Израильские мифы. Закрытое море. О законности блокады Сектора Газа

Насколько правильно была проведена операция против «Флотилии свободы» и судна «Мави Мармара»? Насколько законна блокада Сектора Газа?
Михаил Ошеров
31 марта 2013  20:19 Отправить по email
Печать

Вокруг истории с  захватом Израилем  судов турецкой "Флотилии свободы", последующим охлаждением турецко-израильских отношений и внезапными извинениями за содеянное премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху – вокруг всего этого в Израиле, в израильском обществе существует много политических мифов. Само отношение израильского общества ко всему комплексу проблем и вопросов, связанных с Сектором Газа, его блокадой, с событиями вокруг захвата турецкого судна "Мави Мармара" во многом основано на мифах.

Для начала попробуем сформулировать и задать самим себе несколько вопросов.

Насколько правильно была проведена операция против "Флотилии свободы" и судна "Мави Мармара"? Насколько  законна блокада Сектора Газа?

В рамках правой политической мифологии, бытующей в нынешнем Израиле, ответы на эти вопросы выглядят примерно так:

"Операция против "Флотилии свободы" и судна "Мави Мармара" проведена совершенно неправильно. В соответствии с нормами международного морского права судно зашедшее в зону блокады должно быть остановлено и препровождено в подходящий порт для досмотра. В случае отказа остановиться и проследовать в предписанный порт это судно может быть обстреляно и потоплено. Вынимать уцелевших террористов из воды намного безопаснее, чем лезть к ним а логово с пейнтбольными пукалками. Блокада Сектора Газа совершенно законна, т. к. в Газе угнездились террористы и преступники против человечности которые обстреливают ракетами мирное население Израиля."

Основные претензии Турции и мирового сообщества к Израилю – нападение на невооруженное судно вооруженными людьми в нейтральных, международных водах, вне израильской юрисдикции  (в момент израильского нападения судно находилось в 65 км от берега) и чрезмерное применение силы, вылившееся в убийство 9 невооруженных человек. Нападение на невооруженное судно вооруженными людьми в нейтральных, международных водах по международному морскому законодательству является пиратством – тяжелым международным преступлением. Ровно в то же время в Индийском океане происходили многочисленные нападения сомалийских пиратов на торговые суда и нефтеналивные танкеры, что вынудило мировое сообщество скорректировать международные соглашения и разрешить невоенным судам в случае пиратского нападения на них оказывать сопротивление этому насилию любыми возможными средствами.

Государство Израиль оправдывало захват судна "Мави Мармара" в международных водах морской блокадой Сектора Газа. Мировое сообщество не считает  блокаду Сектора Газа полностью законной. В Израиле также не единого мнения на этот счет. Израильские государственные органы считают блокаду Сектора Газа и оккупацию палестинских территорий Западного берега реки Иордан законной. Часть израильской общественности считает оккупацию и блокаду незаконными.

Израиль оккупирует территории Западного берега реки Иордан и Сектора Газа с 1967 года, после победы в войне. Правовой режим военной оккупации регулируется различными международными соглашениями.

http://www.bibliotekar.ru/mezhdunarodnoe-pravo-2/145.htm

"Военная оккупация — это временное занятие в ходе войны вооруженными силами одного государства территории другого государства и принятие на себя управления этими территориями. Согласно нормам международного права, оккупированная территория юридически продолжает оставаться территорией того государства, которому она принадлежала до оккупации. В период временного, фактического перехода власти из рук законного правительства к военным властям, занявшим территорию, эти власти обязаны обеспечить общественный порядок и жизнь населения, уважая существующие в этой стране законы. Женевская конвенция 1949 г. о защите гражданского населения во время войны устанавливает, что лица, находящиеся на оккупированной территории, имеют право на уважение их личности, чести, семейных прав, религиозных убеждений.

Оккупирующему государству не разрешается упразднять :на занятой территории действовавшие законы. Оно вправе только приостановить действие тех местных законов, которые не отвечают интересам безопасности его армии или оккупационной власти, а также может издавать временные административные ,акты, если это необходимо для поддержания общественного порядка. Издаваемые оккупирующей державой уголовно-правовые акты вступают в силу только после того, как они будут опубликованы и доведены до сведения населения на его языке.

Запрещено разрушение и уничтожение не только частной, но также общественной и государственной собственности; признается противоправным уничтожение движимого или недвижимого имущества, представляющего индивидуальную или коллективную собственность частных лиц или государства, общин либо общественных или кооперативных организаций, которое не является абсолютно необходимым для военных операций."

http://www.pravo.vuzlib.org/book_z1452_page_176.html

"В процессе развития вооруженного конфликта одна из воюющих сторон может оккупировать полностью или частично территорию другой воюющей стороны. При этом на оккупированной территории приостанавливается эффективное функционирование органов власти оккупированного государства, а административное управление переходит к военному командованию государства, оккупировавшего определенную территорию. Однако оккупирующее государство не получает суверенных прав над оккупированными территориями и не может их аннексировать либо уступать другому государству. Юридическое положение таких территорий определяется при окончательном мирном урегулировании. Режим военной оккупации регламентируется правилами и обычаями войны, в частности Гаагской конвенцией о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г., Женевскими конвенциями о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительны? токолами I и II к ним 1977 г."

Израиль нарушает многие положения этих международных соглашений о правовом режиме военной оккупации.

В 2005 году Израилем в одностороннем порядке была прекращена оккупация Сектора Газа и были выведены все израильские поселения. Власть в Секторе Газа была полностью передана Палестинской автономии. При этом государство Израиль сохранило за собой полный военный и пограничный контроль периметра Сектора Газа – сухопутной границы с Египтом и внешней морской границы. После выборов, проведенный в Палестинской автономии в 2006 году и победы на них движения ХАМАС в итоге переговоров между палестинскими политическими силами в 2007 году было сформировано единое правительство ФАТХа и ХАМАС, признанное международным сообществом. Важно отметить, что это правительство было признано ООН, Европой, США, Россией, Израилем и всеми странами региона. Но через некоторое время попытка замены новым палестинским правительством старых арафатовских кадров в системе МВД – ставленников ФАТХа встретила их вооруженное сопротивление, что в итоге привело к гражданской войне в Палестине, по итогам которой власть была разделена между ФАТХом на Западном берегу реки Иордан и движением ХАМАС  в Секторе Газа.  После этих событий Израиль, сохраняющий полный контроль периметра всех оккупированных территорий, объявил о блокаде Сектора Газа.

Режим блокады – сухопутной и морской, регулируется другими международными правовыми актами. В частности режим морской блокады считается одним из способов ведения морской войны. Египетская морская блокада проливов в Красном море в свое время стала поводом для нападения Израиля на Египет в 1967 году. Морская блокада подразумевает военно-морские операции как в собственных территориальных водах, так и в международных.

У правового режима морской блокады есть несколько существенных особенностей.

В обычном режиме в международных водах действует международное морское право, которое, кроме общих принципов международного права, имеет свои специфические принципы: принцип свободы открытого моря; принцип свободы мореплавания и другие.

I. Одним из основных принципов современного международного права является принцип свободы открытого моря. Свое кодифицированное выражение этот принцип впервые нашел в Женевской конвенции об открытом море 1958 г., вступившей в силу 30 сентября 1962 г.[1]. В ст. 2 конвенции устанавливается: «Открытое море открыто для всех наций, и никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части его своему суверенитету». Комиссия международного права, ООН в комментариях к этой статье особо подчеркивала, что «государст­ва обязаны воздерживаться от каких бы то ни было действий, которые могут неблагоприятно отражаться на пользовании открытым морем, гражданами других государств» [2].

Содержанием свободы открытого моря являются свобода судоходства, свобода рыболовства, свобода прокладки кабелей и трубопроводов, свобода полетов над открытым морем. Из свободы судоходства проистекает принцип исключительности государства флага [3]. Судно, по общему правилу, не может быть остановлено, задержано, атаковано, захвачено или подвергнуто каким-либо иным насильственным действиям со стороны любого иностранного судна или летательного аппарата. Международное право признает лишь некоторые изъятия из этого правила, а именно: если имеются достаточные основания подозревать, что торговое судно занимается пиратством, работорговлей или несет флаг незаконным образом (ст. 22 конвенции). Кроме того, судно может подвергнуться преследованию в открытом море, если оно только что вышло из вод заинтересованного государства, совершив там какое-либо правонарушение. Наконец, вмешательство может быть основано на соглашении, когда его участники разрешают задерживать свои торговые суда при наличии точно установленных условий (например, конвенция 1884 г. предусматривает право задержания судна, подозреваемого в повреждении подводных кабелей). Других изъятий в период мира международное право не знает.

http://law.edu.ru/article/article.asp?articleID=1170994

Это – режим открытого моря в мирное время. Единственной причиной его нарушения могут быть только военные действия.

Женевская конвенция 1958 г. регулирует режим открытого моря в условиях мира и поэтому не знает иных оснований для вмешательства иностранных военных кораблей, кроме точно указанных. Всякие другие основания для вмешательства, в том числе и блокада, относятся к состоянию войны.

http://law.edu.ru/article/article.asp?articleID=1170994

Итак, ЕДИНСТВЕННОЕ обоснование нападения на корабль, находящийся в международных водах – это война, или военно-морская блокада как вид войны.

Военно-морская блокада – это система насильственных действий военно-морских сил воюющего государства (государств), имеющего целью не допустить использования противником своих портов, баз и побережья для связей через море.[251] Режим морской блокады регламентируется Декларацией о морской войне (1856), Декларацией о праве морской войны (1909), Уставом ООН (ст. 42) и некоторыми другими актами. Основными принципами военно-морской блокады являются законность, эффективность и гласность.

Военно-морская блокада может быть законной только в двух случаях: при осуществлении государством неотъемлемого права на самооборону (ст. 51 Устава ООН); в соответствии с решением Совета Безопасности ООН о необходимости принять действия морскими и воздушными силами для поддержания или восстановления международной безопасности. Критериями законности военно-морской блокады как средства ведения морской войны служат основополагающие принципы международного права. Поскольку блокада является средством ведения военных действий, то она может быть законной лишь в военное время. Тем самым не признается легитимность так называемой мирной блокады, поскольку блокада – это разновидность боевых действий военно-морских сил, проводимых в военное время.

http://www.nnre.ru/yurisprudencija/mezhdunarodnoe_pravo/p19.php

"Одним из распространенных способов ведения военных действий на море является военно-морская блокада — система насильственных действий военно-морских сил воюющего государства (или государств), направленная на преграждение допуска с моря к берегу, находящемуся во власти противника или им занятому. Режим морской блокады впервые был регламентирован в Декларации прав нейтральной торговли (о вооруженном нейтралитете), провозглашенной Екатериной II 28 февраля 1780 г. К этой Декларации присоединилось большинство морских государств. Основные ее положения позднее были закреплены в Парижской декларации 1856 г. о морской войне и Лондонской декларации 1909 г. о праве морской войны. В настоящее время, кроме указанных правовых актов, режим блокады регламентируется положениями Устава ООН и общими принципами современного международного права. К блокаде предъявляются требования: блокада должна быть действительной, т. е. реально препятствовать допуску к блокируемому побережью и портам противника; она должна быть публично объявлена правительством блокирующего государства, при этом необходимо указать дату начала блокады, географические районы блокируемого побережья, срок, даваемый нейтральным судам для выхода из блокируемых портов; об объявлении блокады должно быть сообщено нейтральным государствам по дипломатическим каналам; в соответствии с Женевской конвенцией от 12 августа 1949 г. о защите гражданского населения во время войны необходимо предоставлять свободный пропуск посылок с лекарствами, предметами санитарии, продовольственными товарами, одеждой и укрепляющими средствами для детей до 15 лет, беременных женщин и рожениц при условии, что не будет допущено злоупотребления этим правом; стороны, ведущие гражданскую войну, не вправе осуществлять блокадные действия за пределами территориальных вод своего государства. Согласно Лондонской декларации 1909 г. район блокирующих военно-морских сил не должен охватывать все пространство отдельных морей; блокирующее государство обязано определять лишь географические районы блокируемого побережья противника. "

http://pravouch.com/voennoe-pravo-rf/mejdunarodnoe-morskoe-pravo.html

Существенным моментом во всей этой системе международных договоров и соглашений является правосубъектность – поскольку блокада является одним из видов войны, то блокаду необходимо объявлять некоему субъекту международного права. Блокаду нельзя объявлять просто территории без признания субъектности администрации этой территории. Это регулируется различными международными соглашениями о правилах и принципах ведения войн.

Государство Израиль не признает власть движения ХАМАС в Секторе Газа, считая его террористической организацией. Признание ХАМАСа Израилем будет означать также признание Израилем статуса комбатантов для членов движения ХАМАС. Таким образом, морская блокада, объявленная государством Израиль Сектору Газа, является, по сути, незаконной. Исходя из этого, значительная часть мирового сообщества считает блокаду Сектора Газа нелегитимной, а действия Израиля по остановке парома "Мави Мармара" – соответственно,  международным преступлением. В комиссии Пальмера у сторонников израильской версии событий было большинство, поэтому комиссия Пальмера в своих выводах, принятых простым голосованием, оставила запись о законности морской блокады Сектора Газа. Но в тексте отчета комиссии Пальмера есть возражения турецкой стороны на эту тему, сформулированные в виде особого мнения члена этой комиссии от Турции. Также блокада Сектора Газа признана незаконной в докладе комиссии ООН по правам человека.

Государство Израиль не находится в состоянии войны с Палестинской автономией, частью которой является Сектор Газа.

Все это означает, что Израиль вправе совершать какие-либо действия против судов, следующих в Сектор Газа и порт Газа, только в пределах своих территориальных вод  - 12-мильной зоны. За ее пределами, в международных водах все действия государства Израиль по осуществлению морской блокады незаконны. Более того, право государства Израиль совершать какие-либо действия в пределах 12-мильной зоны Сектора Газа и в пределах экономической зоны Сектора Газа, в которой недавно израильскими фирмами были разведаны большие запасы природного газа, не абсолютно. Это право временно передано государству Израиль властями Палестинской автономии согласно соглашению между ними. Разрыв этого соглашения, о котором иногда говорят правые израильские политики, будет означать полную незаконность всякого контроля государства Израиль за береговой полосой Сектора Газа в принципе. 

Международные юристы – специалисты по международному праву в 2010 году активно обсуждали инцидент с судном "Мави Мармара".

Несколько англоязычных цитат из рассуждений на тему правомочности блокады Сектора Газа.

http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2010/06/01/AR2010060102934.html

"D`Amato said the document applies to a situation in which the laws of war between states are in force. He said the laws of war do not apply in the conflict between Israel and Hamas, which isn`t even a state. He said the law of the Geneva Conventions would apply. Human rights organizations, governments and U.N. officials have criticized Israel`s enforcement of the blockade as cruel, if not necessarily illegal"

http://opiniojuris.org/2010/06/02/why-is-israels-blockade-of-gaza-legal/

"Why Is Israel’s Blockade of Gaza Legal? (Updated)  by Kevin Jon Heller

But what justifies a blockade in non-international armed conflict (NIAC)?  The London Declaration does not justify such a blockade, because it only applies to “war”– war being understood at the time as armed conflict between two states.  Does the San Remo Manual justify it?  The Manual is not a picture of clarity concerning when its rules apply, but it does not seem to contemplate non-international sea conflicts.  Article 1 speaks of “the parties to an armed conflict at sea,”  which does not seem to include NIAC, unless perhaps a rebel group has a navy.  (Do any?)  Article 2 parallels the Martens Clause in the 1907 Hague Convention (IV) Respecting the Laws and Customs of War on Land, which only applies to IAC.  Article 3 acknowledges the right of self-defense under Article 51 of the UN Charter, but — as Marko Milanovic has pointed out — that right is an exception to the prohibition on the use of force in Article 2(4), which only operates between states.  And numerous articles in the Manual refer specifically to “belligerent States” (see, for example, 10, 20, 34).

UPDATE: As a number of commenters have pointed out, Lincoln’s blockade of the Confederate States of America (CSA) during the Civil War is a relevant historical precedent.  But I think that the Civil War blockade actually supports the argument I’ve made above.  As noted in the Lincoln section of the University of Virginia’s Miller Center of Public Affairs, the international community viewed the blockade as an act of war that required the CSA to be formally recognized as a belligerent, thus effectively transforming what was previously a NIAC into an IAC:

The first crisis occurred when England issued a proclamation of neutrality, which rested upon the logic of the Union’s declared blockade. According to English reasoning, although Lincoln proclaimed the rebels to be insurrectionists and thus not recognizable under international law as a belligerent power engaged in war, his declared blockade was an act of war, which would have to be conducted against a sovereign state. Thus Lincoln had actually granted belligerency status to the Confederacy and thereby forced foreign powers to do the same. By proclaiming neutrality, England afforded the Confederacy the status of a belligerent power. Other European nations followed England’s lead. Belligerency status gave the Confederacy the right, according to international law… to contract loans and to purchase arms from neutral nations. It also allowed England to provide safe harbors for both Union and Confederate warships and merchant vessels, to build blockade runners and warships for the Confederacy, and to formally debate in Parliament the merits of active intervention.

L.C. Green, one of the great IHL scholars, agrees with this analysis.  If this is still the state of the law — and I don’t know whether it is — it would be possible to argue that Israel’s conflict with Hamas is an IAC and Israel is thus entitled to blockade Gaza.

But there’s a catch — and a big one.  If the “cost” of the blockade is formally recognizing Hamas as a belligerent, maintaining the blockade would mean recognizing Hamas fighters as privileged combatants.  (Just as the armed forces of any state are privileged combatants.)  That would be fundamentally unacceptable to Israel, because Hamas fighters would then be entitled to attack Israeli combatants and would have to be treated as POWs upon capture."

Последняя цитата очень интересна.  Мистер Kevin Jon Heller  говорит, что почти полный юридический аналог ("релевантный исторический прецедент") израильской блокады Сектора Газа – это морская блокада, объявленная правительством Северо-американских Соединенных Штатов правительству Конфедерации Южных Штатов.

Немного истории.

Морская блокада была объявлена правительством США властям Конфедерации Южных Штатов практически сразу же после первых военных действий – нападения южан на форт Самтер в 1861 году. Южане для продажи своего главного товара – хлопка и закупок у Англии и Франции, не признававших эту блокаду, оружия, сырья, боеприпасов, военных кораблей, использовали целый флот "прорывателей блокады", который курсировал между портами Юга и Вест-Индией, где эти грузы перегружались на британские корабли – Британия сама, своими судами непосредственного участия в прорыве блокады не принимала. В ноябре 1861 года военным кораблем США в Багамском проливе (далеко за пределами территориальных вод США, в международных водах) был перехвачен английский грузопассажирский пароход "Трент", на котром в Европу плыли два высокопоставленных представителя Конфедерации Джеймс Мэйсон и Джон Слайделл. После предупредительных выстрелов корабль "Трент" был остановлен, а плывшие на нем представители руководства  Конфедерации были задержаны и арестованы. В дальнейшем они были доставлены в Бостон и заключены там в тюрьму форта Уоррен.

Английское правительство было крайне возмущено задержанием их корабля.

"Хотя Мэйсон и Слайделл не являлись британскими подданными, их пленение и задержание«Трента» вызвали в Лондоне самую резкую реакцию. Взволнованный посол США в Лондоне Чарльз Адамс прислал госсекретарю США Сьюарду эмоциональное письмо, разъясняя, что этого никак нельзя было делать, так как из-за сходного случая сами же США объявили войну Англии в 1812 г. Почти весь британский кабинет министров был за немедленный разрыв отношении с Союзом, многие настаивали на объявлении ему войны. Министр иностранных дел лорд Рассел уже выступал в парламенте с воинственными речами, и только премьер-министр лорд Пальмерстон был решительно против войны. Узнав об этом, Адамс поспешил к лорду Пальмерстону и на свой страх и риск, еще не зная, как отнесутся к его действиям в Вашингтоне, заверил премьер-министра, что Уилкс, безусловно, действовал не по приказу правительства, а по собственной инициативе. Администрация Союза, обещал Адамс, примет меры к наказанию капитана и освободит арестованных эмиссаров. Это вполне устраивало Пальмерстона, но, чтобы переубедить остальных министров, рвавшихся в бой, он решил заручиться поддержкой принца Альберта, супруга королевы Виктории. Однако того не оказалось в Лондоне, и лорд Пальмерстон вернулся домой.

Там его ждали два документа: проект ультиматума, который лорд Рассел хотел послать Линкольну, и письму от Наполеона III. Император Франции предлагал Англии свою помощь в расправе с наглецами, оскорбившими британский флаг. В этой ситуации лорд Пальмерстон поступил тонко и изобретательно. Отлично понимая, что ни королева, ни принц не согласятся вступать в войну в фарватере Франции, премьер-министр отправил Наполеону письмо с такой изысканной благодарностью, что император не мог не принять ее за молчаливое согласие на свое предложение. В результате с ближайшим же пароходом Наполеон III направил северянам ультимативное письмо, но тону почти равнозначное объявлению войны!

А лорд Пальмерстон, ни слова никому не сказав о точном содержании своего ответа, отправил в королевский дворец пакет с проектом лорда Рассела, письмом Наполеона III и молниеносно написанным собственным меморандумом, настоятельно призывавшим к мирному разрешению конфликта. Вернувшийся наутро принц Альберт вскрыл пакет и начал чтение с меморандума, который лорд Пальмерстон предусмотрительно положил сверху и снабдил пометой «исключительно важно», Меморандум настолько понравился Альберту, что, прочтя после него проект ультиматума лорда Рассела, он в гневе разорвал его. Вместо ультиматума принц направил в Вашингтон вполне вежливую просьбу освободить Мэйсона и Слайделла. Спустя несколько дней тяжелобольной принц умер, но его письмо уже плыло в Америку на океанском пароходе. Правда, одновременно было решено продемонстрировать Союзу свою силу: в Канаду отправили 8 тыс. солдат под предлогом усиления тамошних гарнизонов.

В Америке «Сан-Хакинто» с триумфом был встречен вначале в Нью-Йорке, затем в Бостоне, где пленников заключили в форт Уоррен. Уилкса и его экипаж приветствовали как национальных героев, министр по делам флота Гедеон Уэллес выразил им благодарность, «от имени нации» вынес Уилксу благодарность и Конгресс.

Когда 25 декабря, вместо того чтобы разъехаться по домам и праздновать Рождество, кабинет Линкольна обсуждал только что полученное письмо Альберта, многие выступали против освобождения эмиссаров Конфедерации. Линкольн и Сьюард отвечали, что в Европе не поддержат такой позиции правительства США, так как акт Уилкса являлся нарушением морского права, и требования Англии с формальной стороны вполне справедливы. Мнения министров разделились. Вопрос помогло решить полученное буквально в эти минуты письмо Наполеона III. После оглашения угрожающего ультиматума ход совещания мгновенно изменился: всем стало ясно, что может произойти, если французские корабли с десантом на борту – пусть даже без поддержки Англии – приблизятся к американским берегам. В итоге Сьюард в любезной форме сообщил англичанам, что Мэйсон и Слайделл будут незамедлительно освобождены,"

http://america-xix.org.ru/civilwar/diplomacy/trent.php

В результате этого инцидента, получившего в мировой дипломатии наименование "Дело "Трента", правительство США было вынуждено дезавуировать действия командира своего корабля и фактически признать факт морской блокады побережья США в отношении третьих стран незаконным, так как правительство США не хотело признавать за мятежными Южными Штатами статуса противника в войне. Что касается правительств Англии и Франции, они до 1863 года обсуждали вопрос дипломатического признания Конфедерации Южных штатов.

События, развивашиеся в Англии и США вокруг задержания парохода "Трент", послужили основой для нескольких романов и фильмов. В том числе знаменитая трилогия Гарри Гаррисона "Звезды и полосы" – это просто-напросто альтернативная история тех событий. Предположив, что принц Альберт умрет на один день раньше, и в результате Англия направит в адрес США воинственный ультимату и объявит Соединённым Штатам войну, Гарри Гаррисон далеко зашел в своих фантазиях, но тем не менее, этот сценарий – сценарий объявления Англией войны США в ответ на задержание ее корабля в нейтральных водах  с неясным исходом событий для США и Конфедерации Южных Штатов был на тот исторический момент вполне возможен.

Возвращаясь к событиям вокруг объявления государством Израиль морской блокады Сектора Газа в 2007 году и нападения израильских солдат на турецкое судно "Мави Мармара" в 2010 году, следует ожидать, что под действием Турции эта незаконная блокада будет снята. Это не означает деблокирования Сектора Газа, так как государство Израиль будет сохранять контроль за 12-мильной зоной, относящейся к территориальным водам, но разбой и пиратство в международных водах Средиземного и Красного морей, осуществляемые государством Израиль на основании объявленной им морской блокады, возможно, будут прекращены.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть