Российский флаг в Персидском заливе

Первые визиты российских военных кораблей, среди них прославленного, воспетого в песне крейсера «Варяг» в этот регион состоялся в начале XX века
6 ноября 2013  12:55 Отправить по email
Печать

Краткое сообщение информационных агентств гласило, что гвардейский ракетный крейсер «Варяг и танкер «Борис Бутома» в середине октября этого года нанесли визит в Султанат Оман. На первый взгляд казалось ничего необычного. Если только не вспомнить славные страницы нашей истории, если только не вспомнить, что первые визиты российских военных кораблей, среди них прославленного, воспетого в песне крейсера «Варяг» в этот регион состоялся в начале XX века.

Конец XIX — начало XX вв. были отмечены обострением соперничества между Великобританией, Германией и Россией на Ближнем Востоке, в том числе в бассейне Персидского залива. Лондон активно стремился расширить свое влияние в этом регионе, особенно в Кувейте, к тому времени лишь номинально входившим в состав Османской империи. Искусно лавируя между притязаниями великих держав, кувейтский шейх Мубарак бен Сабах Аль Сабах 23 января 1899 г. подписал соглашение с Великобританией. Но планам Лондона пытались противодействовать не только Турция, поддерживаемая Германией, заинтересованной в том, чтобы сделать Кувейт конечным пунктом строившейся при ее активном участии Багдадской железной дороги, но и Россия.

С этой целью в марте 1900 г. русское правительство направило в Персидский залив канонерскую лодку «Гиляк», ставшую первым русским военным судном, посетившим Басру (Ирак), Мухаммеру(Персия) и Кувейт. Командир канонерской лодки «Гиляк» капитан 2 ранга И.Б.Индрениус в своем донесении о плавании писал главе морского ведомства, генерал-адмиралу великому князю Алексею Александровичу следующее:

«Во время пребывания нашего в Кувейте шейх из династии ас-Сабах, нарочно приехавший накануне из своей резиденции в пустыне, чтобы нас встретить, говорил, а также его приближенные, что командир парохода „Sphinx“ и секретарь английского консула долго убеждали его ничего не устраивать по случаю нашего прихода и самому остаться в пустыне».

И далее И.Б.Индрениус отмечает, что «...судя по тому радушию и любезности, с которыми принимали нас власти, и по добродушию и внимательности к нам местного населения, как в Персии, так и в Турции, я вынес убеждение, что появление русского военного судна в портах Персидского залива не вызывало ни в ком, кроме англичан, подозрения в каких-либо агрессивных замыслах России, а, напротив, произвело благоприятное впечатление и является желательным в будущем».

Практика визитов русских кораблей в зону Залива продолжалась, и по этому поводу завязалась оживленная переписка между Министерством иностранных дел, Морским министерством и российскими представителями в Османской империи, Персии и османским Ираком, которые энергично советовали закрепить позиции Российской империи в Персидском заливе. Появилось сразу несколько новых важных писем, что в свою очередь свидетельствовало о том внимании и важности, которые царское правительство стало уделять этому региону. Прежде всего, весьма важное значение приобрело письмо министра иностранных дел В.Н.Ламздорфа, в котором он дает свои инструкции Управляющему Морским министерством П.П.Тыртову по поводу предстоящего визита в регион крейсера «Варяг».

«Письмо В. Н. Ламздорфа П. П. Тыртову. 20 октября 1901 г.

Секретно.
Весьма нужное.

Милостивый государь Павел Петрович,

Секретным письмом от 18 сего октября за № 3047 Ваше Превосходительство изволили спрашивать меня об указаниях, кои надлежало бы включить в инструкцию командиру крейсера «Варяг» относительно цели захода последнего в Персидский залив и характера предстоящих при этом сношений с местными властями и иностранными представителями.

Вследствие сего имею честь уведомить Вас, что те соображения, кои легли в основу данной в 1899 г. командиру «Гиляка» инструкции, сохраняют и ныне полную силу. Не преследуя никаких агрессивных замыслов или стремлений к территориальным приобретениям, императорское правительство и в настоящее время главным образом имеет в виду подтвердить, что оно считает воды Персидского залива вполне доступными плаванию русских судов. Поэтому содержание письма моего от 23 октября 1899 года за № 623, правильно освещая общий характер нашей политики в вопросах, имеющих отношение к означенному заливу, может служить руководством и для командира «Варяга» при посещении им портов Персии и Аравии.

Но, принимая во внимание, что в последние два года местные условия несколько изменились, представлялось бы желательным, чтобы предполагаемая Вами инструкция была дополнена в согласии с преподанным ныне Высочайшим указанием.

Прибрежные к Персидскому заливу владения Турции приобрели особенный интерес, главным образом потому, что к ним со временем должна примкнуть проектированная Германией железная дорога от Коньи (Конья —город в Турции.) через Багдад, и что наиболее удобным для нее конечным пунктом представляется, по-видимому, Кувейт, обладающий к тому же вполне доступной бухтой (Речь идет о т. н. Багдадской железной дороге, строительство которой в конце XIX в., осуществлявшееся при активном участии немецкого капитала, стало одним из проявлений стремления Германии расширить свое влияние на Ближнем и Среднем Востоке.). Предположения эти не могли, в свою очередь, не привлечь к себе усиленного внимания англичан, которые всегда готовы были считать Персидский залив входящим в сферу исключительного своего влияния и имели, как кажется, намерение воспользоваться ныне столкновением, происшедшим между шейхами Кувейта и Неджда (Неджд — область на Аравийском полуострове (ныне в составе Саудовской Аравии). Речь идет о начавшемся осенью 1900 г. вооруженном конфликте между Мубараком и правителем Неджда Ибн-Рашидом, в ходе которого войска Мубарака, после первоначальных успехов, были в марте 1901 г. разбиты. Попытки Великобритании и Турции вмешаться в конфликт едва не привели к прямому столкновению между двумя этими державами.), дабы обеспечить свои интересы на побережье залива при помощи отправленных из Бомбея в Кувейт военных судов. Турецкое правительство, в свою очередь, нашло минуту благоприятной для закрепления за собой прав на территорию Кувейта и послало с этой целью войска из Басры, остановленные, впрочем, в пути вследствие возникших с Англией переговоров, завершившихся соглашением о сохранении «status quo» (Имеется в виду подписанное 6 сентября 1901 г. соглашение между Великобританией и Турцией, согласно которому Кувейт оставался в составе Турции, но сохранял автономию, а обе стороны обязывались не вводить на его территорию свои войска.).

В настоящее время еще не получено известий о том, в какой мере последующие действия англичан согласуются с состоявшимся договором и отозваны ли назад все их суда с войсками. Вследствие сего весьма желательно было бы проверить, какое положение занято ныне Англией на берегах Персидского залива и, в частности, в Кувейте, а также разведать, по возможности, дальнейшие их намерения.

С нынешнего года Министерством иностранных дел учреждены новые консульства в Бушире и в Басре, открывшие недавно свои действия. Как на управляющего генеральным консульством в Бушире тит[улярного] сов[етника] Овсеенко (Овсеенко Г. В. — дипломат.), так и на консула в Басре кол[лежского] ас[ессора] Адамова (Адамов А. — дипломат, автор книги «Ирак арабский» (СПб. 1912).), имевших уже ранее случай посетить побережье названного залива, возложена была [11] обязанность внимательно следить за происками на месте иностранцев и обоим названным лицам ныне же даны дополнительные инструкции по этому предмету. Как г. Адамов, так и г. Овсеенко будут, конечно, оказывать и командиру «Варяга» полное содействие в исполнении возложенного на него поручения, а кроме того, консулу нашему в Басре будет предложено выехать на встречу к крейсеру «Варяг» для следования на нем в Кувейт, входящий во вверенный наблюдению г. Адамова округ.

Передавая о вышеизложенном, почитаю долгом добавить, что командиру крейсера «Варяг» надлежит поэтому сообразовываться в своих действиях и отношениях к местным властям и населению с советами, которые могли бы быть ему даны вполне опытными и знакомыми с местными условиями вышеназванными чинами Министерства иностранных дел.

За всем тем мне остается лишь присовокупить, что, как и в 1899 году, командир крейсера «Варяг» должен соблюдать особую осмотрительность, дабы его образ действий не мог подать повод заключить, что появление русского военного флага в портах Персидского залива скрывает за собой какие-либо тайные намерения императорского правительства.

Покорнейше прося о последующем благоволить меня уведомить, пользуясь настоящим случаем, чтобы возобновить Вам, милостивый государь, уверение в отличном моем почтении и совершенной преданности.

Граф Ламздорф".

В соответствии с этим решением в декабре 1901 г. Персидский залив посетил второй русский военный корабль — легендарный крейсер ,,Варяг". 2 декабря он прибыл в Бендер-Бушир, где командир корабля капитан 1 ранга Владимир Осипович Бэр обсудил с консулом Г. Овсеенко вопросы, касающиеся дальнейшего маршрута судна в Заливе. 8 декабря в пять часов пополудни крейсер бросил якорь в Кувейтской бухте близ стоявшего там английского крейсера ,,Помона".

В это время шейх Мубарак отсутствовал в городе. Он находился в местечке Джахра среди своего войска, которое было собрано и расположено под Кувейтом для отражения ожидавшегося с часу на час нападения шейха шаммаров и эмира Неджда Абдель Азиза ибн Рашида. Вместо шейха всеми делами в городе управлял его старший сын Джабер. 9 декабря в 10 часов утра он в сопровождении многочисленной свиты подошел на барже к крейсеру ,,Варяг". Поприветствовав консула, он попросил принять от него подарок для экипажа — несколько ,,баранов и прочую живность". По просьбе шейха ему были показаны портреты царя и царицы, а также сам корабль. Пробыв на крейсере более двух часов, Джабер при прощании пригласил в гости к себе консула и капитана. Приглашение было принято, и они посетили дом Джабера, после чего В. О. Бэр вернулся на корабль.

Консул Г. Овсеенко, решив оказать Мубараку Аль Сабаху весьма нужную для него в этот ответственный момент русскую поддержку, отправился к шейху непосредственно в его ставку в Джахре. Извещенный об этом и весьма польщенный этим визитом, шейх выслал навстречу русскому дипломату ,,трех лучших своих коней в блестящих серебряных чепраках и покрытых бархатом седлах" и лично вышел встречать его за ворота дома. Специально для высокого гостя на широком дворе этого дома был разбит бедуинский шатер, устланный коврами и ,,уставленный в знак почтения по местному обычаю боевыми верблюжьими седлами".

На следующее утро, 10 декабря, Мубарак показал Овсеенко часть своего войска. 4 батальона со знаменами, собранные у дома шейха, познакомили гостя с ритуальными военными танцами и песнями, исполнение которых предшествует вступлению арабов в бой. Прощаясь, шейх Мубарак, как сообщил Г. Овсеенко, высказал пожелание видеть у себя в Кувейте русских как можно чаще, в том числе русские торговые суда с русскими товарами. Вполне понятно, что кувейтский правитель был полностью занят приготовлениями к сражению, которое он блестяще затем выиграл, и поэтому визит не продлился долго.

Во время визита ,,Варяга" в Кувейт русский консул впервые встретился там с находившимся под защитой Мубарака эмиром Неджда из потомков древнего рода Саудов — Абдуррахманом бен Саудом. В ходе беседы он поделился с Овсеенко мыслями о ,,возвращении отнятой у него Ибн Рашидом провинции Неджд с городом Рияд". Старший сын смещенного правителя Абдель Азиз, будущий основатель Саудовского королевства, командовал одним из пяти противостоящих Ибн Рашиду отрядов. ,,Абдуррахман — писал Овсеенко, был рад познакомиться со мной, упрашивая провести у него весь день«.

Говоря о визите прославленного «Варяга», особо следует упомянуть следующее. Внушительные размеры крейсера, его величественный внешний вид, мощное электрическое освещение, огромные корабельные орудия, впервые зазвучавший здесь оркестр духовой музыки, численность экипажа, приветливость русских моряков и доступность корабля для ознакомления с ним местного населения — все это оказало огромное, незабываемое впечатление на арабов. Особое впечатление произвело то, что русский военный корабль, в отличие от английских, прибыл с дружественным визитом, демонстрируя добрые чувства и пожелания России. Крейсер ,,Варяг" служил темой нескончаемых бесед в различных городах Персидского залива и Аравийского побережья в течение длительного времени.

Посетивший эти края в июне 1902 г. первый русский ученый этнограф Николай Васильевич Богоявленский отмечал в своем отчете, что из разговоров с шейхами Кувейта и Бахрейна он увидел, что ,,на арабском берегу обаяние России как могущественной державы очень велико" и что ,,это обаяние усилено было прибытием крейсера 1-й категория ,,Варяг", который произвел, можно сказать, прямо ошеломляющее действие на все арабское побережье как своей величиной, так и своими четырьмя трубами и электрическими огнями, каких не было у британских военных судов, стоящих в Персидском заливе". До визита в Персидский залив ,,Гиляка" и особенно ,,Варяга", писал Н. В. Богоявленский, арабы были абсолютно уверены в том, что ,,у русских много войска, но нет совсем военных судов".

Огромное впечатление, произведенное на бедуинов Аравии крейсером ,,Варяг", не осталось незамеченным англичанами. Довольно быстро они постарались скопировать то многое позитивное, что было на русских боевых кораблях. В частности, на базирующихся в Заливе английских судах появилось столь поразившее прибрежное население электрическое освещение. В Залив был направлен похожий на ,,Варяга" английский четырехтрубный крейсер ,,Амфитрита«.

Но следует сказать, что все это были слабые английские потуги, и они не смогли стереть из памяти арабов то огромное, потрясающее впечатление, которое оказал великолепный крейсер «Варяг». И есть что-то символическое в том, что новый «Варяг» посещает те отдаленные места земного шара, где его предшественник более века тому назад впервые демонстрировал флаг Российской империи.


Виктор Михин

Член-корреспондент РАЕН

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть