношениях встречает все более широкий протест.

Любые попытки «одним прыжком» преодолеть разрыв между законом и правоприменением, с одной стороны, и представлениями общества о благе и справедливости, с другой, чреваты отчуждением общества от власти и социальным хаосом, который приходится гасить контрреформами и репрессиями.

На этом вольный пересказ фрагмента статьи г-на Зорькина, пожалуй, завершу и попытаюсь высказать свою точку зрения. И, в частности, на отмеченное автором анализируемой статьи противоречия между правом и справедливостью, которое вытекает из противоречия между обществом и государством. Право, как известно, есть атрибут государства. Что же касается справедливости, то она представляет ни что иное как субъективную оценку действий власти на предмет их соответствия закону.

Российское законодательство обеспечивает общественный контроль. Для него и предназначен Федеральный закон от 21 июля 2014 г. N 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в РФ». Однако никакого проку от выявляемых общественными контролерами фактов нарушения справедливости не будет, если законодатель не обяжет заинтересованные государственные органы реагировать на эти факты. Между тем в упомянутом законе о таком обязании ничего не сказано.

Господин Зорькин констатирует отчуждение общества от власти. Однако сама по себе эта констатация никому ничего не дает. Чтобы устранить это отчуждение, потребуются специальные меры. Одной из них представляется налаживание взаимодействия судебной системы с субъектами общественного контроля. У таких субъектов нет права корректировать судебное производство. Но есть право на публичный анализ судебных актов. Впрочем, от этого анализа не будет никакой пользы, если законодатель не обяжет правоприменительные органы реагировать на заявления общественных контролеров.

Апробировать такую обязанность можно в одном из российских регионов, например, в Татарстане, благо здесь в сентябре 2014 года Управление Министерства юстиции РФ по Республике Татарстан зарегистрировало Правозащитный центр «Андурский и партнеры» (в организационно-правовой форме «общественная организация»). Пунктом 3.1 устава учредители обязали Центр реагировать на обращения, обусловленные фактами несправедливости.

Убежден в том, что сотрудничество, которое между этим Центром и судебной системой может быть установлено в порядке эксперимента, окажет содействие устранению отмеченного г-ном Зорькиным противоречия между обществом и государством.

Стартовать Центр мог бы с дела инвалида I группы Николая Игнатьева, приняв эстафету у автора этих строк. Проведя полномасштабное журналистское расследование дела Игнатьева (в качестве специального корреспондента ИА REX), я вынужден был сделать невеселый вывод. Несмотря на законность практически всех, принятых по делу судебных решений, с главным фигурантом этого дела власть поступила совершенно несправедливо. И тем самым преподала отличный урок многомиллионной аудитории СМИ, отслеживающих перипетии дела Игнатьева. Теперь она будет иметь представление об эффективности судебной защиты прав человека и гражданина.

Убежден в том, что в деле Игнатьева не обошлось без коррупции. Да, большие чиновники с высоких трибун постоянно говорят о борьбе с коррупцией. Но коррупционеры не боятся слов. Их не страшит и публичный анализ коррупциогенных дел. И лишь потому, что закон об общественном контроле не обязывает государственные органы реагировать на результаты общественного контроля. Хотелось бы надеяться, что Конституционный суд РФ позаботится о таком обязании. В противном случае никакого смысла в общественном контроле не будет.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (5):

Pavlenko.V
Карма: 132
30.09.2014 09:54, #25814
Ваша методологическая ошибка, Ефим, что Вы уравниваете государство с чиновником имярек, который на своем месте делает не то, что ему положено, и еще и ворует.
Чиновник - живой человек, государство - "град Китеж" на холме.
Это то же самое, что обвинять Церковь за конкретного священника, который проштрафился. Но в Церкви на такого священника находится управа. Почему? Потому, что Церковь объединена Верой, иначе говоря, у нее есть ценностное мерило, определяющее критерий того, что хорошо, а что плохо. И когда кто-то мерилу не соответствует, эта "паршивая овца" получает свое.
Возвращаемся к чиновнику. Закон для него "мерилом" не будет никогда. Потому, что он стоит не на ценностях, а на интересах. И если интересы чиновника не совпадают с законом, он будет на него чихать, ибо ценностных "тормозов" у него нет.
Вот тут-то и "собака порылась", как говаривал незадачливый генсек.
И-ДЕ-О-ЛО-ГИ-Я! Государственная ИДЕОЛОГИЯ. И построенная на ней партия. Не "ЕР", у которой идеологии нет вообще - три идеологических "клуба", идеологически несовместимых даже формально, а на выходе - голый интерес. А реальная правящая идеологическая партия, как КПСС, точнее ВКП(б). Чтобы чиновник днем работал на рабочем месте, а вечером, намылив зад, отчитывался на партсобрании. Только такое решение вопроса разрешит поставленную Вами дилемму.
А Зорькину - респект, он всегда был исключением: чиновником с твердым, советским, ценностным стержнем. И просто порядочным человеком. Опять-таки советским.
ВАК
Карма: 47
30.09.2014 21:07, #25835
Задам риторический вопрос: а государству это необходимо?
Pavlenko.V
Карма: 132
01.10.2014 09:41, #25838
В ответ на комментарий ВАК #25835 (30.09.2014 21:07)
Потому-то я и считаю, и пишу о том, что альтернативы новому Октябрю нет, и дай Бог, чтобы он оказался консервативной революцией сверху.
ВАК
Карма: 47
01.10.2014 20:09, #25863
В ответ на комментарий Pavlenko.V #25838 (01.10.2014 09:41)
Согласно аксиоматической теории социокультурных трансформаций октябрь 2017 г. будет, в некотором смысле, аналогичен августу 1991 г. "Перестройка" тоже была затеяна сверху, да и февраль 1917 г., хотя он в этом ряду и не стоит. И чем дело кончилось? В практике государственного управления действуют интуитивно вместо того, чтобы опираться на законы природы человека и общества - законы социокультурных трансформаций.
Pavlenko.V
Карма: 132
02.10.2014 13:07, #25894
В ответ на комментарий ВАК #25863 (01.10.2014 20:09)
Август 91-го был в августе 91-го. Октябрь же запоздал, не состоявшись ни в ноябре 92-го (в связи с итогами выборов в США), ни в октябре 93-го. Новый Октябрь будет именно Октябрем, на это указывает и международная, и внутренняя динамика, схожие с процессами столетней давности. Никаких "законов социокультурной трансформации" не существует: история проективна, и будущее - набор вариантов (проектов), которые имеются в точке бифуркации, к которой мы приближаемся. Читайте работы Ленина по объективному и субъективному фактору. Срыв нового Октября в Февраль или "перестройку" возможен только при устранении Путина. Но этого, надеюсь, не произойдет, ибо никакого проекта, кроме ликвидационного, компрадорская либерастия - системная и несистемная - предложить не может. Поэтому будет вышвырнута вон, и если станет сопротивляться, получит 37-й год. При полной поддержке населения, стоит только к нему обратиться.
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть