Израильская демократия: Михаил Ошеров

Что такое демократия по-израильски в статье Михаила Ошерова.
4 июля 2012  17:49 Отправить по email
Печать

Израильские политики называют свою страну «единственной демократией на Ближнем Востоке». Этот пропагандистский штамп, наряду с напоминаниями о Холокосте, используется ими достаточно часто, в том числе для оправдания различных агрессивных действий государства Израиль — как в отношении собственных граждан, как в отношении соседних стран, так и в отношении бесправных арабских жителей оккупированных Израилем территорий. Государство Израиль давно уже не является ни подлинной, ни единственной демократией на Ближнем Востоке. Турция, Иран, Ирак, с недавних пор Сирия, Ливан, Египет — в этих странах в настоящее время власть избирается путем демократического волеизъявления народа. Государство-оккупант, оккупирующее чужую территорию с лишенным всяких гражданских прав населением в течение 45 лет, тоже по всем нормам нельзя называть демократическим.

Идеальной демократии, да и просто демократии в мире практически не существует. Во всех странах правят не народы, но их представители, которыми манипулируют местные элиты. Вопрос состоит лишь в том, насколько и как эти элиты учитывают мнение народов при принятии тех или иных решений, а также в том, насколько у народов создаётся иллюзия управления своими странами. Еще Авраам Линкольн заметил, что можно некоторое время дурачить весь народ, можно всё время дурачить часть народа, но нельзя всё время дурачить весь народ. Израильской элите удалось без больших социальных потрясений руководить страной в течение 65 лет. За это время крупные социальные волнения вспыхивали в Израиле всего несколько раз.

В последнее время израильская демократия стала себя исчерпывать. Как следствие — стотысячные демонстрации в Тель-Авиве, городе с населением 400 тысяч человек. Власть перестала обращать внимание на нужды простых людей, и они это почувствовали. В Израиле очень своеобразная система власти и управления государством. Государство Израиль — одно из немногих стран в мире, в которых отсутствует Основной Закон — конституция. Есть Декларация Независимости, в которой было продекларировано создание Конституции, есть несколько так называемых главных законов, и всё. Ещё одна забавная особенность израильской демократии — это симбиоз представительной и исполнительной власти. В Израиле разрешено совмещение постов министров и депутатов Кнессета, которые охотно этим пользуются.

В Кнессете 120 мест, то есть для большинства, для формирования правительства, для принятия законов и решений достаточно аккумулировать 61 голос. В Израиле много политических партий, поэтому до сих пор единолично управлять страной ещё никому не удавалось. Партии договариваются между собой об образовании правительства. Кому удастся лучше договориться, тот и образует правительство. На последних выборах в Кнессет партия «Кадима» завоевала 28 мест в Кнессете, партия «Ликуд» — 27, но президент страны Шимон Перес, сам из партии «Кадима», поручил формирование правительства партии «Ликуд» — потому что руководитель партии «Ликуд» нынешний премьер-министр Израиля Бениамин Нетаньяху смог быстро договориться с тремя другими самыми крупными партиями — с «Аводой», ШАСом и НДИ. Чтобы удовлетворить депутатов сформировавшейся правящей коалиции, их задабривают должностями в правительстве — назначают министрами и заместителями министров, а также руководителями комиссий и комитетов Кнессета. Поскольку депутаты в Кнессете особенно не перетруждаются — они собственно в Кнессете «работают», если это можно назвать работой, всего два раза в неделю по нескольку часов вечером после 16:00, то они успевают совмещать работу в министерстве с заседаниями в Кнессете, получая зарплаты и там, и там. При этом израильскому депутату не требуется разбираться в сфере деятельности своего министерства. Министерством финансов сейчас руководит филолог, некоторое время назад доктор физико-математических наук Узи Ландау исполнял должность министра внутренней безопасности, рав Линцман возглавляет сейчас министерство здравоохранения. БОльшая часть депутатов-министров нынешнего правительства не являются специалистами в сферах деятельности своих министерств. Депутат Перец из партии «Авода» был министром обороны во время Ливанской войны и рассматривал линию фронта в бинокль со стёклами, закрытыми чёрными крышечками. Чтобы удовлетворить желания всех депутатов при формировании парламентских коалиций, в Израиле увеличивают количество министерств. Например, в своё время для Авигдора Либермана, чтобы привлечь его партию в коалицию, было специально придумано новое министерство стратегического планирования. В Израиле одновременно существуют министерство общественной безопасности и министерство внутренних дел, хотя почти во всех странах мира их функции выполняет одно министерство — МВД. Есть отдельное министерство по надзору за спецслужбами. В государстве Израиль существуют параллельно министерство инфрастуктур и министерство промышленности, хотя во многих странах мира обычно эти функции выполняет одно министерство промышленности, за очень редким исключением. Существует отдельное министерство пропаганды и информации. Одно из последних известных в мировой истории министерств с такими же функциями и практически с таким же названием было в фашистской Германии под руководством Йозефа Геббельса. В Израиле существуют отдельные министерство туризма и министерство культуры и спорта, которые объединены во многих странах мира. В Израиле существуют отдельно министерство торговли, министерство промышленности, министерство науки и технологий и министерство образования. Во многих гораздо более крупных странах функции этих четырёх израильских министерств выполняют два министерства — министерства промышленности и торговли и министерства науки и образования. В общем и целом, поскольку депутаты выбирают себе посты не только министров, но и заместителей министра, до 40 депутатов Кнессета совмещают своё парламентское времяпрепровождение с заниманием тёпленьких местечек в правительстве.

В результате в небольшом государстве Израиль количество министерств, министров и их заместителей — одно из самых больших в мире. Эта система, при которой министерствами руководят изначально некомпетентные в этой сфере люди, не рушится только потому, что кроме политических назначенцев в министерствах работает практически несменяемый аппарат, который и занимается текущей рутинной деятельностью. В каждом министерстве есть непривычная для русского уха должность «генеральный директор министерства», вот этот-то чиновник и руководит аппаратом министерства и отвечает за всю текущую работу министерства.

Такая система личной унии депутатов и министров практически лишает общество обратной связи и влияния на государственную власть. Депутат-министр не будет критиковать своё министерство, то есть самого себя в Кнессете. В результате у израильского общества и израильского народа практически нет никакой возможности воздействовать на текущую деятельность правительства. Это стало одной из причин роста социальных протестов прошлым летом. Когда депутаты, представители народа не влияют на власть, народ вынужден пытаться сделать что-то самостоятельно.

Формирование самого Кнессета очень своеобразно. Избирательные округа нарезаны по- разному, и количество избирателей на них сильно отличается от одного участка к другому. Это, в принципе, не влияет на общий итог выборов, поскольку в Израиле пропорциональная система голосования, но, поскольку периодически возникает предложение о переходе на смешанную систему голосования, это сразу же может повлечь за собой изменения границ округов. Избирательные участки в Израиле расположены не всегда удобно для избирателя, и их не просто найти, особенно эмигрантам, плохо знающим иврит.

Не все израильтяне могут выбирать свой парламент. Граждане Израиля, находящиеся за рубежом, лишены такой возможности. Если они хотят проголосовать, они должны прилетать в Израиль. Избирательные участки в посольствах государство Израиль не организует. За пределами государства Израиль сейчас живёт 1 миллион израильтян, которые фактически лишены этим государством права голоса. Государство Израиль — одно из немногих государств на планете, которое действует подобным образом. Это имеет некоторую политическую подоплёку, связанную с сионизмом и с тем, что руководители государства Израиль всегда поощряли эмиграцию в Израиль и всегда считали израильтян, уехавших за рубеж, чуть ли не предателями великого дела сионизма.

С другой стороны, государство Израиль предоставляет другой категории граждан, не находящихся на территории государства Израиль — поселенцам, находящихся на оккупированных территориях, все возможности голосовать. Тем самым поощряется незаконная оккупация этих территорий. С формальной точки зрения, поселенцы находятся за пределами государства Израиль, ровно так же, как граждане Израиля, находящиеся в США, в Канаде, в России, для того, чтобы исполнить свой гражданский долг, должны возвращаться на территорию государства Израиль, чтобы проголосовать там. Это не так далеко, но государство Израиль предоставляет им возможности голосовать на оккупированных территориях, что отчасти является нарушением различных международных норм. Коренное арабское население этих территорий не имеет израильского гражданства и, соответственно, не имеет никаких избирательных прав.

Израильский народ, выбирая себе депутатов, не имеет никакого влияния на их дальнейшее поведение в Кнессете. Депутаты выбираются избирателями не индивидуально, а общим партийным списком, и проходят в парламент благодаря этому списку. Но иногда они потом становятся неблагодарными собственной партии и начинают голосовать индивидуально по своему усмотрению. Какими бы благими намерениями это не прикрывалось, такая практика является жесточайшим извращением демократии и нарушением воли избирателей. Избиратели голосуют за партию с некой общей идеологией и некой моделью поведения. По сути, если депутаты избираются не по мажоритарным округам, чего нет в Израиле, а при действующей в Израиле системе пропорционального голосования, списком, они обязаны подчиняться партийной дисциплине. Выбрал израильский народ от какой-то партии 17 мандатов — эти 17 мандатов — это не только мандаты и депутатов, но и голоса избирателей, которые голосовали за эту партию. Если тот или иной депутат не согласен с руководством партии, начинает голосовать на голосованиях в Кнессете не солидарно со своей партией, он, по сути, должен был бы выйти из неё, сложить с себя полномочия депутата парламента и потом уже протестовать против политики своей бывшей партии, создавать новую партию и т. д. Но за стенами парламента. В Израиле же депутатам разрешено голосовать так, как они хотят. Израильский «представитель народа» в течение срока своих полномочий может даже перейти из партии в партию, искажая тем самым волю народа, который голосовал не за этого депутата лично, но за его партию. Такой депутат-перебежчик приносит новой партии государственное финансирование в размере 1,2 млн шекелей. Поэтому партийные руководители вынуждены постоянно следить за своими депутатами, чтобы они не разбежались по другим партиям, и всё время лично договариваться с каждым из них по всем вопросам. Более того, некоторое время назад всего два депутата Кнессета могли договориться друг с другом и объявить о создании новой партии. Нет, я не оговорился, не парламентской фракции, а общенациональной партии. Достаточно простого заявления. После чего государство должно выделить им государственное финансирование на партийную деятельность. Предыдущий прецедент такого рода — создание двумя русскоязычными депутатами Романом Бронфманом и Александром Цинкером партии из двух депутатов «Демократический выбор». Сейчас, по-моему, минимальное количество депутатов, необходимое для регистрации новой партии увеличено до трёх. Партия «Ацмаут», возникшая недавно таким образом, насчитывает в своих рядах 5 депутатов Кнессета. Ничего больше для регистрации политической партии в Израиле в этом случае не требуется. Ни подписей потенциальных избирателей, ни чего бы то ни было ещё. Всего 5 депутатов, вышедших из своих партий, которые привели их в Кнессет. Этого достаточно. Государственное финансирование на депутата сейчас — 1 миллион 360 тысяч шекелей, из них аванс — 800 тысяч шекелей перед новыми выборами на одного депутата — итого — 4 миллиона шекелей на 5 депутатов. Судя по опросам общественного мнения, на новых выборах эта партия не сможет пройти в Кнессет, в отличие от партии «Авода», из которой эти депутаты вышли.

Сами списки депутатов Кнессета от различных партий, с которыми эти партии выходят к избирателям на выборы формируются достаточно разными способами — в зависимости от степени демократичности самой партии. В некоторых партиях эти списки формируются на внутрипартийных выборах. В некоторых партиях существуют внутрипартийные квоты. В партии, в которую входят и за которую голосуют многие русскоязычные израильтяне — НДИ, или «Наш дом — Израиль» никаких внутрипартийных выборов нет. Список депутатов Кнессета составляет лично руководитель партии Авигдор Либерман. Он же единолично производит все назначения на внутрипартийные аппаратные посты. Примерно та же картина — в партии религиозных сефардов ШАС, только все назначения производит духовный лидер партии и одновременно главный сефардский раввин Израиля рав Овадья Йосеф.

Любой премьер-министр Израиля должен одновременно следить за правящей коалицией, чтобы из неё не вышли другие партии, и за своей собственной партией, чтобы из неё не вышли недовольные его политикой депутаты. И кроме этого ещё иногда заниматься руководством страной. Господин Бениамин Нетаньяху делает всё это в восточном стиле, опережая конкурентов и противников из других партий и из своей собственной в мастерстве закулисных интриг.

Внутренние выборы в партии «Ликуд» в последние годы проходят примерно одинаково. Внутри партии существует движение «Еврейское руководство», объединяющее в основном правых поселенцев. Руководитель этого движения Моше Фейглин, живущий на оккупированных территориях, на последних внутрипартийных выборах лидера «Ликуда» набрал 22,5% голосов членов партии «Ликуд». Его тактика — шантаж и давление на руководство партии «Ликуд» с целью реализации этой партии необходимых ему решений. Если бы Фейглин вышел бы из Ликуда и основал новую партию, он никоим образом не смог бы повлиять на какие-либо ответственные государственные решения. А так он относительно небольшим числом сторонников влияет на партию «Ликуд», а партия «Ликуд» совместно с партнёрами по коалиции проводит важные государственно значимые решения. Так относительно небольшая группка экстремистски настроенных людей влияет на всю политику государства Израиль.

Сам глава правительства Бениамин Нетаньяху любые свои решения проводит путём закулисных интриг. Когда ему надо по какому-либо вопросу получить голоса депутатов-министров от партии «Ликуд», которые собираются голосовать против мнения Нетаньяху, он угрожает им роспуском правительства и лишением их министерских постов. А это — немалые деньги в дополнение к тоже немаленькой зарплате члена Кнессета. Когда Бениамину Нетальяху нужно надавить на своих партнёров по коалиции, он шантажирует их тем, что если хотят, они могут покинуть коалицию — за счёт голосов депутатов от партии «Кадима» в руках Нетаньяху сейчас находится свыше 90 мандатов из 120, то есть абсолютное большинство.

Проводя политику в самом правительстве, Бенинамин Нетаньяху делает это путём различных интриг и, говоря по-русски, «разводок». Он в один и тот же день может разговаривать с разными чиновниками, обещая им совершенно противоположные вещи. Очень показательна в этом плане история с советом по национальной безопасности. Совет был создан в 2008 году после Ливанской войны на сновании рекомендаций комиссии Винограда. Совет по национальной безопасности государства Израиль должен был обеспечить правильную процедуру выработки решений, отсутствие которой не раз констатировали государственные следственные комиссии, созданные после военных провалов. Будучи лидером оппозиции, Нетанияху поддерживал закон, однако, став главой правительства, он «разменял» полномочия Совета в череде политических сделок. Биби учёл нежелание министра обороны Барака терять часть своей власти, он назначил товарищей по партии «курировать» разведку и «стратегические вопросы», а затем фактически «сдал» полномочия Совета по Национальной безопасности военному секретарю Канцелярии главы правительства (ныне эту должность занимает Йоханан Локер). Узи Арад, бывший руководитель этого Совета, отправленный Бениамином Нетаньяху в отставку, в своё время организовал работу этого Совета в соответствии с принятым законом и с протоколом, сейчас заявляет, что именно военный секретариат под руководством Локера полностью узурпировал процесс принятия решений в те дни, когда к берегам Газы двигалась «флотилия свободы», несмотря на то, что эти полномочия были только у Совета по национальной безопасности. Государственный контролёр Израиля сейчас завершает расследование по этой теме.

Демократия предполагает некий общественный консенсус при принятии решений властью и при признании этих решений обществом для исполнения. А это, в свою очередь, требует больших затрат времени — для подготовки, обсуждения и принятия решений. В Израиле многие необходимые обществу законы не принимаются, принимаются очень долго, или очень долго не выполняются правительством. Есть законы, принятые в 1970-х годах и не введенные в действие до сих пор в полном объёме. Иногда граждане через Верховный суд пытаются добиться исполнение этих законов. Израиль — это страна непринятых решений и нерешенных проблем. Некоторые проблемы, например, отсутствие Конституции, стоят на повестке дня израильского общества с момента основания государства Израиль в 1948 году, некоторые появились в 1967 году после оккупации территорий будущего Палестинского государства. От нерешенности этих и многих других проблем страдает всё израильское общество, за исключением правящей элиты, которую эта нынешняя неопределённая и незавершённая ситуация вполне устраивает.

Михаил Ошеров

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть