Ненужная приватизация: разоружение перед кризисом

ИА REX публикует доклад Института глобализации и социальных движений (ИГСО) «Ненужная приватизация: разоружение перед кризисом», подготовленный экспертной группой в составе Василия Колташова, Бориса Кагарлицкого и Анны Очкиной.
ИГСО
11 января 2013  17:10 Отправить по email
Печать

В России стартует новая приватизация. Её план вызывает восторги одних и тревогу других людей. Даже среди чиновников нет единства мнений по поводу приватизации. Что несет России этот большой, расписанный до 2016 года проект? В чьих интересах, прежде всего, будет осуществлена приватизация? Кто стоит во главе сторонников распродажи госактивов, и какие задачи он пред собой ставит? В какой связи с новой приватизацией находится состояние мировой и российской экономики? И что теряет государство в результате приватизации?

1. Две партии внутри одной власти

В правительстве России продолжается борьба по вопросу приватизации. Фактически верхи разделились на два лагеря: сторонников и противников скорой передачи в частные руки государственных предприятий и пакетов акций. Партия «осторожных» считает, что форсированная приватизация неуместна исходя из социально-политической обстановки в стране, а также в силу того, что государству может потребоваться много экономических механизмов. Обстановка на мировом рынке внушает «осторожным» опасения. Другая группа уверена, что наступил подходящий момент для приватизации.

Сторонники передачи в частные руки государственной собственности сознают, что приватизация не обеспечит казне крупных выгод. Но движет  этой партией не государственный, а частный расчёт. Лагерь сторонников приватизации нередко характеризуют как молодой и горячий, что не является только образным сравнением. Его представителей отличает ортодоксальный неолиберализм и ограниченность профессионального опыта. Состояние российской экономики остается непростым, хотя и выглядит лучше, чем в Евросоюзе. По расчетам Центрального банка РФ, отток капиталов из страны по итогам 2012 года должен составить 65 млрд долларов. Однако за первую половину года он составил уже 43,4 млрд долларов. За тот же период, по данным Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD), объем прямых иностранных инвестиций уменьшился в России на 39% и составил 16 млрд долларов.

Сторонники приватизации верят, что частные инвестиции — в том числе и портфельные — способны обеспечить экономике рост. В соответствии с либеральной экономической теорией, они расширяют производство и увеличивают спрос, что в сумме обеспечивает экономике положительную динамику. Государственное регулирование понимается в рамках такого подхода как допустимое в минимальном объеме и преимущественно в косвенной форме. Правительству, согласно неолиберальной доктрине, не нужно сохранять контроль над крупнейшими банками и промышленными корпорациями в силу того, что они могут быть интересны инвесторам и якобы неспособны эффективно работать под управлением госбюрократии.

Самым ярким представителем партии сторонников скорой приватизации выступает заместитель председателя правительства Аркадий Дворкович. В сентябре 2012 года он заявил, что Россия близка к моменту продажи государственных долей в крупных компаниях. Характерно, что местом для подобного заявления был избран Лондон, где Дворкович находился в плановой поездке. Предполагалось в первую очередь приватизировать  7,6% государственных акций «Сбербанка». Переговоры с инвесторами шли весь год. Ожидалось размытие государственной доли в банке с помощью дополнительной эмиссии акций. Такой же способ, по словам Дворковича, будет применён для приватизации «РусГидро» и «Интер РАО ЕЭС».

Мировая экономика остаётся в плену глобальной нестабильности. Причём  в 2011 году период стабилизации подошёл к концу, что выразилось в едва не случившемся дефолте США и длительном падении рынков. Оно продолжалось, пусть и вяло, с весны до конца года. Только активная эмиссия евро и стимулирование финансового сектора со стороны ЕС в начале 2012 года создали новый короткий спекулятивный биржевой бум. Вместе с тем началось замедление экономики Китая, а бюджетно-долговой кризис в Европе проявился на Севере. В России в этой непростой обстановке верх в аппаратной борьбе взяла партия «осторожных». Благодаря ряду кейнсианских решений экономический рост продолжился, хотя колебания мирового рынка нанесли удар по сырьевому сектору.

В соответствии с учением ведущего теоретика неолиберализма Милтона Фридмана, кризисы создают идеальную среду для проведения шоковых мер и приватизации. Российские сторонники форсированной продажи государственных пакетов акций, вероятно, действуют с оглядкой на это положение. Причём, они полностью игнорируют негативный опыт юга еврозоны, где такие действия по повышению инвестиционной активности привели лишь к усилению кризиса: росту безработицы, сокращению производства и местных рынков. Но если у «молодых приватизаторов» европейский кризис не вызывает опасений, то в лагере «осторожных» в нем видят не только пример итога неэффективной экономической политики, но и внешнюю угрозу для российской экономики.

Дворкович выступает за развернутую программу приватизации. В борьбе внутри правительства он отстаивает ускоренное её осуществление, уделяя особое внимание предприятиям энергетического комплекса. Характерно, что об активизации приватизации Дворкович заявил ещё в апреле 2012 года, когда фондовый рынок вошёл в период очередного падения и продажа государственных пакетов не могла оказаться вполне выгодной. Он заявил: «Процесс приватизации должен активизироваться в ближайшие месяцы. Ситуация на рынках не такая плохая. Ждать с приватизацией особо нет смысла». За годы работы в правительстве Дворкович создал себе репутацию экономиста, способного видеть хотя бы настоящее, и сомнительно, что он ошибся в оценке рыночных условий. 2012 год во многом стал повторением 2011 года. Уже в начале весны было понятно, что торговые площадки ждёт непростой год.

Лето 2012 года оказалось временем усиления в правительстве позиций сторонников приватизации. В июле газета «The Financial Times» оценила положение как победу Дворковича. В августе «Ведомости» опубликовали его письмо президенту России с подробным перечнем подлежащих продаже государственных активов и просьбой поручить ему «исполнение названных мероприятий». Однако в деловой прессе стремление партии Дворковича скорее осуществить план приватизации было встречено не одинаковой реакцией. Дворковичу вспомнили безграмотные прогнозы и ярый экономический либерализм. Но его связи за время президентства Дмитрия Медведева выросли: он, как можно судить, принимал активное участие в создании «личного» пула бизнесменов Медведева. В итоге план новой приватизации стал отражением роста влияния Дворковича в определённых бизнес-кругах.

2. Молодой вождь приватизации

Вероятно, лавры Егора Гайдара не дают Дворковичу покоя, что делает его самым активным представителем линии новой приватизации. Однако при всех недостатках, Гайдар обладал экономическими знаниями, пускай и ограниченными неолиберальной школой. Молодой последователь одного из «творцов» приватизации 1990-х годов не зарекомендовал себя как знаток экономики. В 2007-2008 годах Дворкович пытался взять под контроль негативные процессы в глобальном хозяйстве с помощью успокоительных речей. В июле 2007 года он заявил: «Вероятность кризиса ничтожно мала. В ближайшее время он в России невозможен... Просьба всем быть спокойными». До первой — зимней биржевой фазы кризиса оставалось полгода. Однако спустя несколько месяцев Дворкович добавил: «Финансовый кризис нам не грозит...». В ноябре 2007 года он ещё раз продемонстрировал свои аналитические способности: «Никакого финансового кризиса в России не будет».

Уже в первой половине 2008 года признаки развития серьёзного кризиса были налицо и не отрицались ни одним грамотным экономистом. Однако Дворкович проявил последовательность. Игнорируя факты, он заявил в конце октября: «Для кризиса нет причин». Немногим ранее Дворкович сказал: «Что касается кредитного кризиса, то его нет». Российская экономика уже получала в то время удары от глобального кризиса. Но карьера помощника президента не прервалась по причине вопиющего не профессионализма. Он даже был удостоен орденов за «Заслуги перед отечеством» (2008 год) и Почёта (2010 год). Спустя несколько лет Дворковичу было поручено проведение новой приватизации в непростых макроэкономических условиях.

В сентябре 2012 года ФРС запустила третью по счёту программу «количественного смягчения» (QE3), чтобы поддержать Барака Обаму хорошими экономическими данными на выборах в США. Однако если вторая программа денежной подпитки финансового сектора потеряла эффективность до её официального окончания в июне 2011 года (падение рынков началось ещё в апреле), то QE3 сразу работала как механизм поддержания стабильности на рынках, но не создания роста. Старт программы был даже связан с панической реакцией на биржах — обвалом доллара и снижением цен на нефть. Рост экономических проблем в Евросоюзе и Китае, наряду с трудностями в США не обеспечивает пока условий для выгодной реализации государственных активов России. Однако то, что с точки зрения бюджетных интересов является плохой конъюнктурой, будет очень хорошо для потенциальных покупателей.

Создается впечатление, что Дворкович как главная публичная фигура партии приватизации старается не упустить выгодный момент. За годы пока Медведев занимал пост президента суммарное состояние группы близких к нему коммерческих деятелей возросло до 50 млрд долларов. Некоторые из бизнесменов смогли восстановить своё состояние после экономических потрясений 2008-2009 годов. Другие — приумножили его, получая различные выгоды от близости к государству. Они получали дешёвые кредиты, участвовали в реализации крупных проектов. В группу «медведевских» бизнесменов входят Зиявудин Магомедов, Сулейман Керимов, Ахмед Билалов, Игорь Юсуфов и Михаил Абызов. Они стараются не только сохранить, но и приумножить свои капиталы. Приватизация даёт отличные возможности, особенно учитывая договорённости и «не такую плохую» ситуацию на биржах, как выразился Дворкович весной.

Фактически проведение приватизации при сложившихся условиях будет означать, что государство просубсидирует определённые коммерческие круги. Ещё в начале июня 2012 года — в разгар биржевой паники по поводу разрастающегося в еврозоне кризиса — правительство Медведева утвердило программу приватизации. Помимо большого числа мелких и средних активов в 2012-2013 годах была предусмотрена продажа крупнейших акционерных предприятий с государственным участием, включая нефтяные и электроэнергетические компании. До 2016 года запланирован выход государства из уставных капиталов «РусГидро», «Интер РАО ЕЭС» и «Зарубежнефти». До 75% плюс одна акция должна упасть доля государства в «Транснефти» и «ФСК ЕЭС». В 2013 году планируется начать продажу акций «Роснефти». Предусматривается уход государства из многих компаний, полный перечень которых неизвестен.

Является знаковым, что именно Дворкович публично возглавляет партию приватизации. Среди высших российских чиновников он показал наибольшую последовательность в непонимании экономической ситуации 2007-2009 годов. Однако он обладает и другими — ценными для своего лагеря качествами. Дворкович, судя по его поведению во время «первой волны» кризиса, способен упрямо двигать дело в избранном направлении, даже если впереди открывается пропасть. Он ни за что не остановится, что поможет довести дело приватизации до конца, даже если в России будет разрушены внутренний рынок и государственные финансы, а следом разразится политическая революция.

Судя по всему, бизнесмены и чиновники круга Медведева верят в способность «свободного рынка» справиться с экономическими проблемами без значительного регулирующего участия государства. Приверженность Дворковича этому представлению может говорить лишь о неспособности его как экономиста понять сложность макроэкономических условий. «Главное направление политики — уйти от ручного управления», – с уверенностью заявил он в сентябре 2012 года. Дворкович, как можно судить по приверженности его идее ускоренной приватизации, входит в число успокоенных стабилизацией 2010-2011 годов чиновников и не способен увидеть новые большие угрозы для российской экономики.

3. Приватизация как стратегический просчёт

Намеченная приватизация обостряет противоречия между «путинскими» и «медведевскими» группами бизнеса. Но вместе с тем она является стратегически неверной, даже с учётом общей направленности политики властей в России. Государство в результате продажи потеряет важные источники пополнения бюджета и механизмы воздействия на ситуацию в экономике страны. В глобальном хозяйстве наметился новый негативный тренд, связанный с долговыми пузырями в Европе и Северной Америке, а также с колоссальным индустриальным пузырём Китая. Власти КНР пытаются уверить мир, что страна может расти и в условиях сокращения товарного вывоза на европейский и американский рынки. Однако переход экономики Поднебесной к замедлению является опасным сигналом. России стоит готовиться к ухудшению внешней конъюнктуры и создать на базе государственных активов опору для экономики, а не продавать их.

Компании с государственным участием способны играть важную роль в системе поддержке потребления. С их помощью правительство может в условиях обострения экономической ситуации в России (к чему имеются и внутренние предпосылки) реализовывать инвестиционные проекты и осуществлять поддержку потребления. Компании с государственным участием могут быть важными инструментами управления экономикой. Вместе с тем функция этих предприятий по наполнения бюджета не была бы потеряна. Однако в условиях усиления в верхах либеральной партии и ослабления «осторожных» ставка делается на монетарные методы регулирования и выгоды для сырьевого бизнеса от членства России в ВТО.

Отток капиталов из России является признаком провала монетарной политики экономического регулирования. Но её полный крах впереди. Он неминуемо поставит вопрос об изменении системы национального экономического управления с упором на развитие внутреннего рынка. В этой ситуации опорой должны будут стать предприятия контролируемые государством. Фактически компании с государственным участием  делятся на две группы. Первая из них — это предприятия способные развиваться и получать прибыль на рынке без государственных усилий по созданию им условий для сбыта. К этой группе относятся, прежде всего, компании сырьевого и энергетического блока. Вторую группу образуют компании которым для развития необходимо создавать рынок. Сюда входят: авиастроительный и кораблестроительный блоки. Военная индустрия занимает промежуточное положение.

Аксиомой либеральной экономической школы, к которой принадлежит Дворкович как главный проповедник скорейшей приватизации, считается, что частный собственник является наилучшим управленцем. Однако в России в частные руки попали рентабельные предприятия (как правило, сырьевые), тогда как наиболее сложные производства остались в руках государства и были структурированы в форме госкорпораций. В условиях подготовки новой приватизации, стоящие за спиной Дворковича и других высокопоставленных чиновников частные игроки стремятся в первую очередь получить предприятия энергетического блока. И чем дешевле обойдутся эти рентабельные активы, тем для них выгодней.

За годы медведевской «модернизации» экономики Дворкович показал, что отлично справляется с риторическим прикрытием консервативного государственного курса. Однако, несмотря на хороший уровень владения устной речью, неформальный лидер приватизации оказался в 2012 году неспособен сколько-нибудь убедительно показать выгоды для российской экономики от распродажи собственности государства. Единственное, что должна дать приватизация — это деньги. За 2012 год приватизация должна привлечь в казну около 7 млрд долларов.

Можно предположить, что за 2012-2014 годы государство получит примерно 30 млрд долларов, что никак нельзя назвать значительными выгодами. Они не оправдывают распродажу государственных активов и Дворкович бессилен доказать обратное. Не меняет к лучшему общие плановые расчёты чиновников, согласно которым до 2016 года казна должна получить от приватизации около 90 млрд долларов. Сумма эта не является настолько необходимой, чтобы обосновать приватизацию. Скромного профессионализма Дворковича не хватает на то, чтобы доказать её полезность с точки зрения выгод казны. Никакого плана модернизации связанного с распродажей государственных активов он озвучить не способен, потому, что бессилен убедительно создавать мифы.

Медведевская «модернизация» закончилась ничем. И Дворкович не внёс в неё никаких интересных экономических идей. Поясняя выгоды от Сколково, этот «главный аналитик» при президенте сказал: «Там будут самые лучшие гольф-поля, концертные залы, рестораны — там все будут встречаться!». По мнению Дворковича, всё названное является желанными условиями для мировых научных светил.

Характерно, что на фоне планов продажи крупных пакетов акций очень скромно выглядит проект уменьшения государственной доли в «Роснано» — самом сложном и спорном правительственном проекте. С помощью выпуска и размещения дополнительно эмитированных акций в 2012 году государственная доля должна уменьшиться до 90%. Однако и этот план выглядит сомнительным: не совсем понятно, чем способна привлечь инвесторов эта государственная корпорация. Гораздо более интересными выглядят: ВТБ, РЖД, «Совкомфлот», «Объединенная зерновая компания», «Росагролизинг» и другие предприятия. Планируется уход государства из  уставного капитала Россельхозбанка, «Шереметьево», «Аэрофлота» и АЛРОСА. Примечательно, что, как и в случае с «Роснано», сокращение доли государства в предприятиях сложного профиля будет скромным: в компании «Уралвагонзавод» до 75% плюс 1 акция, в Объединенной авиастроительной корпорации — до 50% плюс 1 акция и в Объединенной судостроительной корпорации — до 50% плюс 1 акция.

Самые непростые с точки зрения коммерческого развития направления предполагается оставить государству. Первоначально планировалось, что продажа государственных активов будет проводиться с учётом рыночной конъюнктуры — максимально гибко. Ситуация на рынках не выглядит подходящей, несмотря на старания ФРС США активизировать финансовый сектор. В этой связи не совсем понятно звучат слова главного лоббиста и проводника новой приватизации Дворковича, что «правительство будет придерживаться утверждённого плана приватизации и заявленных сроков». Создаётся впечатление, что точность заместителя председателя правительства очень похожа на лихорадочную поспешность.

4. Разоружение государства

Продажа акций «Сбербанка» состоялась первой, как и обещал Дворкович. В соответствии с планом осенью 2012 года было продано 7,58% акций компании. Процедура была произведена со спешкой. Цена предложения по результатам размещения составила 93 рубля за акцию. По итогам сделки было выручено 5,2 млрд долларов. Восторг по поводу «большого успеха» мероприятия оказался не всеобщим. По мнению некоторых аналитиков акции «Сбербанка» были недооценены — ушли много ниже «справедливой цены» в 130 долларов. Интересно, что никто не попытался искусственно поднять цену акций крупнейшего в стране кредитного института, используя неплохую конъюнктуру. Неясно и то, кто конкретно приобрёл акции «Сбербанка». Продажа, как можно судить, служила удовлетворению частных интересов. Показательно и то, что половина выручки пошла «в печку» на уменьшение денежной массы. Другая часть (валюта) была помещена в резерв Центрального банка России.

Первый акт новой приватизации выглядел как бессмысленный с точки зрения потребностей государства. Однако он предстаёт чрезвычайно осмысленным с точки зрения удовлетворения частных интересов. От всей выручки ЦБР перечислит в бюджет 70%, рубли будут снова напечатаны. 25% (1,3 млрд долларов) останутся в ЦБР. Министерство финансов рассчитывает поместить выручку от продажи акций в Резервный фонд, который расходуется на поддержание финансовой стабильности в США и других странах через скупку их долговых бумаг. Описанные комбинации показывают, что вырученные средства государству не нужны. Но сделка с акциями «Сбербанка» имела смысл, как будут иметь его другие акты.

Новая приватизация должна помочь «медведевской» бизнес-группировке быстро сделать деньги. В сложившейся ситуации государство не получит от продажи активов значительных выгод. Вместе с тем оно будет обезоружено перед новой волной глобального кризиса, уже катящей из Европы в другие страны. Вероятное осложнение ситуации в Китае будет оказывать негативное влияние на рынок металлов и энергоресурсов. Цены на нефть могут снизиться ещё до конца 2013 года. России срочно придётся менять курс со вполне неолиберального, связанного с открытием своего рынка и облегчением вывоза, на внутренне ориентированный. Потребуется оживить Таможенный союз и изменить отношение к ВТО.

В годы начала глобального кризиса Дворкович показал свои скромные способности. Ему и другим — менее заметным — чиновникам из лагеря энергичных экономических либералов придётся отойти в сторону. Вполне возможен реванш «осторожных». Однако если план приватизации будет исполнен в большом объёме, то они окажутся вынуждены бороться с негативными процессами в экономики без многих серьёзных рычагов. Уход в частные руки большого числа активов лишит бюджет ценной подпитки. Без неё, не изменяя курс экономической политики ещё более круто (чего не стоит ожидать от «осторожных»), будет крайне непросто активизировать собственные заброшенные сектора промышленности, такие как авиастроение и судостроение.

Без перезапуска российского машиностроения нельзя будет запустить механизм  оживления в других секторах с переходом затем к устойчивому росту. Ресурс кредитования населения практически исчерпан: при спаде на мировом рынке коммерческим банкам будет невыгодно выдавать новые займы населению, теряющему в доходах. Правительство должно будет бросить огромные средства на стимулирование низового спроса. Станет ошибкой расходовать их на субсидирование монополий, поскольку проблемный период не минет легко как в 2009-2010 году. Но если будет в большой мере реализован план приватизации, а субсидирование бизнеса станет основной формой борьбы с трудностями, то власти передадут хозяевам бывших государственных активов огромные средства.

Российские экономисты шутят, что нет более страшных прогнозов, чем оптимизм Дворковича. Его уверенность в успехе приватизации и пользе её для российского национального хозяйства является ещё более пугающей, чем сами планы распродажи госактивов.

Форсированная приватизация, вероятно, кажется Дворковичу шагом к его превращению в одну из важнейших фигур российской власти. Связи его с определёнными группами бизнеса должны стать ещё теснее. Супруга Дворковича занимается коммерцией, и он может лично получить выгоду от продажи государственных активов, для чего совершенно не нужно понимать экономику. Однако это не означает, что Дворковичу и другим сторонникам радикализации неолиберального курса не придётся отвечать за свои решения. Скорее всего, приватизация провалится из-за проблем в отечественной и мировой экономике, которые Дворкович абсолютно не умеет видеть. Но если он сможет упрямо реализовать приватизацию, то проблемы для страны окажутся ещё более серьёзными.

Новая волна приватизации уже стартовала. Но она движется вместе с новой волной мировой финансово-экономической нестабильности. Вместо того чтобы приложить усилия к подготовке её отражения, либеральная партия в правительстве торопится продать государственные активы. Они уверенны, что чем меньше останется в руках государства прямых рычагов влияния, тем лучше. Негативно характеризуя протестующих, Дворкович летом 2012 года заявил: «Хотят большего вмешательства государства в экономику». Он, как видимый идеолог новой приватизации, борется против этого «зла» за торжество «свободного рынка». Всё это говорит о том, что неолиберальные чиновники ничего не поняли в 2008-2009 годах. И если удар новой волны кризиса по российской экономике окажется сильным, то вина будет лежать в первую очередь на них.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Пётр I ввёл новое летосчисление в России. Знаете ли Вы, что, в действительности, сейчас по древнеславянскому календарю идёт 7527 лето от Сотворения мира в Звёздном храме?
57.7% Да, знаю.
Цель беспорядков в Грузии: