Федерализация снизу: для Юго-Востока бывшей Украины и для России

К итогам майских съездов в Донецке
Владимир Павленко
27 мая 2014  23:29 Отправить по email
Печать

Президентские выборы на Украине и кровопролитие в Донбассе, которое происходит в ходе так называемой «антитеррористической» операции украинских силовиков и национал-радикалов из экстремистского «Правого сектора», действующих под вывеской «Национальной гвардии», отвлекают внимание от важнейшего процесса – создания на Юго-Востоке Украины Федеративной республики Новороссия (ФРН).

Все происходящее в связи с этим, как всегда в таких случаях, особенно в условиях гражданской войны, очень запутано. Попытаемся разобраться – не только в нынешней «текучке», но и в том, к чему может привести этот процесс в недалеком будущем, ибо живем мы в революционную эпоху, в которую годам свойственно спрессовываться в мгновенья.

Столь же быстро ситуация будет меняться и в обозримом будущем. Тем не менее, зафиксировать промежуточные итоги этой «федерализации снизу» просто необходимо, в том числе и по причине важности происходящего не только для почти уже бывшей Украины и стремительно уходящей от нее Новоросии, но и для России. Причем, как в текущей, так и в более отдаленной перспективе.

Итак, 22 мая в Донецке прошел учредительный съезд Общественно-политического движения «Партия Новороссия»; принятая на нем Программа, получившая широкое освещение в СМИ на следующий день, 23 мая, основана на включенной в нее «Концепции Федеративного государства Новороссия».

О содержании этой концепции мы еще поговорим, причем, в увязке с другими документами, о которых пойдет речь. Пока же, чтобы не утерять нить нашего анализа, продолжим хронологию событий.

24 мая в том же Донецке, стремительно превращающемся в главный политический центр Сопротивления нелегитимной власти Киева, прошел еще один съезд - общественных организаций и активистов (народных представителей) регионов Юго-Востока Украины. На нем, помимо учреждения Общественно-политического объединения Народный фронт, были приняты два манифеста – итоговый, формулирующий мотивы его создания, текущие цели и задачи, во многом перекликающийся с упомянутой партийной программой, и специальный, посвященный президентским выборам на Украине, которые делегаты признали незаконными, призвав к их бойкоту.

Маленькое отступление: избрание «типа президентом» (или по удачному выражению Олега Царева, «полупрезидентом») Украины Петра Порошенко, как и заявление главы МИД России Сергея Лаврова о готовности к диалогу, ничего в легитимности украинской «типа власти» не меняют. Разговаривать можно и с чертом, и с дьяволом – лишь бы не проливалась кровь, которая по завершении голосования потекла еще более широкой рекой, чем до «типа выборов», когда хунта, пытаясь провести их любой ценой, скрипя зубами, немножко придерживала своих головорезов.

Но разговаривая, нельзя – очень опрометчиво - забывать с какой именно политической и физиологической субстанцией имеешь дело. Выборы в условиях гражданской войны, с распущенным Конституционным судом, с площадной «демократией» экстремистов, олицетворяемой так и не разошедшимся майданом, с нападениями, глумлением и издевательствами над неугодными кандидатами и т.п. – никакие не выборы, а их профанация. Я уж не упоминаю про то, что назначала эти выборы нелегитимная Верховная Рада во главе с нелегитимным «типа и.о. президента».

И единственное, что, на мой взгляд, оправдывает их проведение, - тот политический стриптиз, который во имя «типа признания» этого фарса устроила западная политтусовка. Вся скопом – от хозяев и работодателей продолжающей сиять своим «остроумием» Джен Псаки до «болотных» интеллектуалов из российской «пятой колонны» (собирательный образ этой публики очень доходчиво и емко охарактеризовал Герман Янушевский, удачно назвавший «Эхо Москвы» московским «Эхом Вашингтона»).

«Моральное лидерство», которым долгое время Запад кичился в мире, а его «шестерки» из числа либеральных «болотников» - в России, плакало горючими слезами. И нет в мире практически никого из хоть немного соображающих, что к чему, включая европейских избирателей, двинувших во власть отвергающих псевдолиберальную «толерантность» ультра-правых, кто не отдавал бы себе отчета в том, что этот и другие подобные принципы с этого дня мертвы. Кстати, и само появление «новых правых» в центре евросоюзовской политконфигурации ставит жирный крест на «европейских» амбициях вновь избранного украинского полупрезидента, представляющего половину страны – ее запад и, частично, ее центр. Но ни в коей мере – ее восток и юго-восток, которые с этого дня из экс-Украины выдавлены напрочь – не только собственными стараниями, но и действиями своих оппонентов.

И описываемые нами организационные мероприятия, которыми занялись в Донецке на фоне «выборного» представления, - яркое подтверждение тому, что на Юго-Востоке это очень хорошо понимается. Лучшего времени для проведения обсуждаемых съездов, когда враг связан по рукам и ногам, и представить было трудно.

Сразу по завершении съезда народных представителей Юго-Востока, на котором были представлены не только восемь его регионов – Донецкая и Луганская народные республики, Харьковская, Днепропетровская, Запорожская, Одесская, Николаевская и Херсонская области, - но и Киев и ряд других регионов соседней Малороссии, произошло самое главное: Донецк и Луганск объявили о появлении на свет прообраза или, точнее, «скелета» будущей Новороссийской федерации, подписав Декларацию о создании той самой ФРН – Федеративной республики Новороссия, что в корне меняет не только бывший украинский, но и, в целом, постсоветский политический пейзаж. И подтверждают, что центростремительные тенденции по возрождению Большой Страны, обозначенные возвращением Крыма, продолжают уверенно укреплять свое доминирование над центробежными.

Комментируя это событие, народный губернатор ДНР Павел Губарев отметил, что создаваемая таким образом донецко-луганская ФРН будет пополняться за счет других областей Юго-Востока, в которых, по образцу Донбасса, будут проведены референдумы о самоопределении. Его Луганский коллега Валерий Болотов подчеркнул, что объединение – не государство, а именно объединение (то есть конфедерация). Представляющий в руководстве Народного фронта Днепропетровскую область Олег Царев, чей «почерк» явственно просматривается в Итоговом манифесте, заметил, что процесс юго-восточной интеграции неизбежно выйдет за пределы этого региона; в качестве примера он привел появление во Фронте представителей Киева, чему он придает большое значение (на наш взгляд, справедливо, ибо тем самым указываются общий вектор и конечная цель восстановительного процесса, который должен завершиться именно там, откуда пошла смута, – в столице). Ряд областных народных лидеров, говоря о перспективах федерации, обращались к России, «тень» и образ которой незримо присутствует на всех проходящих в эти дни мероприятиях.

Завершая на этом вводную часть, обратимся к главному – идеологическим документам, которые представляют собой Программа «Партии Новороссия» и Итоговый манифест Народного фронта. При этом обращу внимание любителей позубоскалить на тему «маргинальности» (дескать, «мало ли кто и что там, в «шестой палате», напринимал!..») на целый ряд исторических прецедентов, когда судьбоносные решения, круто разворачивавшие ход событий в нашей стране и в мире принимались куда менее представительным форумом участников. (Вспомним хотя бы второй съезд РСДРП в Лондоне или вошедшую в историю пражскую конференцию той же партии, состав участников которой исчислялся девятнадцатью делегатами).

Здесь важно иметь в виду, что главными критериями наличия или отсутствия у того или иного начинания исторической перспективы служат соответствие общественным запросам и степень пассионарности актива. Поэтому 30-ти, максимум 50-ти, тысяч большевиков, не имевших никакой практики государственного управления, хватило, чтобы перевернуть Россию, вновь поставив ее на ноги после полугода «демократической» вакханалии временного режима, подготовленной двенадцатью годами разнузданного парламентаризма. А «умудренные опытом» члены ГКЧП, напротив, потерпели провал, несмотря на стоявший у них за спиной громадный потенциал одной из двух мировых сверхдержав.

Руководство ДНР и ЛНР, прежде всего Павел Губарев, Валерий Болотов и в особенности Игорь Стрелков производят впечатление лидеров именно такого склада. Поэтому, пожалуй, соглашусь с мыслью Виктора Алксниса о том, что пассионарии Народного ополчения многим поломали карты, хотя и далеко не уверен, что в список этих «многих» входит Владимир Путин. Вспомним: самый первый нажим киевских путчистов в ходе так называемой «АТО», способный стать фатальным для еще толком не сформированного и не окрепшего ополчения, был остановлен жесткими заявлениями и действиями официальной Москвы – как самого президента, так и Министра обороны Сергея Шойгу. Последующее же «смягчение» позиций России всякий раз коррелировалось отнюдь не с введением очередной порции западных санкций, а с возрастанием интенсивности и успешности сопротивления ополченцев.

Особняком в этом списке стоит отклонение народными властями Донбасса предложения Путина перенести референдум, адресованного то ли Западу – чтоб не слишком усердствовал по части обличений Москвы в связях с ополчением («видите – нет никаких связей!»), то ли либеральной «пятой колонне» на Старой площади и Краснопресненской набережной, перевозбудившейся из-за санкций, затрагивающих «крышуемых» олигархов.

И неслучайно, отвечая на «протокольные» реверансы Порошенко в сторону российской столицы, президент и глава МИД России поставили условием прекращение гражданской войны в Донбассе, что на практике «отрубает» всякие перспективы потепления отношений, Москве, кстати, сейчас абсолютно не нужного. Это Киев сегодня жизненно заинтересован в нормализации отношений с Кремлем; «за зубцами» же могут и, на мой взгляд, должны подольше подержать незадачливого «переговорщика» в «приемной», в ожидании, «пока русский царь удит рыбу».

Итак, обращаясь к документам, прежде всего оговорюсь, что сравнительный анализ Программы и Манифеста выявляет очевидную взаимосвязь. Документы соотносятся как стратегический план действий и набор первоочередных тактических шагов соответственно. Многое указывает на то, что именно принятая 22 мая Программа партии, создание которой предшествовало появлению Народного фронта, послужила фундаментом для Итогового манифеста.

Однако в этом учредительном документе Народного фронта нашли отражение далеко не все положения Программы, а лишь некоторые. Это позволяет рассматривать Манифест если не конкурентом Программы (что маловероятно), то своего рода «программой-минимум» по отношению к «программе-максимум».

Если авторские размышления верны, то все протекает в русле основополагающих традиций отечественной Новейшей истории. И тогда принятие Манифеста, как и создание Народного фронта в целом, скорее всего вызвано двумя причинами.

Первая из них – «широкая» платформа Народного фронта, который, как говорится в Итоговом манифесте, объединяет «как сторонников переучреждения Украины на принципах федерации и конфедерации, так и последователей …децентрализации»; сторонников «как …Новороссии, так и …принципов широкой автономии и самоуправления свободных регионов»; а также отстаивающих «право местных сообществ на полное самоопределение».

Иначе говоря, Фронт создан для того, чтобы направить в русло создания ФРН (Федеративной республики Новороссия) энергию максимально широкого спектра политических сил, сконцентрировав ее на достижении общих тактических задач, уложенных в «прокрустово ложе» стратегии, с которой не все из них могут быть согласны. Два этапа революции – народно-демократический, осуществляемый совместно с буржуазией, и социалистический, направленный уже против нее, - альфа и омега ленинской революционной теории, и никто еще не доказал, что в XXI веке она устарела.

Вторая из причин появления Манифеста как блока тактических задач внутри Программы, превращающего «широкий» Народный фронт в «скорлупу» для по-настоящему революционного «ядра» «Партии Новороссия», как представляется, - необходимость практического осуществления названной поэтапности, обеспечивающей последовательное – шаг за шагом – решение задач, выполняемых Юго-Востоком Украины в ходе нынешнего кризиса.

На нынешнем, начальном, этапе превалируют организационные задачи, связанные с оформлением федерации, которые сформулированы в Манифесте и которые решает Народный фронт.

На следующем, промежуточном, этапе, когда новороссийская федерация уже будет создана, в повестку дня встанут задачи государственного строительства, для которых потребуется идеологическая основа, сужающая «ширину» Фронта до объединения идеологических единомышленников. И именно эта основа и прописана в Программе.

Задачей этого этапа представляется подготовка той самой «низовой» федерализации (а по сути конфедерализации), которая неспешно готовится в условиях гражданской войны, капля за каплей размывающей украинскую государственность. На практике же это может быть осуществлено с помощью федеративного договора, соединяющего в едином квазигосударственном, конфедеративном образовании под условным названием «Украина» такие несовместимости, как Новороссия, Малороссия и Галиция.

Преуспеет в этом процессе и навяжет свою волю остальным субъектам такого договора тот, кто будет более организован, отмобилизован и сильнее духом. И победа в защите родной земли от бандеровских посягательств сделает такой стороной именно Новороссию, которая, получится, одержит верх над так называемой «соборной» Украиной, под которой исторически понимается альянс запада с центром – Галиции с Малороссией. (Употребление термина «соборная» в кавычках объясняется его извращением в этом  случае: настоящая СОБОРНОСТЬ – это единство не территорий, а поколений и времен, и исторически это понятие отражало внутренний вектор развития именно русской цивилизации).

Разрыв этого «квазисоборного», самостийного альянса бандеровщины с «гетманщиной», неизбежный в силу того, что Малороссии ничего не останется, как принять условия федерации с Новороссией, чего Галиция скорее всего не сделает, - и есть тот «момент истины», который закроет «проект Украина» в его антироссийском смысле «альтернативной России» и откроет его заново, переучредив в качестве одного из системообразующих стержней реинтеграции постсоветского пространства. (Судьба Галиции в этом раскладе – выбор между разделом Польшей, Венгрией и Румынией и смирением гордыни с давно ожидаемым отказом от претензий на роль идеологической и геополитической «шестерки» западного «демиурга» антироссийской политики в Восточной Европе и присоединением к новой, переучрежденной Украине).

И тогда наступит очередь последнего, завершающего, этапа, расширяющего принцип организации и государственное устройство Новороссии сначала на Малороссию (а при определенных, частично названных, обстоятельствах, в том числе при отнюдь не гипотетическом распаде Евросоюза) даже на всю Украину. Причем, понятно, что «проект Украина» в его нынешнем виде и с его нынешними самостийно-продажными элитами, будет закрыт и в этом случае.

Затем в повестку возможно встанет своего рода «возвратное» воздействие интеграционных процессов подобной, забегая вперед, скажем, что антиолигархической, модели и на Россию (завуалированный намек на это с помощью обращения к истории также содержится в Программе).

В определенном смысле подобный сценарий – не что иное, как творчески осуществленная историческая реконструкция. Ведь своим происхождением украинский национализм обязан отнюдь не Бандере с Шухевичем. С одной стороны, они - путчисты, осуществившие в националистических структурах свой «революционный» переворот, отодвинувший от кормила лидерства «старые кадры» в лице основателей Организации украинских националистов (ОУН) Коновальца и Мельника, командовавших в период первой гражданской войны одним из элитных соединений петлюровской Директории – сечевыми стрельцами. С другой, Бандера и Шухевич - жалкие эпигоны настоящих основоположников украинского национализма, выходцев из императорской Русской армии (в том числе Георгиевских кавалеров), вступивших в годы революционного лихолетья в противостояние как с большевиками, так и с Добровольческой армией генерала Антона Деникина, поднявшего на щит лозунг о единстве и неделимости России.

Как русские белогвардейцы, так и украинские националисты, повернув штыки против собственных народов, пошли в услужение сначала к гитлеровцам, а после Второй мировой войны – к их идейным и политическим близнецам-американцам. С помощью ЦРУ их объединили в национал-социалистском по сути Народно-трудовом союзе (НТС), рупором которого стало финансируемое Конгрессом США Радио «Свобода». Именно из НТС (не вдаваясь в подробности) проистекает нынешний альянс «болотных» русских либерал-националистов с «майданными» украинскими. И именно таким образом ЦРУ через киевский майдан пытается «зайти» в Россию, организовав подобный «майдан» уже в Москве.

Теперь по существу Манифеста и Программы.

Манифест рассматривает оперативные вопросы, связанные с ближайшим будущим, и требует от киевских властей такой конституционной реформы, которая обеспечила бы:

- уничтожение олигархии, как источника всех проблем страны (с ней связываются коррупция, продажность чиновничества, финансирование бандеровщины, в том числе незаконных вооруженных формирований киевского режима);

- неучастие в военных блоках (при ориентации на интеграцию с Россией);

- два государственных языка – русский и украинский;

- социальные гарантии с «генеральной линией» на преодоление бедности;

- справедливую бюджетную и налоговую политику;

- двухпалатный парламент с гарантиями регионам и местному самоуправлению (выборность, свобода внешнеэкономической деятельности, право ограничивать деятельность партий и общественных объединений, подрывающих общественную безопасность);

- право региональных и местных властей на демилитаризацию своей территории.

Программа намного глубже; в ней учтены все положения Манифеста, но они развиты на средне- и долгосрочную перспективу. Каким именно образом это делается, видно из сопоставления заглавных статей преамбул обоих документов, раскрывающих их цели и задачи. Сравним:

Программа: «Общественно-политическое движение “Партия НОВОРОССИЯ” создается с одной целью – объединение усилий и стараний всех сторонников и единомышленников для создания независимого федеративного государства Новороссия».

Манифест: «Народный фронт создан для защиты мирного населения от террора западноукраинских нацистских банд, финансируемых олигархами и иностранными спецслужбами, для совместной борьбы за права людей на достойную жизнь».

Ясно, что защита от нынешнего фашистского террора – первейшее, необходимое, но при этом недостаточное условие создания собственной государственности, и для этого потребуется много чего. Но без реализации основополагающего требования Манифеста до этого «много чего» дело может и не дойти.

Посмотрим, как звучат в Программе другие, поставленные Манифестом, вопросы.

Во-первых, заявляется – не прямо, но фактически - о социалистических основаниях экономики: социальная справедливость, многоукладность, справедливое распределение.

Про олигархов – говорится прямо об их ликвидации, как класса:

«Земля, ее недра, воды…, а также крупные промышленные и финансовые активы, созданные трудом народа, будут являться достоянием народа Новороссии, и не могут находиться в частной собственности».

Частная собственность допускается только как трудовая и только в секторе малого бизнеса; собственниками предприятий и компаний среднего уровня провозглашаются трудовые коллективы (это – не что иное, как модель социализма народно-демократического образца восточных союзников СССР по Варшавскому договору).

Во-вторых, основой государственного устройства признается народовластие, построенное на прямой демократии, – делегирование полномочий снизу вверх – от Советов народных и трудовых коллективов до высшего Народного совета. Это – аналог советской системы, причем раннего, ленинского типа (в Конституции 1936 г. был осуществлен переход к выборности по территориальному признаку – по месту жительства, а не работы, как имело место ранее). Правда, не в чистом виде, а с оговоркой о «советах народных коллективов», которые, видимо, могут формироваться и «по месту жительства».

Правительство подотчетно Народному совету, пост президента не прописан вовсе.

В-третьих, очень важное место отведено культурно-цивилизационной общности с Русским миром. Тема интеграции с Россией, поднятая в Манифесте, с одной стороны, детализируется и разъясняется как вхождение в культурное пространство Большой России, или даже полное вхождение в ее состав. С другой стороны, уточняется, а скорее выправляется, положение Манифеста о внеблоковом статусе Новороссии: говорится о вхождении в военно-политический блок с Россией, а сотрудничество со странами Запада ставится в зависимость от их ориентации на Москву (то есть, если называть вещи своими именами, исключается вовсе).

Заявляется о духовной ориентации образовательного и воспитательного процесса в Новороссии на РПЦ Московского Патриархата (от ворот поворот, следовательно, дается так называемому «Киевскому патриархату» раскольника-расстриги Филарета, находящемуся под сильным влиянием греко-римского униатства); меньшинствам от отказывается в праве на «агрессивную пропаганду» своих взглядов, проводимую «под предлогом защиты от дискриминации».

А какие меньшинства имеются в виду? Перечень не особо широкий: религиозные (те же раскольники и униаты), языковые (украинство в Новороссии в явном дефиците), идеологические (пресловутая бандеровщина) и сексуальные (педерасты).

Документ содержит отказ от моратория на смертную казнь; измену Родине предлагают безоговорочно наказывать именно таким способом.

Неразрывность взаимосвязи Программы и Манифеста, Народного фронта и «Партии Новороссия» как его ядра, очевидна. Дело – за воплощением этого достаточно глубокого, грамотно составленного проекта в жизнь.

В заключение – обещанные автором этих строк предположения о путях, целях и способах влияния процессов в Новороссии на Россию.

Прежде всего, обратим внимание на то, что в нашей стране Народный фронт уже существует более двух лет, создан по инициативе Владимира Путина и его поддерживает. Общероссийский народный фронт (ОНФ) уже зарекомендовал себя в сфере кадровой политики: ряд его рекомендаций, в особенности по персоналиям в губернаторском корпусе, главой государства был учтен и реализован.

А теперь посмотрим, как очерчиваются цели и задачи Юго-Восточного Народного фронта в кадровом вопросе (известно ведь, что кадры решают все!) наиболее вероятным автором Итогового манифеста Олегом Царевым, соединившим во Фронте ранее возглавленные им движения «Юго-Восток» и Юго-Восточное Сопротивление.

«…Мы будем создавать штабы Народного фронта на всех территориях, и эти штабы будут с самого начала готовиться к тому, чтобы стать новыми центрами власти – как на региональном уровне, так и на всех остальных – в городах и поселках. В эти новые центры власти мы призываем как лидеров новой волны – тех, кто не побоялся первым выйти на баррикады, так и тех, кто готов присоединиться к нашей созидательной работе на местах. И это не только новые лидеры, обладающие теми или иными компетенциями в мирной жизни, но и лучшие, честные представители старой чиновничьей когорты – те из них, кто разделяет наши идеалы».

Иначе говоря, задачи Народных фронтов России и Юго-Востока в сфере кадровой политики совпадают, а ОНФ при этом уже «замкнут» на Путина, оказывает ему политическую поддержку и пользуется его поддержкой в обход кремлевского официоза.

В какой мере фронты координируют свою деятельность и обмениваются опытом, и не являются ли они звеньями одного и того же проекта?

Во-вторых, в исторической справке к Программе содержится указание, что на определенном этапе в состав образования под названием «Новороссия» входили Кубань и Область Войска Донского. Правда, с оговоркой, что сегодня оно ограничивается русскими областями Юго-Востока распадающейся Украины.

Закономерен вопрос: не является ли «проект Новороссия» (а наличие программы, выстроенной, как уже отмечалось, на «Концепции федеративного государства Новороссия», с наличием в ней сильного антиолигархического стержня, – свидетельство проектности) полигоном для отработки антиолигархических перемен, чтобы в дальнейшем, через Кубань, Ростовскую и Волгоградскую области, этот опыт пришел в Россию?

Ведь Народный фронт Юго-Востока уже заявляет о распространении своей деятельности на всю Украину, то есть за пределы Новороссии. Олег Царев:  

«…Вся сеть штабов Народного фронта (заметим, что в ОНФ - тоже штабы, начиная с Центрального. – Авт.), которая будет создаваться на всех территориях Украины, будет координироваться из единого центра – и это резко повысит эффективность нашей борьбы. В целом, я верю, что сегодня мы заложили фундамент строительства новой государственности на территории не по нашей вине “вмершей” Украины».

Что мешает фронтам в скором будущем соединиться, скажем, в Калаче-на-Дону, что с исторической точки зрения оказалось бы весьма символичным?

И, наконец, в-третьих – и это представляется самым важным. Если авторские предположения имеют под собой почву, то речь – и это очевидно – идет о наиболее кардинальном повороте всей общей истории Большой Страны, который по масштабам вполне сопоставим с событиями 1917-го и 1991 гг., а в отдельных аспектах может их и превзойти. И в полный рост тогда встает вопрос не только о кураторах, но и о модераторах столь масштабного проекта.

Очень хотелось бы, чтобы связанные с ним видимые, публичные политические центры, по крайней мере в России, как максимум, совпали бы, а как минимум, не сильно разошлись бы с закрытыми.

 

Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем, специально для ИА REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Fatum
Карма: 2
28.05.2014 10:56, #17309
Добротный и квалифицированный анализ-прогноз, сделанный автором, можно завершить следующим. Материализация идеи независимого Юго-Востока возможна при условии победы над противником в лице нового полупрезидента, киевской хунты и их вашингтонских покровителей. Или достижения взаимовыгодного компромисса. Плюс к этому - одоление влиятельного лобби сильных мира сего в Евросоюзе, ООН, ОБСЕ и других международных и региональных организациях. Задача, прямо скажем, непростая. Но другого пути нет. Ключевой вопрос - ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ УСТОЯТЬ НА ПЛАЦДАРМЕ НЫНЕШНЕЙ НОВОРОССИИ. Условно говоря, до момента инаугурации Порошенко. Дальше будет легче...
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть