Израиль, Иран, Турция, Азербайджан или немного геополитики

Производство сырья для атомной энергетики и производство сырья для атомного оружия в крупных индустриальных странах, обладающих атомным оружием, обычно составляют практически единый технологический цикл.
Михаил Ошеров
24 декабря 2012  18:19 Отправить по email
Печать

Одной из проблем мировой политики последнего времени является проблема иранской атомной программы. Вокруг этой проблемы формируются многие геополитические союзы и комбинации последнего времени. Основными странами, которые опасаются и противодействуют иранской атомной программе, являются США, Израиль и арабские монархии, в основном Саудовская Аравия и Катар.

Атомная программа государства Иран имеет многоцелевой характер, но основных целей две — с одной стороны, Ирану, обладающему собственными запасами нефти и газа, как это ни странно, не хватает энергоресурсов. Энергетика Ирана сейчас основана на тепловых и гидроэнергостанциях. В летний засушливый период иранские реки пересыхают, теряют напор воды, и многие иранские гидроэлектростанции либо не работают, либо работают с минимальной мощностью. В целом, растущей до недавнего времени иранской экономике не хватало энергоресурсов.

Иран — одно из немногих государств в мире, обладающее своими большими промышленными запасами природного урана. Их наличие, а также постоянный энергодефицит стали основными экономическими предпосылками создания иранской атомной промышленности. Также задачей её создания было уменьшение потребления природного газа для производства электроэнергии. Собственно говоря, ещё Дмитрий Иванович Мендлелеев, являющийся, по сути, отцом российской нефтепромышленности, утверждал, что «Топить нефтью — это всё равно, что сжигать ассигнации». Использование природного газа для получения электроэнергии является, по сути, таким же расточительством природных запасов, и это явилось для государства Иран ещё одной предпосылкой и обоснованием для создания своей собственной атомной программы.

Производство сырья для атомной энергетики и производство сырья для атомного оружия в крупных индустриальных странах, обладающих атомным оружием, обычно составляют практически единый технологический цикл. Высокообогащённый (свыше 90 %) уран-235 является одновременно как материалом для малораспространённых реакторов на быстрых нейтронах, так и основным материалом для производства урановых атомных бомб. Плутоний, пригодный для производства плутониевых атомных бомб, производится из урана в специальных плутониевых реакторах, а также получается в обычных энергетических урановых реакторах на медленных нейтронах в атомных электростанциях после захвата атомами урана нейтронов и дальнейших радиоактивных преобразований. В мире есть много стран, эксплуатирующих только атомные электростанции на давальческом урановом сырье с условием возврата отработанного ядерного топлива (то есть материалов, содержащих плутоний) странам-поставщикам уранового сырья. От того, что на территории Литвы, Армении и Болгарии находятся атомные электростанции, эти страны не стали крупными ядерными державами.

Государство Иран, выбирая пути развития своей энергетики, в том числе атомной энергетики, учитывая наличие в стране больших природных запасов собственных урановых руд, пошло по пути создания полного цикла производства топлива для атомных электростанций. Основное направление производства атомного топлива — очистка и обогащение уранового сырья. При обогащении урана в массовых количествах одновременно в едином производственном цикле могут быть получены тонны сырья для атомных электростанций на быстрых нейтронах и сотни килограммов сырья для атомных бомб. При использовании для производства электроэнергии атомных реакторов на медленных нейтронах высокий уровень обогащения урана не требуется. В дальнейшем по мере эксплуатации атомных электростанций в них начинает накапливаться оружейный плутоний. Дальше всё зависит от воли руководства страны — будет ли оно отбирать часть делящихся ядерных материалов для производства атомного оружия из общего атомного технологического цикла или нет. В настоящее время Иран производит только низкообогащенный уран (до 20 %), применяемый только в атомных реакторах для атомных электростанций.

Все остальные аспекты атомной программы Ирана являются чисто политическими. Государство Иран — одно из немногих государств в мире, стремящихся проводить независимую политику. В мировой политике всё устроено предельно жёстко — либо ты независим и ты можешь влиять, либо ты зависим и на тебя влияют другие страны. Независимых стран на планете Земля не так много — это США, Россия, Китай, Индия, Пакистан, Бразилия, Аргентина, КНДР, Венесуэла, Куба, Никарагуа. Относительно независимыми странами можно назвать крупные страны Европы, которые в последнее время передали значительную часть своего суверенитета в европейские структуры, но тем не менее, это Германия, Франция, Англия, Италия, Испания. Также к относительно независимым странам можно отнести Турцию, Израиль, Катар, Саудовскую Аравию и другие. Все независимые страны в мире так или иначе подвергаются американскому давлению, поскольку США претендует на роль единственного лидера на планете и стремится уничтожить все прочие центры сил и влияния на мировую политику. Небольшие независимые страны, неподдающиеся американскому диктату, находятся под постоянным политическим, а иногда и под прямым военным давлением США. Куба, Венесуэла, КНДР, Никарагуа — эти страны должны постоянно доказывать свою состоятельность и независимость. Некоторые ранее бывшие независимыми страны, такие как Югославия и Ирак, подверглись прямым военным интервенциям США и их союзников и были фактически стёрты с политической карты как независимые государства.

Наличие у страны атомного оружия и современных ракетных технологий позволяет в некотором роде ослабить внешнее политическое и военное давление и в какой-то мере гарантировать свою независимость. Характерный пример этого — небольшое государство Северная Корея, подвергавшееся в прошлом беспрецедентному внешнему давлению со стороны США, Японии и соседней Южной Кореи, смогло практически в одиночку реализовать свою собственную атомную и ракетную программу. Северная Корея в 1993 году официально вышла из Договора о нераспространении атомного оружия, а ещё через год — запретила инспекции МАГАТЭ. Начиная с 2004 года, Северной Кореей сделано несколько официальных заявлений о наличии в стране ядерного оружия, проводились успешные пуски баллистических ракет. Начиная с середины 2000-х годов внешнее политическое давление на Северную Корею со стороны США и Японии было ослаблено, и сейчас эта страна существует по-прежнему в условиях продолжающейся международной экономической блокады и политической изоляции, но уже не опасаясь за своё существование. Грубо говоря, от Северной Кореи «отстали», и она сейчас может не опасаться серьёзных внешних угроз, в том числе военного нападения и военной интервенции.

Возможно, по этому пути собирается пойти и Иран. В отличие от небольшой Северной Кореи, государству Иран требуется мощная энергетическая система, и иранская атомная программа до сих пор развивается в рамках строительства мирной атомной энергетики под пристальным контролем международных организаций, в первую очередь, МАГАТЭ, на которую, в свою очередь давят США и их союзники. Государство Иран в настоящее время почти со всех сторон окружено американскими военными базами, Соединёнными Штатами в одностороннем порядке на Иран наложены беспрецедентные экономические санкции, вплоть до прекращения всех международных валютных расчётов. Формальные полномочия МАГАТЭ в иранском случае невелики — это функции контроля и инспекции, которые сейчас осуществляются чуть ли не в непрерывном режиме. Самое смешное во всей этой мыльной опере с Ираном и МАГАТЭ состоит в том, что начало атомной программы Ирана заложили, собственно, американцы при шахском режиме.

В Википедии сказано: «Ядерная программа Ирана началась в 1967 году, когда США передали шаху Ирана Мухаммеду Реза Пехлеви атомный реактор мощностью 5 МВт. Затем технологическую помощь в строительстве реакторов оказывали Германия и Франция. Иран подписал Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в 1968 году и ратифицировал его в 1970. 1974 — создана „Организация по атомной энергии Ирана“ (AEOI), которая разработала план строительства 23 ядерных энергоблоков стоимостью около 30 млрд долларов при поддержке США и западноевропейских государств. Программа была рассчитана на 25 лет. В середине этого года прозвучало публичное заявление шаха Мохаммеда Реза Пехлеви: „Иран будет обладать ядерным оружием, без сомнения, раньше, чем некоторые полагают“ — впрочем, под давлением США он позднее дезавуировал это заявление. В том же году Иран закупил 4 атомных реактора — два во Франции и два в ФРГ у Siemens KWU. 1977 — ФРГ поставила Тегерану ещё 4 реактора. 1978 — Иран получает американский исследовательский реактор мощностью 5 МВт. Сотрудничество с Ираном в области атомной энергетики начала и Аргентина. Западная Германия приступила к строительству двух блоков АЭС в Бушере».

МАГАТЭ — международная организация для развития сотрудничества в области мирного использования атомной энергии. Агентство было создано как независимая межправительственная организация в системе ООН, а с появлением Договора о нераспространении ядерного оружия его работа приобрела особое значение, поскольку ДНЯО сделал обязательным для каждого государства-участника заключить с МАГАТЭ соглашение о гарантиях.

Цель работы агентства в стране — констатировать, что работы в мирной ядерной области не переключались на военные цели.

Члены МАГАТЭ, обладающие оружейные технологиями, обязуются их не передавать, а члены, не обладающие оружейные технологиями, обязуются их не производить. Тем не менее, членство в МАГАТЭ не помешало, например, Индии, стать ядерной державой — Индия относится к числу стран, неофициально обладающих ядерным оружием. Имеется продвинутая программа военно-прикладных исследований. Являясь членом МАГАТЭ, Индия, тем не менее, не подписывала соглашения о постановке всей своей ядерной деятельности под гарантии этой организации и не присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия, считая его «дискриминационным» в отношении неядерных государств. Пакистан является членом МАГАТЭ, однако не присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия и к Конвенции о физической защите ядерного материала, не участвует в международных договоренностях относительно контроля за ядерным экспортом. Наличие собственной научно-исследовательской базы, необходимого научного персонала и современной технологии обогащения урана до 90% способствует успешному развитию ядерной программы. В отличие от Индии и Пакистана Иран в своё время подписал все обязательства и сам договор о нераспростарнении ядерного оружия (ДНЯО).

Последний отчёт МАГАТЭ по Ирану от 16 ноября 2012 года доступен на русском языке.

Из отчёта видно, что Ираном ведётся большая мирная программа и в настоящее время есть большое количество урана с низкой степенью обогащения (до 20%), используемого в мирной атомной энергетике. Во всём отчёте в нескольких местах написаны записи о том, что международные инспекторы, мониторящие иранскую атомную программу, пытаются что-то найти незаконное, но в настоящее время всё законно и полностью, до деталей соответствует исключительно мирной атомной программе.

Давайте вспомним скандально-вызывающее и позорное выступление премьер-министра Беньямина Нетаньяху в ООН, когда он перед лицом представителей и руководителей всех государств всего мира тряс жалким плакатиком с изображением бомбы с запальным фитилем типа ядра барона Мюнхгаузена. На этом плакатике были нарисованы две линии — 70% и 90 % — две степени обогащения урана. Нетаньяху выступал в ООН в сентябре 2012 года, а, напомню ещё раз, последний отчёт МАГАТЭ по Ирану составлен в середине ноября 2012 года — через полтора месяца после спича в ООН этого наследника Бен-Гуриона и Шимона Переса. Через полтора месяца МАГАТЭ констатирует, что весь иранский уран находится по степени обогащения на уровне ниже, чем 20%.

С другой стороны, государство Израиль является страной, неофициально обладающей ядерным оружием. Само руководство Израиля не подтверждает, но и не опровергает сведения о наличии ядерного оружия на территории страны. Израиль является членом МАГАТЭ, но не подписал Договор о нераспространении ядерного оружия.

Появление у государства Иран атомного оружия в комплексе с наличием у него ракетных технологий не станет прямой военной угрозой, как для США, так и для стран Персидского залива, так и для государства Израиль. Это лишь создаст ситуацию реальной независимости государства Иран, а также ситуацию относительного стратегического паритета в регионе. Атомное оружие у противоположной стороны является лишь средством сдерживания от возможного нападения и других агрессивных действий. До недавнего времени на Ближнем Востоке государство Израиль обладало подавляющим стратегическим преимуществом (достаточно напомнить один из многочисленных фактов — военная авиация Израиля по численности боевых самолетов примерно пятая в мире, это свыше 500 единиц). Это стратегическое преимущество приводило к политической агрессивности и авантюризму, в некотором роде связанными с чувством безнаказанности ввиду отсутствия факторов сдерживания. Примерами такого рода политики могут быть последние нападения государства Израиль на Южный Ливан в 2006 году (т.н. Вторая Ливанская война) и нападения на Сектор Газа в 2008 и в 2012 годах (операции «Литой свинец» и «Огненный столп»). Все эти войны и нападения происходили в условиях подавляющего военного превосходства Израиля. Утрата государством Израиль стратегического превосходства в регионе неизбежно должно привести к каким-то изменениям в его внешней и внутренней политики, возможно, к прекращению оккупации оккупированных арабских территорий, которая до недавнего времени обеспечивалась лишь военными методами и гарантировалась наличием у Израиля стратегического превосходства в регионе.

Поскольку государство Иран продолжает свою атомную программу, стремясь к политической независимости и стратегической инициативе, нынешние власти государства Израиль стремились и будут стремиться предотвратить это любой ценой, вплоть до прямого военного нападения на Иран.

При этом государством Израиль используются любые действия и методы. В случае принятия каких-либо решений руководством Израиля, израильская армия не обращает внимание на международные границы и договора. Только за последнее время разбомблены военный завод в Судане и крупный склад ракет в Ливане. Хотя никаких войн государство Израиль этим двум странам не объявляло. С атомной программой Ирана в последние годы происходило много странного. В Иране было несколько терактов, в ходе которых было убито несколько ведущих иранских физиков, занимающихся иранской атомной программой. В Турции в феврале 2007 года был похищен бывший заместитель министра обороны Ирана Али Реза Асгари. «У нас есть много доказательств того, что Аскари был похищен в Турции израильскими спецслужбами, и затем перемещен в Израиль», — заявил 15 декабря 2012 года в Тегеране замминистра обороны Ирана Хоссейн Дагиги на церемонии в связи с шестилетием похищения Алирезы Аскари, на которой присутствовали представители военных и политических кругов Ирана. В 2010 году в Иране был обнаружен компьютерный вирус Stuxnet, перехватывающий управление работой центрифугами по обогащению урана. В 2010 и 2011 годах на некоторых иранских атомных и ракетных объектах произошло несколько взрывов, жертвами «таинственного взрыва» 12 ноября 2011 года на военной базе КСИР «Амир аль-Моменин» стали 17 человек, включая одного из руководителей иранской ракетной программы генерал-майор Хасана Могаддама. 18 сентября 2012 года руководитель иранского агентства по атомной энергетике Ферейдун Аббаси-Давани заявил, что на ядерном объекте «Фордо» произошла диверсия, сообщает радио «Свобода». По словам гендиректора, из-за взрывов был отключен от электроэнергии центр по обогащению урана. Выступая в Вене на заседании Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Аббаси-Давани заявил, что взрывы произошли месяц назад — за день до того, как инспекторы ООН попросили разрешение посетить «Фордо». Кроме того из-за взрыва от энергоснабжения был отключен и ядерный центр в Натанзе.

Последняя израильская война с Сектором Газа, или, как её иногда называют в Израиле, Восьмидневная война, на самом деле является прелюдией новой большой войны — войны Израиля с государством Иран. Одной из основных задач Восьмидневной войны было ликвидация возможности нападения со стороны движения ХАМАС в случае израильского нападения на Иран. Эта цель войны была достигнута израильскими властями — значительное количество ракет и пусковых установок было уничтожено в ходе израильского нападения, а оставшийся боезапас был почти полностью исчерпан движением ХАМАС, и для его пополнения потребуется значительное время.

Идея нападения на Иран — это личная война Беньямина Нетаньяху. Израильский народ не очень хочет воевать с Ираном, опросу показывают что-то типа 50 на 50. Но его параноидальный страх перед возможной потерей стратегического превосходства и безнаказанности в регионе толкает его на войну.

Давайте посмотрим, что делает Нетаньяху ради этого.

На внутреннем политическом фронте он думает, что одержал полную победу — по итогам скандальных, коррупционных и попросту смешных из-за «компьютерных неисправностей» в самой технологически продвинутой стране мира Беньямин Нетаньяху сформировал самый правый из всех возможных избирательный список своей партии Ликуд. Скорее всего, в его партии не будет никакой внутренней оппозиции по поводу принятия решения о возможном нападении на Иран. Правда, придётся объясняться с американцами, причём после ухода из политики нынешнего министра обороны Израиля Эхуда Барака это будет делать гораздо труднее.

Судя по всему, у Нетаньяху существует какая-то договоренность с администрацией Барака Обамы по поводу нападения на Иран. Недавно, буквально несколько дней назад здесь, у средиземноморского побережья Израиля прошли крупные американо-израильские военно-морские манёвры по совместному отражению угрозы обстрела баллистическими ракетами. Это краткое сообщение из прессы означает, что сюда впервые на несколько последних лет подтянуто крупное американское военно-морское соединение — не каждый американский военный корабль обладает возможностями по отражению баллистических ракет. Кстати, в здешних водах появилось и достаточно крупное военно-морское соединение России — ракетный крейсер «Москва» и сопровождающие его надводные и подводные корабли. Предлогом их появления было нападение Израиля на Сектор Газа и эвакуация граждан России. Одновременного нахождения в одном районе крупных американских и российских военно-морских сил не наблюдалось уже много лет.

Аналитический сайт «Дебка» недавно, после заключения перемирия Израиля с движением ХАМАС, вбросил больше нигде не подтверждённую информацию о возможном появлении американских войск на Синайском полуострове для предотвращения возможной контрабанды оружия в Сектор Газа для пополнения арсеналов движения ХАМАС. Я не очень верю этой информации — статус Синайского полуострова является, по сути, международным, это — зона бывшего конфликта, на любой чих последует некая международная реакция, требуется разрешение правительства Египта и так далее. К тому же администрации США, воюющей в Афганистане и в Ираке, будет трудно объяснить своему американскому народу, почему лауреат Нобелевской премии мира затевает ещё одну войну. Но, тем не менее, какие-то меры, препятствующие вооружению ХАМАСа, будут предприниматься Израилем и, возможно, США.

Скорее всего, формат сотрудничества США и Израиля в деле израильского нападения на Иран будет примерно следующим — США сами на Иран нападать не будут, но будут прикрывать Израиль от возможных ответных ударов со стороны Ирана, с учётом большого количества американских военных баз и кораблей, находящихся в Персидском заливе и Индийском океане. Возможна и схема, при которой американцы отведут свои корабли подальше в Индийский океан, но будут прикрывать Израиль здесь, в Средиземном море.

Поскольку движение ХАМАС до нынешнего уровня наращивало свои арсеналы три года — с 2009 до 2012, у Израиля есть срок примерно от полугода до года, в течение которого Израиль может не опасаться сильного ответного удара со стороны движения ХАМАС в случае израильского нападения на Иран.

Всё это вместе взятое означает, что реальный возможный ответ Ирана на израильское нападение будет собственно иранским и, возможно, со стороны движения «Хизбалла». С одной стороны, в отличие от движения ХАМАС, «Хизбалла» находится на территории другого суверенного государства. Грубо говоря, Израиль нападает на Иран, с чего вдруг государству Ливан нападать на государство Израиль — именно так будет расценено на дипломатическом языке ответное нападение «Хизбаллы» на Израиль. С другой стороны, у движения «Хизбалла», возможно, есть некие обязывающие обязательства перед Ираном.

Всё это означает, что одним из вариантов начала войны для Израиля будет некое провоцирование теперь уже движения «Хизбалла» — для нанесения удара по его арсеналам. Я почти уверен, что Беньямин Нетаньяху не нападет на Иран, не повоевав предварительно с «Хизбаллой» и не опустошив её наступательные ракетные арсеналы.

Нападение Израиля на Иран может быть осуществлено с помощью израильской триады — ракет, самолётов и подводных лодок.

Использование для нападения на Иран подводных лодок «Дельфин» немецкого производства вызовет некое неудовольствие в Германии (см. историю со стихотворением Гюнтера Грасса на эту тему). Израильские подводные лодки могут быть задействованы из двух регионов — из Индийского океана и, как это ни странно, из Чёрного моря, если Турция даст Израилю разрешение на проход через проливы, если подводным лодкам потребуется нахождение в Чёрном море свыше 14 дней. На срок нахождения в Чёрном море военных кораблей нечерноморских государств до 14 дней турецкое разрешение на проход проливов не требуется. Нанесение удара из региона Чёрного моря требуется для поражения военных объектов на севере Ирана, которые практически не могут быть поражены из акватории Индийского океана.

У государства Израиль очень сильная военная авиация. В нападении на Иран может быть задействовано примерно 200 ударных самолётов большого радиуса действия. Им потребуется некая дозаправка — в воздухе или на земле (в случае наличия промежуточных временных авиабаз в соседних государствах региона), а также воздушные коридоры.

Основная проблема при нападении на Иран — большое количество объектов на севере Ирана. Для нанесения удара по ним требуется как минимум воздушный коридор Турция — Азербайджан и аэродромы базирования. В прошлом году были утечки информации о военном сотрудничестве Израиля и Азербайджана вплоть до представления Азербайджаном военных аэродромов. Основная дипломатическая проблема для этого направления нанесения удара по Ирану — Турция. Турция в последнее время вместо политики сотрудничества с Ираном против арабских стран пытается проводить политику лидирования в мусульманском мире. Я никогда не поверю, что неарабская Турция станет лидером арабского мусульманского мира, но турецкое руководство ради этой идеи начало проводить очень рискованную внешнюю и фактически военную политику противостояния Сирии и Ирану. В результате восточная граница Турции полыхает войной с курдами, там базируются сирийские повстанцы, воюющие против законного сирийского правительства Башара Асада. Геополитические интересы Израиля и Турции на данном историческом отрезке времени временно совпали. Турции и Израилю осталось договориться об урегулировании инцидента на судне «Маве Мармара» — убийства государством Израиль 9 граждан США и Турции на этом корабле в международных водах, и тогда военное сотрудничество Израиля и Турции в нападении на Иран станет возможным. В Турции сейчас находится и ведёт переговоры крупный израильский дипломат Йосеф Чихановер, бывший генеральный директор МИДа Израиля, бывший представитель Израиля в международной комиссии по делу «Маве Мармара», личный представитель Беньямина Нетаньяху. Требования турецкой стороны известны — Израиль должен принести официальные извинения за рейд на Mavi Marmara в мае 2010, выплатить компенсации жертвам и снять блокаду Газы. Блокада Сектора Газа в настоящее время уже частично снята, и это может оказаться достаточным для турецкого правительства. Израилю ради безумной цели атаки на Иран осталось ещё немного унизиться перед Турцией, признать свою ответственность за нападение в международных водах на судно «Маве Мармара», выплатить компенсацию семьям пострадавших и получить воздушные коридоры для атаки на Иран. Азербайджан, скорее всего, уже дал некое предварительное согласие на своё пассивное участие в этом нападении.

Грубо говоря, публичное заключение некой договоренности Израиля с Турцией может стать знаком того, что для нападения Израиля на Иран всё готово, и оно может состояться буквально на следующий день.

В свете всего вышеизложенного остается вопрос о сроках. О сроках нападения на Иран и сроках израильских выборов, назначенных ранее на 22 января 2013 года, которые, возможно, могут быть перенесены на более отдалённый срок. Ответы на эти вопросы знает только узкий круг лиц, входящих в ближайшее окружение Беньямина Нетаньяху. Так уж устроена нынешняя израильская политика и демократия, что все вопросы войны и мира в «единственной демократии на Ближнем Востоке» — в государстве Израиль, решает только один человек.

Михаил Ошеров

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть