Неотроцкизм Михаила Ходорковского

Владимир Павленко
12 мая 2014  20:34 Отправить по email
Печать

Не так давно автору этих строк уже приходилось разбирать «резолюцию» так называемого «Конгресса интеллигенции “Украина – Россия: диалог”». Прошедший в Киеве 25 апреля, он собрал ряд знаковых вояжеров из России, поддержавших киевскую хунту в ее войне против собственного народа. Анализ того «документа», подписанного рядом «интеллектуалов», обуреваемых ненавистью к своей стране и алчущих ее поражения в том глобальном противоборстве, в которое она вступила с постхристианским и постцивилизованным Западом, включал жесткую и последовательную критику – абзац за абзацем – предъявленной «конгрессом» точки зрения как компрадорской и предательской.

С тех пор совсем немного воды утекло, но уже появились некоторые дополнительные подробности, связанные с персональной позицией и мотивацией закоперщиков этого «форума пятой колонны», ведущую роль среди которых взял на себя Михаил Ходорковский. Некоторые из них раскрывают свойственные им и ему фрейдистские комплексы, позволяющие более четко понять социально-политические и морально-психологические основания, на которых базируется современное российское компрадорство.

Про экономику, которая служит альфой и омегой самоопределения его носителей в пространстве современного безвременья, не будем. И так ясно, что компрадорская часть российской элиты настолько завязана своими интересами на Запад, что это породило у нее иллюзии общности с ним не только интересов, но и идеалов, вплоть до воспитания детей в западном, антироссийском, духе и их обучения в западных же учебных заведениях. Как будто у хозяина и холопа может быть общий созидательный идеал!

Ограбление России, осуществлявшееся с помощью этих неофитов социального дарвинизма на протяжении двух десятилетий, сегодня воспринимается ими как «равноправное партнерство». Этому в немалой степени способствует возведение Западом этой банальной эксплуатации через своих вассалов в ранг некоей «духовной» с ними общности (на деле квазидуховной, ибо постхристианской), измеряемой приверженностью «общечеловеческим» ценностям.

Ценности эти, однако, никакие не «общечеловеческие», а сугубо западные. Видимость «универсальности» им придается преимущественной материальностью (жить и потреблять), безоговорочно доминирующей над квазидуховностью, а та сводится к утилитарности и максимальному упрощению любых нематериальных запросов: не нужно никакой Великой Истории, Веры, великих идей, никакой метафизики, кроме потребленческого поклонения «золотому тельцу» («больше денег – круче потребление»). Все люди в этой понятийной системе координат, по их мнению, хотят одного и того же, поэтому основанные на Вере цивилизационные особенности и различия считаются злом (пример Карла Бильдта, рассматривающего православие «главным врагом Европы» или Владимира Познера, считающего его злом и для России). В этой точке зло приобретает отчетливый инфернальный, метафизический характер и предстает в оккультно-антихристианском образе врага рода человеческого.

Живучесть этих представлений основана на критериях американской гегемонии, изложенных Збигневом Бжезинским еще в «Великой шахматной доске», включающих лидерство в военной, экономической, технологической сфере и в области культуры, которая пусть и «примитивная», зато «притягательная, особенно для молодежи», которая с ее помощью быстро развращается. И натравливается на старшие поколения опять-таки «отставших» от жизни «динозавров», «палеоконсерваторов», вроде Патрика Бьюкенена, цепляющихся за «отжившие» ценности и досаждающих своим «морализаторством».

Из всего этого – российское представление о Западе, как «нетрадиционной цивилизации» (по Хантингтону, «The West against the Rest»), которая ставит право, законы и контракты над традициями и обычаями, как об этом пишет видный ученый Эдуард Азроянц. Технократия, замешанная на экономическом детерминизме, проповедующем голый индивидуализм, минус культурную самость и сложность – вот колонизаторская сущность «глобального человейника» (по Александру Зиновьеву) или глобального «скотного двора» (как больше нравится автору этих строк). Атомизация, вплоть до атрофии любой социальности и любого коллективизма, механистичность людей-роботов, душа которых заменена «толерантностью», а нравственные императивы – политкорректностью «двойных стандартов», когда делать всем окружающим гадости, ставя своей не провозглашаемой, но безусловной целью фактическое уничтожение человечества, можно. А вот говорить об этом, тем более прилюдно и тем более в СМИ, – ни-ни!..

Компрадорство в среде незападных стран и народов – суть отрицательный отбор, когда наверх выталкиваются или целенаправленно выводятся те, кто презирают собственную цивилизационную и национально-государственную идентичность, обменивая на нее место у «кормушки» в «клубе избранных». Но не для своей страны, которая, вместе с народом, становится объектом эксплуатации и внешнего управления, а для себя-любимых, мечтающих за их счет пожить припеваючи, по стандартам «цивилизованного» мира. Глобализация превращается в инструмент «покупки» Западом компрадорских элит, осуществляемой с помощью «рыночных» институтов и предоставления «туземцам» квот в подконтрольных международных организациях, начиная с ООН.

Рано или поздно, вопрос о будущем такой страны, особенно если она крупная и важная, встает ребром: хозяевам пресмыкающихся перед ними «равноправных партнеров» совсем не улыбается сидеть на вулкане, ожидая, когда возмущенные сограждане «тусовку» скинут, пустив на ветер вложенные в нее средства. И они форсируют процесс разрушения объекта управления, прибирая к своим рукам наиболее лакомые его куски, а те, что похуже, как собакам, бросают сателлитам.

Наша отечественная «тусовка» - политическая, гуманитарная (интеллигентствующая образованщина, которую В.И. Ленин небезосновательно называл известно как) и особенно бизнес-сообщество - полностью в это «прокрустово ложе» укладывается. Оправдание своему компрадорству ее фигурантами легко отыскивается в так называемой «креативности», которой эти иуды якобы обладают и которая дает этому «активному меньшинству» индульгенцию на оскорбление и унижение, а также присвоенное ими право на управление «тупым и косным» большинством соотечественников. И весьма кстати им здесь приходится проект «кастовой» общественной организации, с помощью которой «продвинутые» ЛЮДИ отделяются от «отсталых» НЕ-ЛЮДЕЙ. На Украине этот «креативный» бандеровский «малый народец» (в социальном, а не этническом смысле) считает за НЕ-ЛЮДЕЙ жителей трудового Юго-Востока, предлагая их «расстреливать из атомного оружия» и «вешать мразей». В России же «малым народцем» являются «болотные» либералы и примкнувшие к ним националисты. За ними в обеих наших республиках стоят олигархи, в свою очередь тесно связанные с бизнес-империями и кланами глобальных олигархов, интересы которых, наряду с бандеровцами и либерал-националистами, с пеной у рта отстаивает обслуга, составленная как раз из тех «интеллектуалов», что собирались в конце апреля в Киеве.

Именно общие хозяева по всей иерархии внешнего управления – от «тузов» и «королей» глобального бизнеса до «валетов» и «десяток», олицетворяющих олигархию отдельных стран – обеспечивают тот трогательный экстаз, в котором сливаются их «шестерки» из украинской бандеровщины и российской нацдемовщины. И самое большое заблуждение, как доказывал еще в своей докторской диссертации шестидесятилетней давности патриарх мировой политики Генри Киссинджер, - полагать, что эти «шестерочные» радикалы, заявляющие о том, что собираются убить нас, шутят. Ничего подобного: они действительно будут нас убивать; именно это мы и наблюдаем на Украине, и то же самое ожидает, если не принять немедленных мер, и Россию.

Самое поразительное, что «интеллектуалы», как часть «креативного» бомонда, и сами искренне верят в то, что именно так и должно быть, и достаточно послушать их речи, исполненные жгучей классовой ненависти и почти не маскируемых призывов к социальному апартеиду, чтобы в этом убедиться. Трудно понять, чего в них больше – вызывающей вседозволенности в сочетании со страхом перед «яростью народной», о которой упоминал один из авторов знаменитых дореволюционных «Вех» (с которого Ленин и «списал» свою нашумевшую характеристику) или садомазохистского низкопоклонства перед всем забугорным. От модных «девайсов» и счетов в иностранных банках до образа жизни, неотъемлемой и важной частью которого является самоутверждение с помощью коверкания и перекодирования родного языка с насаждением в нем десятков и сотен мало понятных обычному человеку англоязычных терминов.

Вот и послушаем эти речи, тем более, что принадлежат они все тому же Ходорковскому, который нашими «креаторами» превозносится за «совесть страны», невзирая на откровенно преступную, уголовную историю своего богатства и количество пролитой по пути к нему крови. (Иным, чем криминальным, отечественный капитализм и не мог оказаться потому, что создавшие его капиталы не накапливались легальным способом, как на том же Западе, а в условиях поздней советской эпохи формировались специфическими путями и публикой - цеховиками, «общаками», иностранной и внутренней агентурой влияния).

«Количество людей в России, которые этой пропагандой (государственной. – Авт.) не затронуты или способны ей противостоять, я оцениваю процентов в 30, - льстит себе Ходорковский, хорошо знающий, что по самым представительным и репрезентативным социологическим выкладкам не более 10% граждан России разделяют либеральные ценности, а почти 95% вполне доверяют новостям официальных СМИ. – Тем, кого гипнотизирует большинство, хочу напомнить, что история в XXI веке уже не определяется гипнозами, тотальной пропагандой и манипуляциями с большинством. Большинство, увы, встает на побеждающую сторону. А побеждают те, кто умеет сопротивляться».

Это все к тому же вопросу о ЛЮДЯХ и НЕ-ЛЮДЯХ – «креативном» меньшинстве, навязывающем свою волю «недочеловеческому» большинству. Ходорковский, вслед за другими «креаторами» - Белковским, Минкиным, Латыниной и пр., взывает не столько к их сомнительному «креативу», сколько к финансовым возможностям их западных хозяев и спонсоров, стремящихся «переустроить» Россию. Или, выражаясь словами ельцинского советника Ракитова, «сломать защитный прояс русской культуры, чтобы перестроить спрятанные за ним механизмы исторической  наследственности».

В этом интервью с говорящим названием «После Путина в России станет еще хуже, чем при нем», которое этот не досидевший свой срок и помилованный тем же Путиным «светоч демократии» дал другому такому же «светочу» - Дмитрию Быкову – много и другого материала, служащего наглядной иллюстрацией авторским рассуждениям. Как вам, например, такой пассаж?

«В России для всех, кто видит гибельность войны, изоляционизма, пропагандистской лжи – всего этого набора нынешней власти, - есть только два выхода, - утверждает Ходорковский. – Первый заключается в том, чтобы сидеть на попе ровно и ждать, пока власть доведет страну до катастрофы. Второй­ – в том, чтобы всячески мешать власти на этом пути».

Третий путь – поддержки действующей власти, пользующейся растущим доверием народа, – Ходорковским даже не рассматривается. Почему? Именно вследствие роста к ней общественного доверия. Олигархам и их хозяевам (а хозяевами Ходорковского являются те, кто организовал ему помилование, прежде всего круги, близкие к Гансу-Дитриху Геншеру) не нужен курс в интересах народного большинства, к которому начинает склоняться Путин. Ибо это рано или поздно приведет к коренным переменам не только во внешней, но и во внутренней политике, что подорвет социальную и политическую базу «пятой колонны», сделав «развод» России и Запада необратимым и бесперспективным для европейских или американских «партнеров».

Война, которой пугает Ходорковский, поэтому теоретически возможна. Но не с Украиной, а все с тем же Западом, который может использовать события в этой республике в качестве повода. Возможное размещение в Прибалтике крупного натовского контингента, о котором автор этих строк уже упоминал – первый сигнал. За прошедшие несколько дней поступил и второй: оброненное как бы вскользь в Вильнюсе, в контексте президентских выборов, замечание, что Литва может организовать транспортную блокаду Калининграда, если Россия не прекратит угрожать соседям.

Ясно, что литовцев надоумили («кто против нас с Шер-ханом?»), иначе сидели бы и не дергались. Но выдвинутое при этом условие – выход России «из игры», если называть вещи своими именами, на Украине, показывает, что выбор, стоящий перед нами совсем другой, не тот, который сфабрикован Ходорковским. Это выбор между внешним управлением и самостоятельным, суверенным развитием, помешать которому Запад попытается в любом случае. Украина – лишь наиболее очевидный повод, и если «рекомендацию» Ходорковского учесть и в данном вопросе «слить», то найдется с десяток других, еще более «весомых». Поэтому следовать советам этого провокатора, отрабатывающего аванс перед своими работодателями, без риска сорваться в горбачевщину не стоит.

Если же свести предостережение Ходорковского и угрозы из Брюсселя и Вильнюса воедино, то получается ультиматум: откажитесь от позиций на постсоветском пространстве, а тем более от интеграционного проекта, то есть сдайте свои интересы, тогда войны не будет. Если же будете упорствовать – получите войну. Не обязательно, конечно: фактор ядерного сдерживания никто не отменял. Но отнюдь не с нулевой вероятностью.

Что это как не натуральное предательство, ценой которого Ходорковский предлагает «купить» мир примерно таким же способом, как, столкнувшись с грабителями в темной подворотне, у них «покупают» кирпич, чтобы избежать насилия?

Именно для этих случаев и проведена в канун референдумов в Донбассе и на Луганщине успешная тренировка сил российской стратегической ядерной триады, приуроченная еще и к саммиту ОДКБ.

Изоляционизм же, который приравнивается Ходорковским к «катастрофе», кому в первую очередь угрожает? Тем, у кого интересы на Западе, а также кто принял западный «толерантный» подход к политическим и социальным проблемам, ставя предлагаемые им чужие ценности вперед своих.

Но количество и удельный вес таковых быстро снижаются. «В России серьезно выросло число тех, кто готов к плохим отношениям с Западом из-за событий на Украине и вокруг нее, показали данные, полученные “Левада-Центром”. При этом граждан не пугают ни вводимые западными странами антироссийские санкции, ни возможные качественные изменения жизни, характерные для периода “железного занавеса”, такие как, например, дефицит иностранных товаров, затруднения при выезде из страны, пишет “Независимая газета”. За прошедший месяц число людей, выступающих за укрепление связей с Западом, достигло минимума за последние десять лет - 41%, в то время как 39% россиян призывают дистанцироваться от Запада. Месяцем ранее укреплять связи с западными государствами хотели 61% россиян, а год назад - вообще более 70%».

Именно этот процесс, все более ярко выраженный, и является залогом к сохранению и укреплению территориальной целостности России, развалом которой стращает Ходорковский. «…При смене власти и соответственно элиты последует раскрепощение, бегство от центра, - витийствует он. - …Мы получим ситуацию Украины во всероссийским масштабе… Есть и другой сценарий, по которому после Путина к власти придет откровенный фашизм. …И умные люди сегодня озабочены… - с чего (после его краха. – Авт.) начинать. Но это – не после Путина, а после-после Путина, через ступеньку».

Почему смена власти обязательно должна вести к росту центробежных тенденций, а «раскрепощение» - пониматься не консолидацией общества на основе патриотического консенсуса, а его атомизацией и борьбой всех против всех? И это при очевидном укреплении патриотического тренда…

Потому, что этого хочется Ходорковскому и его Ко? И иное не укладывается в логику мышления «креативного» буржуа, готового при трехстах процентах прибыли пойти и на любое преступление, и на любую подлость и предательство?

Однако не олигархам, пусть и бывшим, выбирать «моральный» императив как выход из кризисной ситуации, тем более, что они, как следует из рассматриваемого интервью, апеллируют к нему вынужденно, за неимением «прагматического» решения.

И разве не следует рассматривать призывом к поражению собственного правительства предложение организовать в России кризис, аналогичный украинскому, чтобы, дважды поменяв власть, выйти на реставрацию либерально-компрадорских прожектов гайдаровского пошиба? А до тех пор, руководствуясь известным принципом «чем хуже – тем лучше», вообще не заниматься бизнесом, уповая заодно на подрыв позиций и доверия к власти с помощью разжигания социального недовольства в шахтерских регионах, для чего Ходорковскому, собственно, и нужен «опыт СССР», точнее, его распада.

И, наконец, почему не рассматривается вариант с сохранением, а не сменой власти? Ведь он отнюдь не настолько невероятен, как кажется ее противникам. Скорее, наоборот.

Ответ простой: принцип, которым руководствуются те, кто «обедает девушку» и собирается ее «танцевать», такой: если выводы не соответствуют фактам, то тем хуже для фактов.

В этом же русле – проведенная Ходорковским информационная спецоперация (если не сказать диверсия) в отношении термина «федерализация». Применительно к Украине он означает переход от унитарной модели государственного устройства к федерации, и именно к ней должно бы относиться предложение экс-олигарха «осторожно, расчетливо давать полномочия регионам». Однако Ходорковский, по каким-то только ему известным причинам, говорит не об Украине, а о России, в которой разделение полномочий и предметов ведения между центром и регионами закреплено целой системой законов, увенчанных включенным в Конституцию страны Федеративным договором.

Не случайно, крымские парламентарии после принятия регионального Основного Закона, констатировали, что в России полуостров за 23 дня получил то, чего на Украине безуспешно добивался 23 года. Это и есть разница, формирующая дистанцию, которую Киеву надлежит пройти, чтобы достичь современных стандартов федерализма, уже реализованных в России, и Ходорковский это отлично понимает. Но – сознательно передергивает факты и доводы, запутывая общественность, часть которой, правда все уменьшающаяся, сама рада обманываться.

Итак, крах западной системы ценностей, неизбежность которого в России долгое время осознавалась лишь патриотическим сообществом, стремительно овладевает массами, и это приговор носителям этих квазиценностей, уступающих место подлинным, цивилизационным ценностям. Отсюда и истерика, и желание любой ценой помешать практической реализации этой стратегии.

И государству в этих условиях следует не «бить по хвостам», борясь с видимыми появлениями ущербности элит, а наводить внутри этих элит порядок, организуя и консолидируя их в преддверие возможных новых испытаний. Или если, не дай Бог, не хватает политической воли, отказываться от восстановления полноценной субъектности.

«…“Собирание земель”, сиречь присоединение территорий – достаточно средневековый путь…: можно сделать человеческую жизнь на уже имеющихся землях, а можно выбрать экспансию и вместо интенсивного роста выбрать экстенсивный, территориальный…», - это следующий важный фрагмент рассматриваемого интервью.

Ложь начинается уже с уравнивания объективно и жестко противостоящих друг другу «собирания земель», провозглашенного великой отечественной ценностью еще преподобным Сергием Радонежским, 700-летие рождения которого мы отмечаем в эти дни, и «территориальной экспансии», предполагающей захват чужих земель.

Другая, более тонкая, ложь в том, что созданный в бывшем СССР единый народно-хозяйственный комплекс в разделенном виде не работает. Или, как минимум, недостаточно эффективен. Это при том, что его восстановление способно дать синергетический эффект, многократно превышающий простую сумму потенциалов, скажем, России, Украины, Белоруссии и Казахстана, вместе производивших около 95% советского ВВП. Следовательно, к интенсификации развития ведет как раз «собирание земель», в то время, как попытка продублировать уникальные производства, имевшиеся в одних союзных республиках, в соседних, где производилась не менее уникальная и важная, но другая продукция, - путь в тот самый экстенсивный тупик, от которого предостерегает Ходорковский.

Заранее оговорюсь, что упование на глобализацию, вроде бы сводящую экономический рост к увеличению удельного веса сферы услуг, сегодня уже не работает. По данным исследований основных тенденций в экономике США, проведенных по итогам 2013 г., выяснилось, что более половины крупнейших компаний берут или уже взяли курс на реиндустриализацию – возвращение домой выведенных было в страны третьего мира производственных мощностей. Это – приговор глобализации как таковой, и Ходорковскому неизвестно это быть не может.

«Мы не знаем, - паникует или провоцирует панику экс-олигарх, - как сдетонирует в России проблема крымских татар. У нее до последнего времени не было проблем с татарами. Теперь есть, и отзываться она будет не в Крыму, а в Казани».

Если это не преднамеренная ложь, то по крайней мере некомпетентность: крымско-татарский меджлис ориентируются не на Казань и даже не на Киев, а на хозяев нынешней хунты с Запада. Даже такой авторитетный государственный деятель, как Минтимер Шаймиев, организовавший телефонный разговор Мустафы Джемилева с Президентом России, как выяснилось, не имеет на него сколько-либо серьезного влияния. Логично предположить, что не действует это этническое родство и в обратном направлении. Или Ходорковский имеет в виду, что дестабилизрующие провокации в Казани, уже имевшие место в июле 2012 г., возобновятся под прикрытием крымско-татарского фактора?

Ну, что ж, эту угрозу следует иметь в виду и ею озаботиться.

И, наконец, о самом главном для бывшего олигарха – о себе-любимом, своих перспективах. Смотрите, как «изящно» они раскрываются.

«…Решения стали приниматься не под действием расчета, а под влиянием личных эмоций, личной обиды, в частности», - это о Путине, в связи с российской позицией по Крыму и Украине. А раз так, то «я не исключаю, что возникнет ситуация, когда я не смогу противостоять обстоятельствам и вынужден буду так или иначе включиться в политику. Но сейчас мне не хочется даже думать об этих сценариях. А то, чем занимаюсь я, называется общественной деятельностью».

Вот он какой – не подверженный ничему личному (только бизнес!), включающий мораль там, где не прокатывает прагматика. Да и ПЕН-Центр, о котором, как об организаторе, киевского форума, обмолвился Быков, вызывает у Ходорковского явное раздражение: «В Киеве он подключился ко мне, а не наоборот».

Между тем, «обстоятельства», которым он окажется не в силах «противостоять», весьма прозрачны и к политике особого отношения не имеют. Прикажут этой марионетке спонсоры, она и пойдет, куда ее двинут по доске глобальной политики, даже если играть станут не в шахматы или шашки, а например «в Чапаева». Как на майдане, куда Ходорковский приехал отрабатывать свое досрочное освобождение. Только и всего-то!

Это и есть та самая оговорка по Фрейду, квинтэссенция всего этого интервью, посылающего российской «пятой колонне» вполне прозрачный «месссдж»: «Ставку сделали на меня, поэтому самодеятельностью не заниматься, вперед не забегать, одеяло на себя не тянуть, век воли не видать! Ждать команды, понятно? Сколько надо. А когда она поступит, действовать быстро, решительно и не размышляя».

Итак, несмотря на укрепление консолидирующих тенденций в России и интеграционных – на постсоветском пространстве, впадать в эйфорию преждевременно. Либерально-компрадорский реванш с повестки дня отнюдь не снят. И стоит только федеральному центру совершить несколько или даже одну, но крупную, ошибку, как вполне себе мелкие и маргинальные «тараканы», ползающие по периферии политической авансцены, в мгновение ока преобразуются в гигантских жуков, оккупирующих подмостки и разворачивающих ход событий в катастрофическое русло. Прикрываясь при этом лозунгами «морального» выбора, «интенсивного» развития, раздачи регионам полномочий, превращающими нынешнюю Российскую Федерацию в конфедерацию.

У кого-нибудь после всего случившегося за время, прошедшее с освобождения Ходорковского, имеются еще сомнения в наличии у него запредельных политических амбиций, превращающих его в «нового Троцкого», роль которого не потянул ни покойный Березовский, ни окопавшийся в Израиле Невзлин?

Стало быть, остается одна, хотя и двуединая, задача: до конца выявить всю палитру связей Ходорковского в глобальных, американских, натовских и европейских верхах, вычислив момент заключения и содержание неизбежного, на мой взгляд, соглашения с вероятным противником нашей страны. И одновременно просчитать его контрагентов в самой России, которым после этого пойдут соответствующие инструкции.

 

Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем, специально для ИА REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть