Руководство Башкирии начало чистки «рахимовских» конюшен по указанию Кремля

Эксперт ИА REX комментирует ситуацию c башкирским телепроектом «Дознание»
3 июля 2013  14:22 Отправить по email
Печать

На телеканале «Вся Уфа» вышел пилотный проект «Дознание». Это первый в республике проект, снятый в жанре журналистского расследования. Цель «Дознания» — обратить внимание общественности на существующие проблемы в экономике, судебном делопроизводстве, ЖКХ и других сферах. После выхода первой передачи в редакцию поступило множество откликов от горожан — реальные истории, на основе которых будут сняты следующие сюжеты. Над проектом работает группа из 5-6 человек. «Дознание» — это программа о событиях, которые когда-то потрясли уфимцев, — громкие судебные процессы, жестокие убийства, предвзятые решения. Программа вызвала много дискуссий в блогосфере и социальных сетях, сообщив пользователям сети откровения о коррумпированности башкирской местной власти.

Эксперт ИА REX, политолог и историк, кандидат исторических наук Лев Вершинин прокомментировал агентству ситуацию c башкирским телепроектом «Дознание».

Надеюсь, ни у кого нет сомнений в том, что рассказанное в фильме — правда. Надеюсь, ни у кого нет сомнений в том, что это не журналист такой смелый, а руководство Башкирии начало чистки «рахимовских» конюшен, и только потому фильм вышел на экраны. Надеюсь, ни у кого нет сомнений, что без согласования с Москвой и получения гарантий полной поддержки, Уфа такие чистки не начала бы. Если сомнений нет, идём дальше.

К исходу ельцинского лихолетья России не было. А то, что считалось Россией, идеально иллюстрировало понятие failed states. Реальная власть была у денежных мешков, — и даже не исконно-посконных, потому что (давайте не обольщаться) всякие ходорковские иже с ними, по сути, только играли роль хозяев, на деле будучи «внешними представителями» тех или иных зарубежных финансовых групп, — а государственный аппарат сидел при ноге капитала, выполняя незавидную, хотя и хлебную роль овчарки.

Владимир Путин ситуацию изменил. Неважно, почему им было принято такое решение, но факт есть факт: выпущенный на авансцену в качестве «фигуры прикрытия» и плотно взятый под колпак пресловутой «Семьей», он угробил всю первую каденцию на медленное и аккуратное выдавливание «семейных» (г-да Касьянов, Волошин и тэдэ) из политической власти, обуздание «денежных мешков» и отжим от прямого кормления их закордонных кураторов. Опорой его при этом стало чиновничество, как столичное, так и региональное, которому было обещано полное всевластие на местах при условии лояльности Центру, а не бывшим «крестным отцам». Цену отказа продемонстрировала 2-я Чеченская.

Это было предложение, от которого невозможно отказаться. Так что согласилось, оговорив условия сотрудничества, подавляющее большинство местных (и ведомственных) царьков, еще ельцинского, а то и «перестроечного» призыва. Приняв, — пусть и со скрежетом зубовным, — даже право Центра назначать «герцогов» и «графо». То есть, о факту, в России был учрежден феодализм с классической «лестницей», бенефициарным оммажем, принципом «вассал моего вассала — не мой вассал» и неформальным разделом общества на сословия. Взамен «герцоги» и «графы» обязались не грабить королевские караваны, не претендовать на королевские города, исправно посылать указанную долю доходов и в военное время (то есть, в период выборов) предоставлять королю свои дружины.

Нельзя сказать, что процесс «согласований» шел легко. Необходимости «дружить» с президентом была окончательно осознана «царьками» лишь на исходе первой каденции Владимира Путина, если не в начале второй. Но все-таки была. И если уж начистоту, то на каком-то этапе такой «общественный договор» был даже прогрессивен, ибо любая, пусть хреновенькая, а все же структура, тем паче, если она еще и противостоит влиянию извне, лучше полного хаоса. Но именно что на «каком-то этапе», и не далее. Потому что процесс формализации кланов, получивших полный карт-бланш в решении кадровых вопросов на местах, с этого момента пошел вовсю. Вернее даже, не кланов, а того, что при Иосифе Виссарионовиче называлось «обоймами» и разрушалось всеми, в том числе и совсем не вегетарианскими методами.

Именно это показано в фильме: папа управленец, а сын милиционер, а тетя судья, а сват в налоговой, и все всех, естественно, поддерживают, все собирают дань, отсылая часть главе клана, все создают собственные «мини-обоймы», прикармливая «лучшую чадь» подачками и повязывая вседозволенностью, порождающей запасы «компроматика». По сути, в таких условиях, единственное, чего не хватает «графам» и «герцогам», это «выборности региональных руководителей населением», — и этого они, как известно, активно (в самой красивой словесной обертке) добиваются. Потому что присланную корону король может и отнять, вот снять с башки венец, «демократически легитимизированный» большинством, уже куда сложнее. Центр же способен оказывать хоть какое-то влияние только играя на клановых противоречиях, — тут поддержка обеспечена, — но не посягая на «старые ассизы» как таковые. А ежели посягнет, на его мнение плюют. А ежели упрется буром, — туземная знать вполне открыто на это намекает, — может случиться неслабый мятеж.

Понимаю ли это в Кремле, хотят ли изменить ситуацию?
Думаю, — более того, уверен, — и понимают, и хотят. И даже пытаются что-то делать. Свидетельством тому многочисленные, — этого никто не может отрицать, — аресты, отставки, расследования, начавшиеся фактически с первого месяца третьей каденции Владимира Путина.

Но. Проблема в том, что созданная Владимиром Владимировичем структура, — т.н. «вертикаль», а реально, повторю, феодальная лестница, — исчерпав весь позитивный потенциал, отладила идеальный потенциал самозащиты. Чтобы раздробить хотя бы одну «обойму», необходимо начинать с самых нижних звеньев, убедив при этом вышестоящих, что им ничего не угрожает, а это сложно. Более того, система неявного вассалитета приобрела характер саркомы, разбрасывающей метастазы во все уголки организма, и точно так же, как у каждого районного (офисного) царька есть покровители на уровне города и области (республики), так у руководителей областных (краевых, республиканских) есть покровители на уровне Центра. А поскольку бабло, по нынешним временам, побеждает аж зло, а не то, кто какие-то там государственные интересы, эта самая медленная, эволюционная борьба выхолащивается быстро и эффективно.

И в этом, на мой взгляд, беда президента РФ. Просто потому, что система, им построенная, недурно использованная, давшая плоды, но ныне гниющая, в глазах населения является именно «путинской», и ее вонь и грязь пачкают, в первую очередь, Центр, ибо реалии, подаваемые в должном виде, воспринимаются многими (а что? ведь чем больше власти, тем больше ответственность) именно как вина лично Владимира Путина, который, дескать, ничего делать не хочет, потому что его это устраивает. Что, думаю, неверно, но ведь, будем откровенны, выглядит все именно так, и поди докажи, что не иначе, — а пользуются таким раскладом все, кому не лень, и понятно, в чьих интересах.

Короче говоря, давя прыщи, рак не лечат. Даже интенсивная терапия, видимо, уже запоздала: время не ждет. Впереди или распад и смерть, или просвещенный абсолютизм. Повторяю: абсолютизм. Хотя и просвещенный. А значит, огонь и топор. Иных средств История не знает. И обязательно сверху, ибо снизу, с учетом, что кланы контролируют все, будет только хуже. Но раз огонь и топор, значит, — люди. Ничем не запятнанные и ни с кем не повязанные профессионалы, готовые по приказу главврача взять их в руки, отвернувшись от раковых клеток, сулящих златые горы за то, чтобы наверх сообщили про операцию, а в реале дали таблеточку. Есть ли в распоряжении Владимира Путина такие кадры?
Способен ли вообще «человек баланса», шагнув на седьмой десяток, сломать себя?
Я не знаю.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть