18+

Назревает ещё один серьёзный конфликт: правозащитники о решении американского суда о «библиотеке Шнеерсона»

ИА REX публикует заявление Московского бюро по правам человека в связи с решением американского суда о «библиотеке Шнеерсона».
18 января 2013  18:23 Отправить по email
Напечатать

ИА REX публикует заявление Московского бюро по правам человека в связи с решением американского суда о «библиотеке Шнеерсона».

Кажется, на просвет в американо-российских отношениях рассчитывать не стоит. Вслед за скандалом с принятием американским Конгрессом «списка Магнитского» и ответным принятием Госдумой РФ закона «Димы Яковлева», назревает ещё один серьёзный конфликт. Впрочем, конфликт уже имеет место, весь вопрос в последствиях. Речь идёт о многолетней тяжбе за т.н. «библиотеку Шнеерсона». Напомним коротко суть истории с библиотекой Шнеерсона.

Библиотекой Шнеерсона называют коллекцию древнееврейской религиозной литературы, состоящую из 12 с лишним тыс. книг и 50 тыс. документов. Собирать коллекцию в XVIII в. начал глава общины хасидов из деревни Любавичи Ицхак Шнеерсон, потом она регулярно пополнялась последующими поколениями семьи Шнеерсонов. В ходе Первой мировой войны часть библиотеки была оставлена Иосифом Шнеерсоном на хранение в Москве, позже попала в Румянцевский музей и была национализирована в соответствии с декретом Совнаркома о научных фондах. Оставшуюся часть коллекции Шнеерсон, высланный из Советского Союза в 1927 г., вывез за границу, где она путешествовала по разным странам, пока её в 1945 г. не вернула из Германии Красная Армия. В настоящее время эта часть коллекции, по данным американского суда, находится в Российском государственном военном архиве. В 1990-е члены хасидского движения «Хабад Любавич» начали бороться за возвращение коллекции. С тех пор было принято множество противоречивых судебных решений. Одним из компромиссных решений было решение Высшего арбитражного суда передать коллекцию Шнеерсона в Еврейскую национальную библиотеку, которая была специально создана для приёма и хранения собрания. Однако заведующий отделом рукописей Государственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина В.Я. Дерягин отказался выполнить решение Высшего арбитражного суда РСФСР, и спрятал коллекцию Шнеерсона в хранилищах библиотеки, угрожая совершить самосожжение вместе с собранием Шнеерсона — можно себе представить, насколько острой оказались споры вокруг библиотеки. В итоге пленум Высшего арбитражного суда РСФСР отменил все предыдущие судебные решения, и коллекция Шнеерсона осталась в Российской Государственной библиотеке СССР имени В.И. Ленина. При проверке фондов в 1995 г. обнаружилось, что часть рукописей из собрания Шнеерсона пропала. Затем часть этих рукописей появилась на чёрном рынке в Израиле.

Параллельно суды проходили и в США. Сначала из-за коллекции Шнеерсона судились между собой наследники Иосифа Шнеерсона, после чего суд вынес постановление, что библиотека принадлежит движению в целом, а не частным лицам. Теперь уже движение ХАБАД стало обращаться с исками в суд против России, писать письма президенту В.Путину с требованиями вернуть библиотеку. Американские суды неизменно шли им навстречу, признавая библиотеку собственностью ХАБАД. Последствия таких судебных решений, признававшихся ничтожными со стороны России, имели однако самые серьёзные последствия для культурного обмена: хасиды получили право требовать ареста любых российских культурных ценностей, находящихся на территории США за невозврат коллекции. Поэтому фактически прекратился обмен музейными выставками — российские музейщики, даже порой, несмотря на уверения американцев, опасаются за сохранность своих коллекций и уж несколько лет не вывозят их в США.

И вот 13 января 2013 г. вынесено ещё одно судебное решение. Старший судья Федерального суда округа Колумбия (Вашингтон, США) Ройс Ламберт постановил, что Российская Федерация обязана платить ежедневный штраф в размере 50 тыс. долларов до того момента, пока не возвратит рукописи и книги хасидскому движению Хабад-Любавич. Решение было принято даже вопреки возражениям министерства юстиции США, где считают санкции против Москвы бесполезными и лишь ухудшающими российско-американские отношения.

С юридической точки зрения ХАБАД вряд ли может претендовать на собрание Шнеерсона. Собрание находилось изначально в России, туда же и вернулось, оно не принадлежит к категории культурных ценностей, подпадающих под закон о реституции. Мало того, вызывает вопрос, насколько книги собрания вообще могут считаться «культурными ценностями»? В собрании, хранящемся ныне в РГБ, практически нет уникальных экземпляров книг — все они имеют дубликаты. Не случайно, по сведениям сотрудников библиотеки, эти книги, к которым был открыт свободный доступ, почти не востребованы для научной работы — в год их заказывают всего несколько посетителей. Решения американских судов представляются неправомочными и в том смысле, что суды одного государства не могут разрешать споры, одной из сторон которых является другое суверенное государство, без его согласия; такие споры регулируются, в лучшем случае, международными судами. Россию же фактически «поставили на счётчик», как охарактеризовали сложившуюся ситуацию журналисты.

С другой стороны, книги из собрания Шнеерсона ценны для движения ХАБАД не этим. Стремление движения ХАБАД заполучить их объясняется особым благоговейным отношением к их лидерам, любавичским Ребе, вокруг которых создан ореол святости, и каждый предмет которого они касались, также окружаются ореолом святости. Тем более это относится к книгам — как известно, иудаизм особо почитает книжную культуру, а уж для любавичских хасидов книги из библиотеки их Ребе, которые он держал в руках и делал на них пометки — это настоящее сокровище. Даже если исключить корыстные интересы в обретении библиотеки (которых тоже исключать нельзя), она имеет для любавичских хасидов непреходящее значение. Поэтому, естественно, они не оставят попыток заполучить библиотеку. В результате ситуация зашла в тупик.

При юридической неразрешимости вопроса российское правительство могло бы в качестве жеста доброй воли передать книги хасидам, но в условиях обостренности американо-российских отношений и подобного давления американской стороны такой выход представляется невозможным. Руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады Павел Подлесный справедливо заметил: «Я не вижу пути решения этой проблемы в нынешней ситуации. Любой шаг навстречу американским хасидам будет воспринят в мире, да и внутри России, как проявление слабости». Кроме того, добровольная передача книг Россией обострит и общий комплекс юридических проблем, связанных с культурными ценностями. По мнению политолога Павла Святенкова, «если мы пойдём на это, появятся дополнительные аргументы у тех, кто, к примеру, требует вернуть конфискованное у нацистской Германии культурное достояние. Думаю, что наши чиновники боятся столкнуться с целым комплексом юридических проблем».

В этом смысле неудивительно, что немедленно последовала реакция российского МИД, которое выразило возмущение решением американского суда и пообещало «жёсткий ответ» в случае, если против России введут санкции: «Американские власти, как мы надеемся, отдают себе отчёт, что если российское государственное имущество, не защищённое дипломатическим иммунитетом, подвергнется аресту в США, как того требует „Хабад“ в качестве „обеспечительной меры“, то мы будем вынуждены предпринять жёсткие ответные действия». А санкции вполне могут быть введены, поскольку абсурдное решение суда о выплате 50 тыс. долларов ежедневно, естественно, Россия выполнять не будет. По словам адвоката Хабад-Любавич Сета Гербера, «мы будем всеми законными способами добиваться исполнения решения суда, включая попытки ареста российской собственности в США». И если санкции действительно последуют, например, арест российского имущества, то вполне может быть арестовано американское имущество на территории России. В итоге, по словам Павла Святенкова, «может получиться ещё более резонансный конфликт, чем тот, что случился несколько лет назад, когда по требованию швейцарской фирмы „Noga“ в Европе неоднократно арестовывались российские активы и имущество».

Всё это грозит дальнейшей эскалацией политического конфликта США и России. Ответ МИД уже поддержали депутаты Госдумы, которые в последнее время в большинстве своём занимают жёсткую антиамериканскую позицию и стараются дать жёсткие ответы на все решения американцев, ущемляющие, по их мнению, Россию. Как заявила председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, «это решение не только внеправовое, но и демонстративное. Демонстративное оно потому, что слишком очевидно противоречит нормам международного права, слишком откровенно вторгается в юрисдикцию суверенного государства, полностью игнорирует фактические обстоятельства и историю данного вопроса... Такое впечатление, что американский суд руководствовался только им понятной целесообразностью и политическими мотивами, что, безусловно, недопустимо». И депутаты уже думают, какой ответ придумать в ответ на решение американского суда. Очень резко высказался и министр культуры Владимир Мединский, известный своими охранительно-консервативными взглядами: «Вся эта история забавна, не забавно только последние решение американского суда, это странный русофобский спектакль, грубо нарушающий американское законодательство и все нормы международного права, начиная с римского. Это всё равно, что Хамовнический суд будет сейчас оценивать стоимость Аляски... И они после этого ещё будут учить нас не ковыряться в носу! А главное в итоге это беспрецедентный поступок, который наносит ущерб культурному обмену. Кто же страдает? Сами американские граждане, которые не смогут увидеть произведения российского искусства».

Помимо возможного ухудшения политических отношений США и России, ещё более проблематичным становится обмен культурными ценностями, и так крайне ограниченный в последние годы. Однако отметим, что постановление американского суда, столь обострившее ситуацию, вызвало единодушную критику с самых разных сторон — что бывает нечасто. В его оценках фактически сомкнулись «патриоты» и либералы, хотя и исходя из разных мотиваций: если первые гневно воспринимают сам факт попытки отнять что-либо у России, то вторые делают упор на юридической несостоятельности американских претензий. Как заявил главный редактор журнала «Религия и право», член Экспертного совета Комитета Государственной думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций Анатолий Пчелинцев, «очень странное решение американской Фемиды. Обращает внимание, что вынесено оно окружным судом, а не международным или третейским...» А.Пчелинцев полагает, что решение имеет политическую подоплеку: «Возможно, оно тем или иным образом связано с „законом антимагнитского“. Тем более, что суды по поводу этой библиотеки идут уже давно и только сейчас вынесено столь жёсткое решение».

Очень подробно высказался по поводу решения американского суда и Михаил Швыдкой, специальный представитель президента России по международному культурному сотрудничеству, а в прошлом министр культуры РФ; ему приходилось немало заниматься эти вопросом. Швыдкой категорически настаивает на принадлежности коллекции России. Он отметил, что российская сторона неоднократно предлагала разного рода компромиссы, но американцы не соглашались ни на что иное, как на полную передачу коллекции, и назвал решение суда «недружественным актом, который не имеет юридической подоплеки», а также выразил опасение, что «коль скоро выбран вот такой путь абсолютно конфронтационный, абсолютно провокационно-жесткий, и ответ будет симметричный. Это не приблизит решения, такого разумного, компромиссного решения, которое всегда можно найти. А сегодняшнее постановление американского суда, американского судьи такого рода компромиссы делает просто невозможными. Вообще любые переговоры возможны тогда, когда нет судебного иска. Это аксиома. И под давлением Российская Федерация делать ничего не будет». Любопытно, что Швыдкой привел в пример российских граждан — прямых потомков Иосифа Шнеерсона, которые также точно могли бы претендовать на библиотеку, но заявил, что «они — интеллигентные люди, российские граждане, которые не собираются подавать в суд на российское государство уж точно».

И нельзя не согласиться с М.Швыдким, что в сложившихся условиях передача библиотеки американским хасидам могла бы привести к глобальным последствиям: «Сегодня поднимать вообще вопрос о национализации — это, с моей точки зрения, путь к катастрофе просто национальной. Я считаю, что лучше тех актов уже почти столетней давности просто не трогать... Мы видели, что происходило в балтийских республиках, когда были приняты акты денационализации, как это затрагивало жизни и судьбы людей. Поэтому мне кажется, что вот эту часть нашей истории лучше оставить в покое».

Решение американского суда может отразиться и на внутреннем межнациональном климате в России. Настроенные антисемитски группы начнут кричать о еврейской «наглости» и примутся горячо защищать «национальное достояние». Уже появляются статьи в прессе, написанные в соответствующем духе, например, автором из Перми: «последние действия хасидов из „Хабад Любавич“, поддержанные американским правосудием, есть просто вопиющая наглость;... не будем припоминать, что „Хабад Любавич“ — организация с крайне неоднозначной репутацией, даже в иудейском мире. Не будем здесь приводить ярких цитат, например, из книги харьковского раввина Эдуарда Ходоса „Еврейский фашизм, или Хабад — дорога в ад“... в сложившейся ситуации пермская мэрия должна проявить принципиальную позицию в связи с тем, что „Хабад Любавич“ с помощью нью-йоркских судей нагло, откровенно и по-бандитски поставил Россию на счётчик. Предоставление земли их местной общине необходимо затормозить. И поставить в зависимость от прекращения головным руководством „Хабад Любавич“ нахального, бессовестного и корыстного шантажа Российской Федерации. Это как раз тот случай, когда подавляющим большинством россиян и пермяков ответные меры будут приняты с пониманием, а не так, как это было с законом Димы Яковлева. Пермская власть должна проявить гражданскую принципиальность и государственную позицию!».

В подобной ситуации в весьма сложную позицию попадают и официальные еврейские религиозные организации. Они невольно оказываются в центре общественного внимания, когда разные официальные лица и широкая публика резко отрицательно воспринимает их единоверцев за рубежом. Главный раввин России по версии КЕРООР А.Шаевич подверг критике решение американского суда, назвав его пиаром. Вице-президент Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России Зиновий Коган подчеркнул, что американский филиал Хабад-Любавич имеет на книги Шнеерсона меньше прав, чем российские евреи: «Правы те, кто издавал, хранил, терял и находил эти книги — тем более, что сегодня хасиды-адепты Хабад-Любавич, слава Богу, есть и в России... Это больше пиар, чем желание получить эту библиотеку. Её можно было вернуть нормальными методами, переговорами. Большую её часть можно без особого ущерба передать кому угодно, эти книги в большом количестве напечатаны. Этот вопрос можно было решить без шума и штрафов. Никто никогда не решал эти вопросы силовыми методами».

Очень жёстко высказался по поводу решения суда и Евгений Сатановский, некогда возглавлявший Российский еврейский конгресс. Согласившись, что возврат собрания Шнеерсона будет крайне опасным прецедентом, означающим «возможность для любого наследника любого особняка, архива, музейной коллекции или даже Зимнего дворца и Кремля заявлять на них права», он одновременно скептически отозвался о возможных ответных мерах России: «Так что, теперь суд Архангельской области может присудить США к выплате миллиона долларов в день за войну во Вьетнаме? Сильно в этом сомневаюсь».

Руководитель департамента общественных связей ФЕОР Борух Горин, указав на невозможность юридически разрешить конфликт, однозначно заявил, что книги политическим решением должны быть переданы любавичским хасидам в Америке. При этом ФЕОР в его лице дистанцировалась от американских собратьев: «Российская еврейская община не является стороной в этом споре, это спор между Российской Федерацией и американской организацией. Американская организация не уполномочивает нас вести по этому поводу никаких переговоров». ФЕОР дистанцировалась и от права на коллекцию; Борух Горин заявил, что если даже правительство передаст хасидам коллекцию (а такое решение уже принималось), они откажутся от него: «мы не имеем дела с владельцем, с нашей точки зрения, а владелец, американская сторона, нам таких полномочий не давала». Поэтому, казалось бы, очевидный выход — передача коллекции российским хасидам с запретом вывозить коллекцию за рубеж — по мнению Горина, не может быть реализован. Такая позиция противоречит прежней позиции ФЕОР: в 2000 г., когда был создан Еврейский общинный центр в Марьиной Роще, почётное место в нём заняла Хасидская библиотека как филиал Российской государственной библиотеки. Тогда главный раввин России Берл Лазар добивался обещания президента B.Путина передать книги Шнеерсона в этот центр. В итоге в Хасидскую библиотеку было передано около 30 книг.

Но вот руководитель объединения хасидов СНГ «Хабад», посланник Любавичского Ребе в России и раввин синагоги на Большой Бронной Ицхак Коган по-прежнему утверждает, что коллекция Шнеерсона должна быть передана российским хасидам, но... в библиотеку синагоги на Большой Бронной. Российские хасиды считают, что в синагоге на Большой Бронной есть все условия для достойного и безопасного хранения коллекции Шнеерсона.

Чем конкретно объясняется столь разная позиция российских хасидов, трудно сказать, в любом случае, решение американского суда не только усугубило кризис в российско-американских отношениях, но и всколыхнуло внутрироссийскую жизнь. В целом же ничего хорошего от этого решения, к сожалению, ждать не приходится.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.
Новости партнёров

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Образ России в СМИ Белоруссии, по Вашему мнению:
53.4% Не знаком с белорусской прессой.
Если бы сейчас состоялись выборы президента РФ, Вы проголосовали бы за Владимира Путина?
Видео партнёров