18+
Москва сняла вопрос о Нагорном Карабахе с повестки дня Турции и России
За копеечку: Брюсселю понравился отход официального Минска от Москвы
Принимать ли главу МИД Британии в Москве?
Патриоты — Лукашенко: Авторы ИА REGNUМ не заслуживают уголовного наказания
Сирийское государство спасли, что дальше?

Есть ли перспективы уголовного дела

Ефим Андурский
14 июня 2014  21:20 Отправить по email
В закладки Напечатать

Инвалид Николай Игнатьев намерен обратиться в Следственный Комитет России с просьбой проверить, нет ли в действиях судьи Верховного суда Татарстана Эдуарда Каминского признаков преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ «Халатность».

Справка. Халатностью признается неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Напомню суть дела Игнатьева. 18 ноября 2011 г. Эдуард Каминский – в то время судья Кировского районного суда Казани рассмотрел дело №2-2252/2011 по иску инвалида I группы Николая Игнатьева. Инвалид потребовал признать г-на Каюмова утратившим право пользования квартирой, нанимателем которой всю жизнь является Игнатьев (квартира относится к муниципальному жилищному фонду).

Ирек Каюмов, в свою очередь, обратился в суд с требованием вселить его вместе с новорожденной дочерью к Игнатьеву (совершенно постороннему для него человеку), выселив из его квартиры законную супругу нанимателя – Гюльнару Зиннатуллину.

В обоснование своих требований г-н Каюмов указал, что Игнатьев вселил его в свою квартиру в качестве члена семьи нанимателя и что Зиннатуллину наниматель вселил без согласия Каюмова. Это обоснование судье Каминскому позволило установить, что во второй половине восьмидесятых годов двадцатого века Игнатьевым в спорное жилое помещение была вселена Назифа Каюмова с ее несовершеннолетним в то время сыном Иреком. Но, как последовательно утверждал в судебном заседании г-н Каюмов, он не давал согласия Игнатьеву на вселение Зиннатуллиной. Доказательств обратного Игнатьевым и Зиннатуллиной, видите ли, не представлено. Основываясь на этих «доказательствах» судья Каминский пришел к выводу, что Зиннатуллина подлежит выселению из спорной квартиры без предоставления жилого помещения. В итоге Игнатьеву судья Каминский отказал, требования г-на Каюмова удовлетворил.

Игнатьев обратился в Следственный Комитет России с просьбой проверить достоверность обстоятельств, на которых основывался судья Каминский, принимая решение по делу Игнатьев. Напомню эти обстоятельства и возражения против их использования в качестве доказательств по делу.

Обстоятельство №1. Игнатьев якобы вселил г-жу Каюмову с ее несовершеннолетним сыном Иреком.

Возражение. Нет, не вселил. Игнатьев и не мог их вселить, потому что ст. 54 ЖК РСФСР позволяла нанимателю муниципального жилья вселить в свою квартиру супругу, детей, родителей, других родственников и нетрудоспособных иждивенцев. При условии письменного согласия совершеннолетних членов своей семьи. Но в том-то и дело, что родители Игнатьева умерли, детей у него никогда не было, семьей он обзавелся, когда оформил брак с Зиннатуллиной.

Ни женщины, с которыми Игнатьев сожительствовал, ни их дети в число лиц, упомянутых в ст. 54 ЖК РСФСР, не входили. А это значит, что законных оснований для вселения Каюмовых у Игнатьева не было и что, вселив г-на Каюмова в квартиру, принадлежащую муниципальному образованию «город Казань», судья Каминский попрал и Игнатьева, и муниципального образования.

Обстоятельство №2. Зиннатуллина была вселена без согласия Каюмова.

Возражение. Так оно и было, но почему же Игнатьев должен был спрашивать согласия совершенно постороннего для него г-на Каюмова на вселение Зиннатуллиной, ведь тот членом его семьи никогда не был?

Что же касается утверждения г-на Каюмова о том, что Игнатьеву он доводится сыном, то оно ни на чем не основывается. Это, извините, элементарная ложь, которую судья Каминский принял на веру, не потребовав каких-либо доказательств.

К настоящему времени сложилась удивительная ситуация. Никогда не существовавшей в природе семье Игнатьева-Каюмова, судья Кировского районного суда Владимир Морозов своим решением предоставил благоустроенную муниципальную квартиру на втором этаже многоквартирного дома. И поскольку эта квартира по понятным причинам недоступна безногому Игнатьеву, он вместе с законной супругой продолжает ютиться в ветхом доме, в котором никаких «удобств» не запроектировано.

Такое решение судья Морозов принял только потому, что исполком Казани и прокуратура Кировского района ввели его в заблуждение относительно фактических обстоятельств дела. Отреагировав на соответствующее заявление Игнатьева, судья Морозов назначил было судебное заседание, по итогам которого должен был определиться с пересмотром своего решения. Однако этому помешала прокуратура, направившая в республиканский Верховный суд кассационное представление, в рассмотрении которого ВС РТ отказал.

На обращение Игнатьева в СК РФ ответил старший инспектор отдела по рассмотрению обращений управления по рассмотрению обращений граждан и документационному обеспечению г-н Краснов. Как бы не осознав сути просьбы Игнатьева, он разъяснил, что СК РФ не наделен полномочиями по контролю над судебными решениями. Констатировав, что вопросов, относящихся к компетенции СК РФ, в обращении Игнатьева не обнаружилось, это обращение он переслал в Верховный Суд РФ «по принадлежности».

Такой расклад Игнатьева не устроил, поэтому он обратился в генеральную прокуратуру России с простым и понятным требованием проверить действия (бездействие) СК РФ на предмет соответствия закону. Ответ поступил за подписью заместителя начальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ г-на Колчанова. Он пояснил, что принятие решения о проведении проверки в порядке ст. 141 – 145 УПК РФ относится к компетенции следственных органов. С учетом этого обращение Игнатьева ГП РФ направила в СК РФ для рассмотрения в соответствии с полномочиями, установленными ст. 39 УПК РФ.

Обратившись в ГП РФ повторно, Игнатьев обратил внимание на то, что полученное разъяснение противоречит п. 6 ст. 8 ФЗ-59, который запрещает пересылать жалобы тем, на кого жалуется заявитель. И еще раз попросил проверить действия (бездействие) СК РФ. На этот раз его обращение ГП РФ переслала в прокуратуру Татарстана.

Тем временем Верховный суд Татарстана прислал отчет о ходе рассмотрения дела Игнатьева, завершающийся разъяснением, что проверка законности и обоснованности судебных актов допускается не иначе как в процессуальном порядке. Ну, что же, именно в процессуальном порядке Игнатьев обратится в СК РФ с просьбой о проверке, нет ли в действиях судьи Эдуарда Каминского признаков преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ «Халатность». Нет сомнений в том, что оппоненты Игнатьева предпримут все, чтобы отстоять честь судьи Каминского. А я – корреспондент ИА REX, специализирующийся в правозащитной деятельности считаю его решение по делу Игнатьева неправосудным. И обязуюсь рассказать о дальнейших перипетиях этого дела.

Источник: ИА REX
Рубрики: Происшествия

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров