18+
К открытию осенней сессии Государственной Думы
Новоявленные бояре и дворяне России
В Омске на «Днях политических консультантов в Сибири» соберутся ведущие российские политтехнологи
Итоги выборов муниципальных депутатов Москвы
Линии интерпретаций итогов голосования в регионах: первичная оценка

Почему я оказался в оппозиции

Эксперт ИА REX о деле инвалида Игнатьева
Ефим Андурский
27 ноября 2013  16:06 Отправить по email
В закладки Напечатать

31 октября 2013 г. – я, председатель Общественного совета по вопросам развития городского хозяйства бездействующего при исполкоме Казани, обратился к руководителю исполкома Алексею Песошину в интересах инвалида I группы Николая Игнатьева. Руководителя исполкома я проинформировал о решении судьи (в ту пору Кировского районного суда) Эдуарда Каминского (деле №2-2252/2011 от 18 ноября 2011 г.). Этим решением в муниципальную квартиру, нанимателем которой являлся и по сей день является Игнатьев, судья Каминский вселил посторонних для нанимателя Ирека Каюмова и его новорожденную дочь Камиллу, выселив из спорной квартиры супругу нанимателя Гюльнару Зиннатуллину.

Возникает вопрос, а было ли это решение законным и обоснованным? С формальной точки зрения да, было, поскольку законным является любое судебное решение, вступившее в силу. Однако может ли считаться законным судебное решение, принято в нарушение закона?

Порядок предоставления муниципального жилья достаточно четко регламентирован ст. 49 ЖК РФ. Согласно п. 2 этой статьи муниципальное жилье предоставляется малоимущим гражданам, в установленном порядке признанным нуждающимися в таком жилье. Малоимущими их признают органы местного самоуправления (МСУ). А согласно п. 3 ст. 49 ЖК РФ муниципальное жилье предоставляется лишь тем гражданам, которые в установленном порядке признаны нуждающимися в нем.

Обратимся к решению судьи Каминского, в нем говорится, цитирую, что «во второй половине восьмидесятых годов двадцатого века Н.А. Игнатьевым в данное жилое помещение была вселена Назифа Назифулловна Каюмова с несовершеннолетним в то время сыном И.Ш. Каюмовым. Н.А. Игнатьев и H.Н. Каюмова проживали с указанного времени совместно, вели общее хозяйство. Н.А. Игнатьев занимался воспитанием и содержанием И.Ш. Каюмова (...). Таким образом, в соответствии со статьей 53 Жилищного кодекса РСФСР И.Ш. Каюмов приобрел право пользования жилым помещением – квартирой № дома 7 по ул. Железнодорожников г. Казани (на чем основывается это умозаключение).

Как это предусмотрено ст. 53 ЖК РСФСР, члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами. К членам семьи нанимателя ЖК РСФСР относит ограниченный круг лиц. Это супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица (например, сожители и их дети. – Е. А.) могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.

Спрашивается, имел ли место исключительный случай, когда иное лицо – в данном случае сын сожительницы нанимателя спорной квартиры – Ирек Каюмов в судебном порядке был признан членом семьи нанимателя? Нет, такой случай не имел места быть. Отсюда вопрос к судье Каминскому: почему он решил, что Николай Игнатьев вселил в свою квартиру Ирека Каюмова? И если все-таки вселил, то в каком качестве? Или он не знает, что в соответствии со ст. 54 ЖК РСФСР наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение ограниченный круг лиц, в который ни сожители, ни дети сожителей не входят?

И еще один вопрос. Не нарушил ли судья Каминский права собственника – в данном случае – муниципального образования «г. Казань» (ст. 30 ЖК РФ), коль скоро его представитель не принял участия в судебном разбирательстве и, следовательно, не имело возможности защитить свои права?

Обратимся к решению судьи Каминского. В нем говорится, что представители Управление жилищной политики и Комитета ЖКХ Исполкома муниципального образования г. Казани, надлежащим образом уведомленные о времени и месте судебного разбирательства, не явились, сведений об уважительности причин их неявки не имеется. Спрашивается, неучастие названных учреждений дает им право не реагировать на принятое судом решение? Очевидно, что нет, не дает.

На мое обращение к руководителю исполкома ответил заместитель руководителя казанского исполкома Александр Лобов, курирующий УЖП и Комитет ЖКХ исполкома Казани, а еще – созданный при исполкоме Общественный совет. В его письме говорится, что согласно ч. 2 ст. 13 ГПК РФ, вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Так, что же помешало органам МСУ Казани исполнить решение судьи Каминского? Или обжаловать его в апелляционном порядке? Надеюсь, что соответствующие пояснения исполком Казани предоставит.

В целях защиты жилищных прав Игнатьева я обратился к руководителю казанского исполкома. И потребовал заключить договор социального найма спорной квартиры, включив в этот договор на правах члена семьи нанимателя супругу Игнатьева. И, кроме того, обратиться в суд с иском о признании Ирека Каюмова и его несовершеннолетней дочери не приобретшими право пользования квартирой Игнатьева. Предупредив, что в случае отказа удовлетворить эти требования, буду вынужден обратиться в суд. Ответ привожу в изложении со своими комментариями.

Постановлением главы администрации г. Казани дом, в котором проживает семья Игнатьева в составе четырех человек, признан непригодным для проживания.

Комментарий. Господин Лобов не в курсе. На самом деле семья Игнатьева состоит всего из двух человек: самого Николая и его супруги Гюльнары Зиннатуллиной. Однако по адресу квартиры Игнатьева зарегистрированы также г-н Каюмов и две его детей. Напомню, что исполком по требованию прокуратуры решил переселить Игнатьева в благоустроенное помещение. Но почему-то вместе с Каюмовыми и без законной супруги – Гюльнары Зиннатуллиной.

С целью соблюдения действующего законодательства и исполнения упомянутого постановления исполком Казани подал исковое заявление о расторжении договора социального найма и переселении семьи инвалида в составе Николая Игнатьева, Ирека Каюмова и его детей в дом №5 по ул. Курчатова.

Комментарий. Попирая закон (п. 1 ст. 69 ЖК РФ), проживающую совместно с Игнатьевым супругу г-н Лобов из членов семьи нанимателя исключил, введя в ее состав Каюмовых, никакого отношения к Игнатьеву не имеющих.

Решением Кировского районного суда от 03.10.2013 вышеуказанные исковые требования удовлетворены.

Комментарий. Да, удовлетворены. Однако это решение еще не вступило в силу (обжаловано в апелляционном порядке). Зачем же на него ссылаться?

В связи с вышеуказанным решением суда заключить с Игнатьевым договор социального найма занимаемого им жилого помещения не представляется возможным.

Комментарий. Исполком обратился в суд с иском о расторжении договора социального найма квартиры Игнатьева. Но ведь прежде, чем расторгнуть договор, его сначала нужно заключить. А исполком от этого отказывается. И я догадываюсь почему. Да потому что в этом случае пришлось бы уточнить, кто именно входит в состав членов семьи нанимателя? Исключив из нее Каюмовых. А это в планы исполкома не входит. Потому что Каюмов заинтересовал казанских чиновников, а Игнатьев их заинтересовать не смог?

По вопросу вселения в вышеуказанное жилое помещение Зиннатуллиной, супруги Игнатьева, сообщаю, что решением Кировского районного суда г. Казани от 19.08.2013 исковое требование Зиннатуллиной к Исполнительному комитету г. Казани о вселении в квартиру ее мужа оставлено без удовлетворения.

Комментарий. Проявляя маниакальную настойчивость, суд раз за разом отказывает Зиннатуллиной в ее, совершенно законном (ст. 70 ЖК РФ) праве поселиться в квартире мужа. В очередной раз это произошло 18 ноября 2013 года, когда судья Дамир Гильфанов принял решение, указав, цитирую с сохранением орфографии, что «судом спора о праве на жилое помещение возникшее между истцом и ответчиком не установлено, ответчиком каких либо действий нарушающих права истца не производились». А как же он в таком случае может истолковать мои слова (л.д. 228) о том, что «с нашей стороны были неоднократные просьбы в исполком Казани с требованием заключить договор социального найма, однако только в последнем письме дается согласие на вселение Зиннатуллиной к своему законному супругу»? Добавлю, что у судьи Гильфанова, в сущности, не было выбора: в случае признании ответчиком иска и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований (п. 3 ст. 73). Да, опираясь на ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, судья Гильфанов мог бы и не принимать это признание. Если бы установил, что оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Но он ничего такого не установил.

В ходе судебного заседания было установлено, что ранее вступившим в законную силу решением Кировского районного суда от 27.11.2012 в удовлетворении иска Зиннатуллиной к Исполнительному комитету г. Казани о признании права пользования жилым помещением было отказано.

Комментарий. Действительно, суд отказал Зиннатуллиной, потому что, цитирую, «как последовательно утверждал (…) и утверждает в настоящем судебном заседании Каюмов, он не давал согласия на вселение в спорное жилое помещение Г.Ф. Зиннатуллиной. Доказательств об обратном Игнатьевым и Зиннатуллиной не представлено». А Каюмов представил доказательства того, что Игнатьеву он приходится сыном и, следовательно, членом его семьи, который только и может санкционировать (или несанкционировать) вселение супруги к мужу – нанимателю квартиры?

По вопросу права пользования Каюмова Ирека и Каюмовой Камиллы на квартиру Игнатьева сообщаю, что решением Кировского районного суда от 03.10.2013 данные граждане выселены из вышеуказанного жилого помещения.

Комментарий. Зиннатуллину судья Каминский и в самом деле выбросил из квартиры супруга без предоставления другого жилья. И тем самым запрограммировал ее действия, предусмотренные ст. 125 УК РФ. Каюмовых же судья Владимир Морозов заботливо переселил в благоустроенную квартиру. В нарушение прав пяти тысяч казанских семей, действительно нуждающихся в улучшении жилищных условий. К слову сказать, решение суда об этом переселении еще не вступило в силу (обжаловано в апелляционном порядке).

Давать правовую оценку судебным актам органы местного самоуправления не вправе.

Комментарий. Органы МСУ, быть может, и не вправе давать такую оценку, а я это делаю регулярно.

Учитывая изложенное, в случае несогласия с судебными постановлениями Игнатьев вправе обжаловать их в установленном законом порядке.

Комментарий. В советах г-на Лобова, который, как видим, неважно ориентируется в жилищных правоотношениях, я не нуждаюсь.

Напомню, что руководителя казанского исполкома г-на Песошина я предупредил о том, что отказ в удовлетворении заявленных мной требований обжалую в суд. И я не вижу к этому никаких препятствий, кроме, пожалуй, одного. Мне – руководителю нештатного подразделения казанского исполкома не пристало судиться с исполкомом. И я ради устранения этого препятствия и откровенного саботажа казанскими чиновниками решения квартирного вопроса инвалида Игнатьева, свое членство в Общественном совете могу приостановить как минимум до успешного разрешения этого вопроса. Если, конечно, такое возможно в условиях правового российского государства.

Но сначала я должен использовать все свои шансы и в том числе в качестве председателя Общественного совета при исполкоме Казани. Ну, а в качестве координатора Международной экспертной группы по вопросам ЖКХ информационного агентства ИА REX попытаюсь инициировать еще один круглый стол, коль уж скоро предыдущий круглый стол, который организовала фракция КПРФ Государственного совета республики 19 февраля 2013 года, помочь Игнатьеву ничем не смог. И только ухудшил ситуацию, в которой инвалид I группы оказался, благодаря слаженным усилиям органов МСУ, суда и прокуратуры. Теперь, надеюсь, читателю понятно, почему я оказался оппозиционером.

Оппозиционерами не рождаются. Ими становятся. И лишь потому, что власть своими некорректными, а порой и незаконными действиями сама подталкивает нас к оппозиции. К слову сказать, Общественный совет был создан при исполкоме в качестве совещательного и рекомендательного органа. Но, как показывает практика, совещаться с общественниками или прислушиваться к их советам органы МСУ не намерены. Ну, что же, в таком случае нам придется подумать о преобразовании Совета в орган общественного контроля над исполкомом Казани.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Цена судебной незыблемости / Ефим Андурский

«Сохранение неизмененными судебных решений необходимо ещё и для того, чтобы каждый, кто, попав под судебный замес, пытается из него выбраться, понимал всю тщетность своих попыток достичь справедливости»

Всегда ли прав суд? / Ефим Андурский

Продолжение «дела Игнатьева»

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров