Путина делают Рузвельтом: эксперты

Сможет ли Путин стать Рузвельтом? На этот вопрос ответили эксперты ИА REX.
27 февраля 2012  11:14 Отправить по email
Печать

Возможное выдвижение Владимира Путина на третий президентский срок не противоречило бы демократическим нормам, считает генеральный секретарь Совета Европы Терри Дэвис. «Нельзя сказать, что третий срок господина Путина нарушает демократические принципы — в том случае, когда всё происходит законным и демократическим путём», — сказал он. В то же время, по его словам, такой шаг должен быть прописан в законодательстве страны. Дэвис провёл параллели между нынешней ситуацией в России и избранием на третий срок американского президента Франклина Рузвельта.

Сможет ли Путин стать Рузвельтом? На этот вопрос ответили эксперты ИА REX.

Григорий Трофимчук, политолог:

В последние годы Рузвельта слишком часто навязывают российскому общественному мнению, не понимая того, что этот образ идёт мимо местного менталитета. Рузвельт не является для нас героем, на которого следует равняться — ни в экономике, ни в политике. Как человек он также не интересен. Если авторы этой темы считают, что на него можно ссылаться хотя бы в плане зашкалившего президентского срока, то почему бы не посмотреть на Черчилля, который входил во власть гораздо чаще, в самых разных качествах. Рузвельт — не работает.

Путинцы так и не смогли дать внятный ответ на вопрос, почему Путин идёт на третий срок, постоянно оглядываясь по сторонам и оправдываясь перед своими оппонентами, а вот Терри Дэвис сформулировал это предельно чётко. В рамках действующей демократической Конституции Путин не нарушает никаких законов, строго следуя прописанной норме — не более «двух сроков подряд». Демократия — она тем и отличается от справедливого, по сути, общества, когда буква закона превалирует над его духом. Демократия — это, если присмотреться, один сплошной формализм и обман, в основе которого лежат идеально прописанные законы. Поэтому Немцов и вся его либеральная коммуна должны были бы первыми поддержать Путина, неуклонно следующего изначальному обещанию соблюдать «диктатуру закона». Вот на какую педаль должны были бы давить все путинские штабы, но таких специалистов там, видимо, не нашлось.

На русскую душу демократия лечь не смогла, что однозначно доказали последние 20 лет. Поэтому для Путина проблема состоит в том, что он так до конца и не смог пробиться к миллионам российских голов, оставаясь для них демократом. А вот если бы он пошёл на нарушение каких-то фальшивых выборных норм, не проводя все эти лишние параллели с далёким и больным Рузвельтом в инвалидном кресле, то стал бы тогда намного ближе русской душе и массе. В этом случае русские всем сердцем поняли и приняли бы своего вождя, который не прячется от них за мутным юридическим забором.

Низкопоклонство перед Западом, в плане принятия за образец американского Рузвельта, к сожалению, для путинских идеологов, не сработало, так как Запад по-прежнему тычет России в лицо нелигитимностью президентских выборов, как бы ни замечая ссылку на авторитет. То есть, Рузвельт не работает ни внутри, ни снаружи.

Поэтому «Рузвельтом» Путин вполне может стать, здесь нет ничего невозможного. Однако очень многим россиянам хотелось бы, чтобы он стал простым и понятным Сталиным, который переиграл своего американского коллегу по всем параметрам. А вот станет ли Путин «Сталиным» — большой вопрос.

Эдуард Афонин, профессор Национальной академии государственного управления при президенте Украины, доктор социологических наук:

Мне лично кажется, что в современном обществе, когда возрастает ценность личности, существенно изменяется и оценка исторической личности. Эта оценка из единственно правильной — общественной оценки переходит в категорию оценки личностной. Иными словами, каждый в нашем случае видит в Рузвельте своё понимание этой исторической личности. Тем не менее, вполне можно согласиться с Терри Дэвисом в том, что процедура избрания президентом страны должна быть правовой, то есть легальной. Однако сегодня этого мало, решение о признании результатов выборов должно быть ещё и легитимным, то есть поддержанным обществом по существу.

Отвечая на вопрос, хочу обратить внимание на одно обстоятельство — на повышение рейтинга кандидата в президенты Владимира Путина после того, как он принял ряд существенных мер в направлении увеличения зарплат ряду категорий российских граждан. Этот момент, собственно, и является ключевым в президентстве Франклина Рузвельта. Анализируя ситуацию в США кануна Великой депрессии, он пришёл к пониманию того, что основной причиной экономического кризиса 1929-33 гг. в США было перепроизводство или низкая покупательная способность населения этой страны. Поэтому острием его «нового курса» было не просто усиление регуляторной роли американского государства, а и перераспределение денежных потоков в стране (ВВП) между субъектами хозяйствования. Проще говоря, он ограничил сверхприбыли американских крупных собственников (олигархов) и за счёт этих источников увеличил зарплаты наёмным работникам, создав, таким образом, средний класс как основу устойчивого экономического развития страны. Это, правда, не единственная его мера в рамках провозглашённого и реализованного Рузвельтом экономического курса. Но уже только этого было достаточно, чтобы уверенно чувствовать себя все четыре срока его президентского правления.

Похоже, Путин в своих решениях вспомнил об этом уроке американской истории. И я абсолютно уверен, что если кандидату в президенты РФ Путину удастся сполна перенести рецепты американской государственной политики вывода из кризиса «великой депрессии» на российскую почву, то он вполне может стать вторым Рузвельтом. Скажу даже более. Повторить уроки Рузвельта сегодня много сложнее. Ведь тогда «экономическую энергию» противостоявших ему олигархов удалось «канализировать» во внешнеэкономическую сферу благодаря Второй Мировой Войне (1939-45 гг.). Сегодня же такому «экономическому отводу» противостоит мировой экономический кризис.

Марк Сандомирский, социальный психолог:

Путина, несомненно, выберут на третий срок, однако от этого он не станет Рузвельтом, по той простой причине, что Россия — не Америка. Другой электорат, другая культура и ментальность, другие мотивы электорального поведения. У американцев доминируют рациональные мотивы, у россиян — иррациональные.

В нынешней ситуации неопределённости будущего в обществе происходит хаотизация настроений, иррационализация массового сознания. Это ограничивает свободу выбора у тревожных и депрессивных людей. Отсюда — защитная регрессия, стремление вернуться в «стабильное», спокойное прошлое.

Почёсывает голову умудренный и тёртый жизнью избиратель пред- и постпенсионного возраста, и думает одну простую думу: «Придётся, куда деваться? Не из кого выбирать... Одни власти придут — чудят... Другие придут — опять мутят... Куда бедному гражданину податься...» Избирательные кампании всех «альтернативных» кандидатов, не сходящих с экрана, строятся по одной схеме, подсознательно считываемой безошибочно: «Жириновский (Зюганов) — или будет ЛУЧШЕ!» Под «или» подразумевается главный кандидат, на имидж которого и работают пропагандистские потуги команды конкурентов. (Это, конечно, известный в информационных войнах ход — заставить работать на себя рекламу конкурентов.)

И хотя на долгосрочную перспективу состояние общества становится всё менее прогнозируемым (в силу хаотизации), но в краткосрочной перспективе поведение электорального большинства достаточно предсказуемо. Выбор в сегодняшней ситуации, по сути, предопределен. В психотехниках есть такой шаблон: «выбор без выбора». Он и лежит в основе сегодняшних манипуляций массовым сознанием, перефразируя классика, по форме — выборы, по существу — издевательство. Или, мягко говоря, видимость — и обыватель это подсознательно чувствует.

И в завершение исторических параллелей ВВП и FDR — в массовом сознании россиян актуальным становится ещё один традиционный стереотип: «лишь бы не было войны».

Юрий Юрьев, политконструктор:

Параллели между Путиным и Рузвельтом вполне уместны, поскольку Рузвельту удалось преодолеть «Великую Депрессию» в США, а Путину удаётся её преодолеть в России, во время нынешней всемирной Великой Депрессии. И неизвестно, что могло бы случиться, не обладая упомянутые политики той властью и тем опытом, что накопили.

Само нарушение конституционного порядка — вполне оправдано с позиций народосбережения. Народу предлагается обсудить догму «пусть погибнет всё, но торжествует закон» или «есть план выживания, нужны поправки в Конституцию». И американский народ радостно и бодро принял поправки к своей Конституции. После чего выжил, развился и преуспел. И если кто-то будет предлагать иным народам невозможность того, что сделал народ американский, то это «предложение невозможности» вполне трактуемо как злой умысел на народное бесправие перед прежними законами.

Даниэль Штайсслингер, журналист и переводчик (Израиль):

В каком смысле стать Рузвельтом? В том, что будет находиться у власти длительное время? Так это случилось не только с Рузвельтом. Хафез Асад, например, правил 30 лет — с 1970 по 2000 год, правил бы и дальше, но вот только умер. Чтобы сравниться с Рузвельтом, надо, как минимум, вытащить страну из глубокого кризиса и победить в большой войне.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть