Дело не в избирательном праве, а во взаимоотношениях общества и государства

Полемика с Владимиром Павленко
23 апреля 2013  14:56 Отправить по email
Печать

31 марта на сайте ИА REX (http://www.iarex.ru/articles/35241.html) я, как пишет Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем,  - «попытался поставить под сомнение обоснованность и корректность жесткой критики» названного господина (http://www.iarex.ru/articles/35010.html), вознамерившегося торпедировать мое предложение «лишить часть соотечественников активного избирательного права» (http://www.iarex.ru/articles/34968.html).

Что же, очередная порция «жесткой критики» от г-на Павленко (см. http://www.iarex.ru/articles/35890.html) мне только на руку, позволяя лишний раз высказаться о своем предложении, суть которого мой оппонент передает не вполне корректно.

Удивляет, прежде всего, его заявление о том, что «г-н Андурский уже не столь решителен, как раньше и явно использует осуществленный им «переход на личности» для того, чтобы увести разговор в сторону от темы всеобщего избирательного права (ВИП). И перевести его в плоскость взаимоотношений государства с обществом и гражданами».

Переходы на личности стараюсь не допускать, однако не могу не парировать не вполне корректные выпады своего ученого оппонента. Попутно хотел бы уточнить, что меня интересует не столько ВИП, сколько субъект-объектное отношение «общество/государство». Которого, однако, не существует: государство как субъект в России имеется, а вот общества в нашей стране, увы, нет. Именно это и позволяет государству осуществлять все свои, самые смелые фантазии. В том числе – по отношению к гражданам, поскольку они являются налогоплательщиками или, другими словами, наложниками.

«Наш «правозащитник» оспаривает (…) пункт 2-й статьи 80-й действующей Конституции РФ, вменяющий главе государства обязанность «гаранта …прав и свобод гражданина», - отмечает г-н Павленко. Текст этой нормы звучит так: «Президент РФ является гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина».

Специально справившись об этом у филолога, выяснил, что сия запись означает. Так вот, с одной стороны, президент гарантирует (неизвестно кому) неукоснительное соблюдение норм Основного закона, а с другой, отвечает (неизвестно перед кем) за соблюдение предусмотренных Конституцией прав и свобод.

О правах человека в Конституции, по-моему, вообще не может быть речи, поскольку Творец не перепоручал государству заботу о человеках, созданных им по своему образу и подобию. Иными словами, нормы Конституции РФ должны распространяется только на тех физических и юридических лиц, которые пребывают на территориях России, управляемых государством по имени «Российская Федерация».

Кому как, а мне п. 2. ст. 80 Конституции РФ представляется ущербным, поскольку он не конкретизирует, кому именно президент гарантирует соблюдение норм Конституции и перед кем несет ответственность за их соблюдение.

Вернемся к проблеме ВИП, поскольку именно она послужила предметом дискуссии.

Да, я считаю, что на модернизацию ВИП нет смысла тратить время. И что прядка с выборами мы не добьемся, пока избирательной машиной будет управлять государство.

Да, в Основном законе зафиксировано право граждан РФ «избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме». Но это не может препятствовать обсуждению избирательной системы.

Да, моя инициатива направлена на то, чтобы гражданам, которые этого пожелают, позволить объединиться, создав, наконец, российское общество. Но разве в этом есть криминал?

Да, мои высказывания не всегда соответствуют букве Конституции и ее духу. Но ведь – это часть многонационального источника власти в РФ? И, следовательно, имею право высказывать суждение об Основном законе своего государства.

Да, общество – это понятие не конституционное. И что из того? И разве не общество в норме должно направлять деятельность государства.

А уж кто кого снес – не вопрос права, которое, как известно, является атрибутом государства. Но не общества, которое и должно стать господином государства. Именно в этом и заключается квинтэссенция предложенной мной парадигмы.

В поисках ответа на вопрос «что такое народ» мой оппонент заглянул в первый «из подвернувшихся под руку философских словарей», где обнаружил, что «народом признается «культурная общность людей», связанная «одинаковым происхождением и языком».

Но ведь живем мы не по словарям. Мы живем по Основному и вытекающим из него законам, ни один из которых, к слову, не объясняет, что такое народ. Я, например, считаю, что народ – это совокупность людей, народившихся на территории России, в силу чего они стали гражданами РФ. А г-н Павленко может придерживаться иного мнения.

Мой оппонент по своему обыкновению лукавит, приписывая мне суждения, которые я не высказывал. Например, о том, что я свое определение наделяю «научным смыслом». Я этого не стану делать уж потому, что слишком мало ценю беспозвоночное, именуемое «Российская общественная наука».

Понимаю снисходительный тон г-на академика, полагающего, что «г-на Андурского отчасти извиняет научная некомпетентность». Однако право решать, кто «научно компетентен», а кто лишь кичится научными званиями, предлагаю предоставить читателю.

Не понимаю другого: почему, критикуя мою скромную персону, г-н Павленко упоминает про «иностранных агентов», которые «оказываются инструментами внешнего влияния, занимая по отношению к собственной стране и ее интересам двусмысленную, если не сказать предательскую, позицию». Простите, а я-то здесь причем? Я даже отечественным агентом не могу себя считать, потому что мне никто не платит, в силу чего никакому влиянию я не подвержен.

Кого дало постсоветское двадцатилетие, прошедшее под знаком идей г-на Андурского и иже с ним? - задается вопросом г-Павленко. Мой критик мне либо льстит, либо у него есть проблемы с адекватным восприятием действительности.

«Народ – не только по Конституции РФ, но и по жизни – несоизмеримо выше общества», - утверждает г-н Павленко. Оставив это, ничем не аргументированное, утверждение на совести оппонента, перейду к следующему перлу.

«Группа людей, представленная г-ном Андурским и объединенная совместными, возможно конъюнктурными (если не сказать шкурными) интересами, которые заключили между собой гласный или негласный договор, пытается, наплевав на соборную связь поколений, укорененную в веках и имеющую глубочайшие духовные корни, навязать свои интересы народу, подчинив себе государство.

Получается ли у представленной мной «группы людей» что-либо навязывать народу он, то есть народ, пусть уж судит сам. Если, конечно, способен к суждениям. Кто как, а я, например, с фактами выражения народом своего суждения, не сталкивался.

А вот за проблему подчинения себе государства г-ну Павленко отдельное большое спасибо. Потому что проблема эта вполне назрела, требуя, по меньшей мере, консервативного лечения.

С моей точки зрения, лишенное общественного или, если угодно, народного контроля, деньги наложников государство расходует преимущественно на собственные нужды, включая укрепление судебной системы и силовых структур. И неуклонно сворачивая социальные программы, в которых так нуждается обожаемый г-ном Павленко народ.

Удивляюсь я своему критику. Владимир Павленко пишет, что государство отражает интересы не «совокупности людей» (общества. – Е. А.), а народа. Но никак это не аргументирует. При этом критерием эффективности государства он числит «роль и место народа в Истории».

Похоже, что у моего оппонента есть проблемы с выбором критериев для оценки государства, судить о котором следует по степени исполнения им своего природного качества, которое, на мой взгляд, сводится к поддержанию устойчивости общественного организма в целом. Что же касается его эффективности, то ее обеспечивают коммерческие структуры. Боюсь, однако, что г-н Павленко едва ли найдет научные определения названных категорий, поскольку их в философских словарях попросту не существует. Боюсь, что он не сможет дать и научное определение самой науке.

«У общества места в Истории нет, - патетически восклицает, г-н Павленко, - и взяться ему неоткуда – оно не субъектно в принципе, ибо неоднородно и само состоит из субъектов».

Простите, но академик, по-видимому, и сам едва ли понял, что сказал. И как общество может быть неоднородно, если оно представляет совокупность субъектов, изначально и в равной степени наделенных правами человека?! Другое дело – государство, поскольку оно представляет классическую иерархию.

Проблемы же с нынешним государством у (…) «правозащитников», по мнению г-н Павленко, «заключаются лишь в том, что на определенном этапе они перестали с ним ладить».

Не понимаю, почему слово «правозащитник» мой оппонент приводит исключительно в кавычках. Потому что, правозащитники вызывают у него аллергию? Или потому что настоящих правозащитников, по его мнению, в природе не существует?

«Пока пресловутые «бандерлоги» не разбежались, - продолжает г-н Павленко, - у них все было в порядке. Так что, надо понимать, столь жаркая борьба ведется отнюдь не за принципы, а за место у «кормушки».

А вот мерить других на свой аршин – это, по меньшей мере, некорректно. Да, мне предлагали использовать созданный мной Клуб интеллектуалов, насчитывающий более 4 тысяч членов, в качестве координационного центра всероссийской партии интеллектуалов (см. http://www.iarex.ru/interviews/35745.html). Но я не считаю, что партийное строительство – это удел именно интеллектуалов. Другое дело – создание дискуссионно-консультационных центров, но об этом как-нибудь в другой раз.

Специально для меня г-н Павленко подчеркнул, что его мнение разделяют «десятки миллионов сограждан». А где, простите, доказательства?

«Ни одна из приведенных мной или любых иных статей Конституции РФ, витийствует г-н Павленко, - не предусматривает лишения граждан своих прав, даже если они ими не пользуются».

Простите еще раз, но где доказательства того, что я предлагаю ущемить права и свободы граждан? А вот то, что лица, призванные следовать Конституции, в принципе не могут устанавливать ее нормы, доказывать не нужно. Для этого достаточно прибегнуть к формальной логике.

Мне и подобным мне г-н Павленко инкриминирует «непреодолимое космополитическое низкопоклонство». Что я расцениваю как оскорбление. «Здесь, в России», по мнению своего оппонента, я ощущаю себя «цивилизатором, несущим киплинговское «бремя белого человека.

«Для всесторонней оценки предложения о ликвидации ВИП (…) «герой» нашего повествования не предлагает никаких конституционных изменений». Да, это так. Строго говоря, ни в одной из своих публикаций, посвящаемых критике ВИП, вопрос об изменении действующей Конституции я не ставил. Но лишь потому, что не вижу субъекта, перед которым такой вопрос можно было бы поставить. Потому что единственным субъектом такого рода, как я считаю, может быть только российское общество. А его как субъекта, к сожалению, не существует.

Причину «поднятого» мной «шума» г-н Павленко объясняет пословицей «знает кошка, чье мясо съела». Хотелось бы, однако, уточнить, где, когда, у кого и в каком месте я отъел кусочек мяса.

Владимир Павленко пишет: «шумит – значит, зацепило», чем он в полной мере удовлетворен «ибо публичное обсуждение данной проблематики – это именно то, что жизненно необходимо обществу для осознания угрозы, исходящей, как от отдельных «креаклов», так и от идеологии «креаклизма» в целом». Так ведь нет еще у нас никакого общества. Так что и угрожать, в сущности, некому.

Собственный «узкий круг», - печалится г-н Павленко, - превратился в достаточно детально проработанную концепцию, среди адептов которой г-ну Андурскому отведена весьма скромная роль – не более чем выкатить очередной «пробный шар».

Увы, но я не фокусник, который, быть может, и способен превратить узкий круг в концепцию, а затем и в стратегию, «в пропаганде которой мой оппонент не только не единственный, но и далеко не первый – ни по влиянию, ни по общественному весу»

Так ведь ни приоритет, ни вес меня не интересуют. По-видимому, у меня и моего оппонента разные ценностные ориентиры.

Не исключено, что у меня меньше времени, чем у моего оппонента, поэтому его размышления о Гаврииле Попове опущу, отреагировав на пассаж с г-ном Стариковым. Последний, ссылаясь на Юлию Латынину, толкует о праве за деньги отказываться от голосования. «Не захотел быть гражданином – добро пожаловать в рабы»!

Простите, но если государства силой, как отмечает публицист из США Илья Трейгер (см. http://www.iarex.ru/news/35086.html), заставляет граждан платить налоги, то кем, как не наложниками граждане являются по отношению к нему? А наложник, в сущности, и есть раб.

Владимир Павленко приводит оценку, которую заключению адвоката Марка Дяковецкого дал адвокат Михаил Шеповалов. Думаю, что адвокаты между собой разберутся как-нибудь без нас. Но проигнорировать обвинение в пропаганде «исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной… принадлежности, в данном случае, к “членам общества”, не могу.

Тем более что, как пишет нападающий (на меня) защитник г-на Павленко, «это может быть установлено следственным путем». Быть может, я безнадежно отстал? И пропустил очередную новацию ГД РФ, согласной которой к участию в научных дискуссиях в обязательном порядке следует привлекать следователей?!

А вот как на инкриминируемое мне деяние отреагировал правовой эксперт Общественной палаты РФ Борис Пантелеев. А уж он определенно знает толк в признаках экстремизма.

«На эти вопросы я уже ответил, давая негативную оценку высказываниям Латыниной, антиконституционные идеи которой вы разделяете. Другое дело, что далеко не всё, что как-либо противоречит Конституции, можно признать экстремизмом. Правда, теперь, после исключения в 2005 году из состава статьи против экстремизма квалифицирующего признака «призывы к насилию» любые нетрадиционные критические высказывания при желании можно относить к экстремистским. Так что угрозы Ваших критиков могут быть реализованы. Всё будет зависеть от заключения эксперта, которое посчитает нужным использовать следствие».

Ну, что же, свежо еще в памяти дело журналиста Ирека Муртазина, севшего за экстремизм в отношении социальной группы «органы власти». Именно эту группу особо рьяно защищает государственное правосудие.

Но, увы, урок, который власть преподала ее критикам, не пошел впрок. Более того, никакая социальная группа, включая группу академиков, не помешает мне – правозащитнику защищать права и свободы гражданина и человека, главным угнетателем которых чем дальше, тем в большей степени становится российское государство. И пусть российское государство в лице его главы, посчитав это клеветой, подаст на меня в свой суд.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть