Недоеденный оранжевый галстук или о грузинских железных дорогах

Нынешние грузинские власти проводят политику единственно возможную для Грузии в настоящее время - политику, базирующуюся исключительно на прагматизме и на жёстком соответствии национальным, а не иностранным интересам.
Михаил Ошеров
24 декабря 2012  22:45 Отправить по email
Печать

После «оранжевой революции» в Грузии, прошедшей в розовых тонах, но по западным лекалам Джина Шарпа и под руководством западных кураторов, сейчас происходит отрезвление и разочарование. Разочарование, собственно говоря, началось не вчера и не позавчера. Отказ от национальных интересов в угоду интересов иностранных, авантюрная внутренняя и внешняя политика, милитаризация страны при громадном внешнем долге, приватизация и фактическое уничтожение собственной национальной промышленности, потеря для грузинских производителей российского рынка поставили Грузию на грань экономической катастрофы и в полную зависимость от внешних спонсоров — США и международных финансовых организаций. В Грузии сейчас проживает менее пяти миллионов человек, а грузинских эмигрантов во всём мире — два миллиона, из которых один миллион проживает в России.

Михаил Саакашвили, получив власть в результате государственного переворота, превратил Грузию из относительно независимой страны в страну полностью зависимую. Нынешние грузинские власти проводят политику единственно возможную для Грузии в настоящее время — политику, базирующуюся исключительно на прагматизме и на жёстком соответствии национальным, а не иностранным интересам.

В этой связи симптоматичны и попытки наладить испорченные предыдущими властями отношения с Россией, и отстаивание своих, а не чужих геополитических интересов. С этой точки зрения интересна и поучительна происходящая в нынешнее время история со строительством железной дороги Карс — Ахалкала — Баку. Эта дорога может связать между собой разделенные нынче железнодорожные системы Азербайджана и Турции и увеличить степень интеграции между этими двумя сильными тюркоязычными родственными странами. Фактически эта железная дорога даст выход Азербайджану в Турцию и в Европу.

В настоящее время основной поток грузов из Азербайджана в Турцию и в Европу, в том числе частично — нефтепродуктов в цистернах, переваливается в Батумском порту Грузии. В 2011 году 74% грузов, переваливаемых в порту, были грузами из Азербайджана. Это составило примерно 450 тысяч тонн.

Для сравнения — экспорт самой Грузии через Батумский порт в 2011 году составил 0,3% или примерно 2 000 тонн. Это говорит о том, насколько низко упало производство, в том числе экспортное, в Грузии.

Строительство железной дороги Карс — Ахалкалаки может направить большую часть азербайджанского экспорта в направлении «Турция и Европа» по этой железной дороге, в обход батумского порта Грузии. В результате Грузия с экономической точки зрения практически ничего не выиграет — дополнительный выигрыш от железнодорожных сборов будет сопровождаться снижением, причём более существенным, более дорогих портовых сборов. Самой Грузии эта железная дорога, для своих грузов не нужна — возить практически нечего, с Турцией есть прекрасное автомобильное и морское сообщение, с Азербайджаном — старое железнодорожное. Практически эта железная дорога может нанести Грузии экономический ущерб за счёт падения портовых сборов в Батумском порту. С геополитической точки зрения эта железная дорога идёт в обход Армении, усиливая экономическую блокаду этой страны и усиливая позиции ее соперников — как Турции, так и Азербайджана, имеющих, кстати, территориальные и политические претензии к Грузии — Турция всегда может напомнить о своём протекторате над Аджарией и Батуми в соответствии с никем не отменённым российско-турецким Карсским договором от 1921 года. После того, как Грузия провозгласила независимость, и грузинский парламент 1992 года заключил с Турцией рамочное соглашение, последняя поставила условием признание Грузией Карсского договора.

В нём есть несколько интересных статей, например, о политической и экономической экспансии Турции в Грузию. Слово грузинским политикам и политологам.

Политолог Гамлет Чипашвили:

«С тех пор, как в политику пришёл Саакашвили, Грузия и Турция очень сблизились. Вообще, дружба между большими и малыми странами всегда чревата последствиями для малых стран. Турция довольно крупное государство с населением до 80 миллионов человек, мощная и в экономическом, и в военном отношении. Её армия — самая многочисленная в НАТО. В то время, как экономика Грузии на нуле, и, несмотря на это, наше правительство предоставило возможность Турции проводить свои бизнес — интересы на территории Аджарии. Инвестиция сама по себе не таит опасности, опасны они в том виде, в котором делаются в Аджарии. 60-80% рабочих, трудящихся на предприятиях, открытых там турками, — турки. Их зарплата в разы превышает зарплату грузинских рабочих: у турков — 500-600 долларов, у местных — 150 лари. Турки, проживающие в приграничных сёлах, ежедневно приезжают в Аджарию на работу, а после трудового дня возвращаются обратно. Кстати, при этом на границе они не подвергаются никакой проверке. Благодаря Саакашвили, с Турцией нет визового режима и предъявление паспорта не требуется.

Что касается реконструкции Батумского порта — на самом деле это уже собственность Турции. Население Северной Турции из-за дальности Трабзона пользуется именно Батумским портом для связей с заграницей. Через Грузию они передвигаются в Азербайджан, а потом в страны Центральной Азии. Одним словом, Грузия для Турции имеет важнейшее транзитное значение. Что касается Грузии, то в том виде, в котором мы сотрудничаем с Турцией, для нее никакой пользы нет. Наоборот, в страну заходят, минуя проверку, некачественные, дешевые, напичканные до отказа нитратами турецкие продукты питания. Ими буквально завален грузинский рынок, чем нанесен непоправимый удар по местному сельскому хозяйству».

Руководитель Института Евразии Гулбаат Рцхиладзе:

«Если сравнить Грузию с её маленькой территорией, небольшим населением и невысоким военным потенциалом с Турцией, то от близости этих стран явно выигрывает последняя. Не говоря об опасности, проистекающей из политических доминант, чрезмерное потакание интересам Турции — лишенный всякого геополитического смысла ход со стороны грузинского правительства.

Абсолютная ложь — слова представителей власти относительно создания множества рабочих мест в результате турецких инвестиций в Аджарию. Местное население не получило столько работы и доходов, чтобы вздохнуть с облегчением. Наоборот, как ни парадоксально это звучит, его социально-экономическое положение ухудшилось после турецко-армянских инвестиций.

Например, в Аджарии продукты первой необходимости, предметы быта и недвижимость стали намного дороже по сравнению с другими регионами, что, возможно, может послужить стимулом местному населению для продажи своих домов. А это равносильно катастрофе, поскольку эти дома сразу же выкупят турки. Такую возможность им если не прямо, то косвенно предоставляет наше чрезвычайно либеральное законодательство.

Карсский договор даёт гарантии аджарскому региону в вопросах статуса и религии, однако, как показывает практика, когда началась августовская война, Турция привела в боевую готовность свои вооружённые силы; в случае приближения российских войск к грузино-турецкой границе на расстояние 100 километров, армия готова была вторгнуться на территорию Грузии с целью создания буфферной зоны. При этом турецкая сторона руководствовалась не Карсским договором, а членством в НАТО. Несмотря на то, что Карсский договор никак не распространяется на Ахалцихский регион, Турция была готова ввести свои войска туда. Более того, во время войны в аджарских акваториальных водах стояли турецкие корабли. Выходит, что под членством в НАТО Турция маскирует свою агрессивную и хищническую политику.

Турция незаметно пробралась в Аджарский регион и фактически завладела им. И это она сделала совсем не военным и насильным методом.

Иностранные инвестиции — это хорошо, но в определённых рамках, а не в виде вседозволенности. Инвестиция не должна становиться потенциально политической. Когда губернатор вилайета Трабзона предложил Аслану Абашидзе построить железную дорогу, соединяющую Трабзон с Аджарией, Абашидзе дипломатично отказался. Обернувшись к своему советнику, он проговорил: «Если они зайдут со своей железной дорогой, то уже не выйдут». Несмотря на политические ляпсусы, Аслан хорошо понимал опасность стратегической зависимости Аджарского региона от своего могущественного соседа. Ему удавалось сохранять умеренность и поддерживать нормальные отношения с Турцией. Во всяком случае, основные объекты тогда находились в государственной собственности. Несмотря на то, что в те времена в Аджарии не было столько иностранных инвестиций, регион развивался вполне нормально.

Может показаться, что иностранные инвестиции строят экономику Грузии, но на самом деле они ориентированы лишь на грабеж местных ресурсов..."

Нынешний премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили, похоже, понимает всю опасность для Грузии турецкой экспансии. В национальных интересах нынешней ослабленной предыдущими режимами Грузии сейчас нужно, что называется, «закрыть» страну от внешних влияний и экспансий для внутренней консолидации и национального роста. Скорее всего поэтому, а также на основе экономических выкладок и прогнозов, которые говорят об общей будущей убыточности для Грузии транзитной железной дороги, Бидзина Иванишвили недавно заявил в интервью газете «Резонанси» , что «строительство железнодорожной магистрали Карс-Ахалкалаки порождает ряд вопросов и что на каком-то этапе эта магистраль может быть невыгодной Грузии.»

«Строительство железной дороги Карс-Ахалкалаки порождает ряд вопросов. Возможно, задать вопрос по этому поводу мне придется в ходе визита в Азербайджан, и мягко объясним дружественной нам стране, что на каком-то этапе это может не быть нам полезно и вопрос требует урегулирования», — отмечает Иванишвили. По мнению премьера, этот процесс не будет простым, так как строительство железной дороги начато.

«До начала строительство это было бы легче, а сейчас уже сложно. Мы должны уважать соседей и взятые предыдущими властями обязательства, но в то же время тут возникают вопросы и требуются ответы на них. Наши предки оставили нам географически уникальное место, и это требует ухода и правильного использования, чтобы максимально эффективно использовать все наши возможности», — заявил премьер-министр.

Это, в общем-то, абсолютно верное с точки зрения отстаивания собственных национальных интересов заявление г-на Иванишвили породило сильную встречную почти истерическую реакцию в Азербайджане и в Грузии — со стороны нынешнего президента Грузии Михаила Саакашвили.

По словам Cаакашвили, подобные инициативы премьера и правительства отдаляют страну от Европы и связывают кабальными отношениями с Россией. Саакашвили категорически требует, чтобы подобные вопросы становились темами общественного обсуждения.

«Эти глупые инициативы серьезно угрожают нашей государственности», — подчеркнул он.

«Я возмущён заявлением премьер-министра о возможном пересмотре и приостановлении проекта железной дороги Карс-Ахалкалаки. Это — важнейший проект независимой Грузии, который даёт ей возможность связаться с Европой в обход России, с учётом того, что Грузия стремится к интеграции в ЕС. Это заявление премьера отдаляет нас от Европы и связывает с кабальными отношениями с Россией», — заявил Михаил Саакашвили.

Президент Грузии также заявил, что «отказ от магистрали Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку не входит в стратегические интересы Грузии. «Если это, правда, собираются сделать, тогда понятно, почему накануне Путин приветствовал позитивные сигналы от правительства Грузии. Я требую, чтобы по этому вопросу состоялись обсуждения в обществе, и правительство само не принимало решения по этому направлению», — отметил Михаил Саакашвили.

Между тем, как считают в Аналитическом Центре «Восканапат», у премьер-министра Грузии могут появиться вопросы к самому Саакашвили, в частности, относительно 220 миллионов долларов, полученных Саакашвили «для строительства грузинского участка планируемой железной дороги».

Самое интересное во всей этой железнодорожной истории, это то, что для прямого железнодорожного транзита грузов из Азербайджана в Турцию уже давно существует техническое решение.

«Турция вполне могла бы обойтись без создания новой железнодорожной ветки, если бы Анкара и Баку не имели проблем в отношениях с Ереваном. Дело в том, что на данный момент существует дорога, соединяющая турецкий Карс и армянский Гюмри. Однако карабахский конфликт пока делает этот гораздо более выгодный экономически (хотя бы потому, что его не надо строить заново) путь лишь предполагаемым и виртуальным», — считает российский политолог Антон Евстратов.

Если бы не продолжающийся уже свыше 20 лет армяно-азербайджанский конфликт, поезда из Баку ходили бы сейчас до Стамбула и Парижа.

Вот, собственно говоря, как преломляются основные проблемы региона через призму железнодорожного сообщения. Единый когда-то в советское время и процветающий регион с единой железнодорожной сетью сейчас разделен многочисленными интересами, противоречиями и войнами. Блокированная Армения, ослабленная собственным предыдущим руководством Грузия, усиливающийся Азербайджан, экспансия в регион Турции, США и Израиля — так выглядит сейчас Кавказ на политической карте мира.

Михаил Ошеров

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть