Внешняя политика республики Корея в 21 веке: Константин Асмолов

ИА REX публикует статью эксперта по вопросам Дальнего Востока и Кореи Константина Асмолова о внешней политике республики Корея.
12 июля 2011  12:58 Отправить по email
Печать

В правление Ким Дэ Чжуна экономическая составляющая была отделена от политической, а во главу угла был поставлен конструктивный диалог, а не немедленная ликвидация КНДР. Концепцию можно было свести к «трём принципам (мирное сосуществование, мирные обмены и мирное объединение) и трём этапам». Первый предполагал конфедерацию двух независимых корейских государств в широких рамках гибкой общей структуры, на втором конфедерацию меняла федерация двух автономных региональных правительств, и лишь затем наступало объединение, как «одна страна, одна нация и одно правительство».

Но даже до конфедерации надо было идти и идти. Новый термин «солнечная политика» вроде взят из басни Эзопа о том, как ветер и солнце пытались с человека снять одежду. Как ни выл ветер, чтобы сорвать её, человек только запахивал плащ, но под теплыми лучами солнца снял его самостоятельно.

По сути дела «солнечная политика» тоже была стратегией поглощения Севера, но стратегией, основанной на мягкой силе. Предполагалось, что постепенный диалог и вовлечение Северной Кореи в двухсторонние связи, во-первых, сделает режим более открытым; во-вторых, даст северокорейским массам улучшенное представление о внешнем мире, после чего у них самих возникнет желание перемен и иное отношение к Югу; в-третьих, Север планировалось медленно готовить к объединению, так как прагматики хорошо понимали, в какую копейку оно обойдётся, особенно для страны, которая только что пережила кризис. По сути, Ким Дэ Чжун был первым, кто открыто начал говорить, что объединение не произойдёт в ближайшем будущем, и германский вариант не является наиболее приемлемой аналогией. Северная Корея перестала официально рассматриваться частью страны «за пределами демаркационной линии».

Впрочем, первое действие в этом направлении произошло по частным каналам. 16 июня 1998 года почётный президент компании «Хёндэ» Чон Чжу Ён посетил Северную Корею, пригнав на Север стадо из 500 голов крупного рогатого скота. 27 октября он во второй раз посетил КНДР в сопровождении стада из 501 головы крупного рогатого скота, а также 20 легковых автомобилей. Это событие транслировалось по телевидению и произвело огромное впечатление, хотя ни одна из этих коров не прожила долгую и счастливую жизнь. Согласно северокорейской версии это чуть ли не с самого начала была диверсия, согласно другой животные погибли от неверного обращения или потому, что, оставшись без присмотра, стали жрать полиэтиленовую плёнку, куски которой потом нашли в их желудках.

Но как бы то ни было этот жест был достаточно красивым и символичным, и после него Чон договорился о развитии туризма в горах Кымгансан. 18 ноября 1998 года в КНДР отбыло первое туристское судно, а к ноябрю 1999 года культовые для южнокорейцев горы посетило около 140 тыс. туристов.

Насколько этот проект был выгоден, неясно. Хан Ён У пишет, что «Хёндэ» выплачивала КНДР по 300 долларов США за каждого туриста, посетившего Север, но для Чон Чжу Ёна и Ким Дэ Чжуна на первом месте была не экономическая выгода, а начало межкорейских контактов и «вовлечение» Севера в совместные проекты.

Параллельно возрастало и число людей, посещающих Северную Корею с гуманитарными или культурными целями. В течение только 1998 года в КНДР побывали 3317 человек, что значительно превысило число (2408) лиц, посетивших эту страну за предыдущие 9 лет в 1989-1997 гг. А в декабре 1999 года в Пхеньянском художественном театре «Понхва» в течение 7 дней выступали популярные южнокорейские певцы.

Естественно в Пхеньяне новому курсу поверили далеко не сразу. Несколько инцидентов, которые происходили в первые годы правления Ким Дэ Чжуна, можно было воспринять как проверку искренности намерений или, если угодно, попытку «взять нового лидера Юга на слабо» и посмотреть на его реакцию в чрезвычайной ситуации. Так воспринимают и инцидент 22 июня 1998 года, когда «вся РК» ловила северокорейских коммандос, предположительно заброшенных в южные регионы страны при помощи мини-подводной лодки.

Северяне утверждали, что у лодки вышел из строя двигатель и в результате её снесло на юг, но южане предоставили неоспоримые доказательства того, что она запуталась в сетях рыболовного траулера в территориальных водах Южной Кореи. На борту был обнаружен целый арсенал и девять тел: четверо агентов, покончивших с собой, и пятеро членов экипажа, которых, судя по следам борьбы, застрелили.

Так как все помнили инцидент двухлетней давности, диверсантов искали долго, но так и не нашли. 7 июня 1999 года сторожевые суда северокорейского военно-морского флота, охранявшие рыболовные суда, которые вели лов цветочного краба у демаркационной линии в районе о. Ёнпхёндо в Желтом море, внезапно пересекли границу Севера и Юга и вступили в огневой контакт с судами ВМФ РК. 11 и 15 июня инциденты повторились, но всякий раз успех сопутствовал южанам, и как пишет Хан Ен У, «северокорейские корабли и катера или потонули, или получили повреждения».

Важно иное, инцидент не получил дальнейшего развития в виде дипломатического скандала, жалоб в ООН, прекращения всяких контактов с КНДР и призывов обрушить на голову Пхеньяна всяческие казни. Дав отпор, Сеул показал свою договороспособность и то, что «политика солнечного тепла» не является трюком, направленным на подрыв северокорейской системы. И тогда произошел прорыв. 13 июня 2000 года президент РК прибыл в Пхеньян и встретился с Ким Чен Иром.

Главным итогом саммита было подписание Совместной декларации Севера и Юга, включающей пять пунктов:

1. Договоренность добиваться объединения Кореи самостоятельно и мирным путём (во многом это повтор тезисов 1972 г.).

2. Признание сходства между предложениями Севера и Юга о конфедерации и сообществе и намерение двигаться к объединению в этом направлении (то есть, медленно, через конфедерацию, не посредством поглощения).

3. Обмен визитами членов разделенных семей и решение иных гуманитарных вопросов.

4. Обещание развивать экономическое сотрудничество, связи и контакты в области культуры, спорта, здравоохранения, охраны окружающей среды и др.

5. Обещание открытия диалога между властями в целях практического осуществления перечисленных выше договорённостей.

Хотя, главным итогом саммита можно назвать сам факт встречи двух лидеров, который продемонстрировал миру, что две Кореи готовы к диалогу не только на словах и могут общаться друг с другом напрямую, без внешней помощи и обязательного присутствия стран-посредников. Саммит как бы окончательно признал нынешнее положение дел — существование на Корейском полуострове двух государств, и между Севером и Югом наметилось существенное укрепление отношений, прерванное только вторым витком ядерного кризиса осени 2002 года.

Кроме того, впервые в Пхеньяне за много лет само название Республики Корея — «Тэхан Мингук», прозвучало на официальном уровне. И до, и после, хотя, ранее она фигурировала на Севере под названием «Намчосон», что содержит намек на то, что Юг является всего лишь отколовшейся частью КНДР (впрочем, на юге тоже пишут и говорят «Пукхан», не используя северный топоним).

Тем не менее, с саммитом связан ряд любопытных деталей. Во-первых, по словам президента РК, он и Ким Чен Ир понимали друг друга примерно на 80%, сказывалось расхождение в лексике и законсервированные особенности северных и южных диалектов. Во-вторых, во время приветствия Ким Дэ Чжуна в аэропорту и по дороге в Пхеньян, население столицы КНДР ни разу не выкликнуло имя южнокорейского лидера. Однако это детали, а значение саммита для общего потепления было очень велико. Замолчали репродукторы по обе стороны границы. В июле 2000 года в РК был принят Указ об информационной политике, который снял многие ограничения на информационный обмен с Севером (в том числе, и в интернете). Доступ был закрыт только к тем источникам, в которых содержались «чрезмерно и неоправданно идеологизированные материалы», а также «заведомая ложь и клевета в отношении Республики Корея и её истории».

«Нодон синмун» тоже почти перестала печатать новости с Юга, которые традиционно сводились к бытописанию ужасного положения трудового народа и рассказу о выступлениях студентов и рабочих, требованиях отменить Закон о национальной безопасности, преступлениях американских военнослужащих в Южной Корее и т.д. Позитивных заметок, правда, вместо них, не появилось.

До конца 2000 года в КНДР «репатриировали» 63 «нераскаявшихся» (тех, кто фактически бессрочно находился в заключении после отказа подписать покаянное письмо и изменить своим политическим убеждениям) политзаключенных в возрасте от 66 до 90 лет. По сообщению А. Валиева, весь город был мобилизован на их встречу, репатриантов поселили в гостинице «Корё», возили их по всему городу в специальных автобусах и, как отмечают некоторые источники, для проживания в дальнейшем им выделен особый дом в одном из центральных районов Пхеньяна, который первоначально отводился под проживание иностранцев.

30 июля 2000 года в Сеуле открылся первый раунд переговоров на уровне министров, где были согласованы 6 пунктов, начиная с вопроса о соединении железнодорожной линии Сеул-Ыйджу. Встречи министров поочередно проходили в Сеуле и Пхеньяне, поэтому второй раунд переговоров открылся 20 августа в Пхеньяне, третий — 29 сентября на о. Чеджудо, четвертый — 12 декабря в Пхеньяне. 18 сентября произошла торжественная церемония начала работ по восстановлению железной дороги.

Первый обмен родственниками, группы которых по 100 человек с журналистами и сопровождающими прибыли в Сеул и Пхеньян, состоялся 15 августа, в День освобождения Кореи от японского колониального господства. При всех ограничениях в общении встречи родственников из разделенных семей имели огромное значение, особенно для КНДР. Это был один из немногих случаев, когда на экранах своих телевизоров жители страны могли в массовом порядке увидеть эпизоды жизни в Южной Корее.

Вторая встреча была организована 2 декабря, в ней также участвовало по 100 человек. Если в первый раз программа была рассчитана на 4 дня, то во второй раз с целью сокращения расходов её ограничили тремя днями.

Весной-летом 2000 года Сеул посетили Пхеньянский ансамбль художественной самодеятельности молодёжи и школьников, пхеньянская цирковая труппа, и государственный филармонический оркестр национальной музыки. Дух примирения проявился и на Олимпийских играх 15 сентября 2000 года в Сиднее, где на церемонии открытия Игр команды спортсменов Севера и Юга одели одинаковую спортивную форму и вместе вышли на стадион под совместным флагом с изображением корейского полуострова.

Итог столь заметного потепления был оценен очень высоко, и 13 октября 2000 года Нобелевский комитет объявил о присуждении Ким Дэ Чжуну (после тринадцати неудачных выдвижений в прошлом) Нобелевской премии мира «за усилия в течение всей жизни в отстаивании демократии и прав человека и за заслуги в ослаблении напряженности в отношениях между КНДР и Республикой Корея». Церемония награждения состоялась 10 декабря. Это был первый в истории случай присуждения Нобелевской премии корейцу. Ким Чен Ир её, однако не получил, хотя, ранее при подписании договоренностей похожего формата, премию получали обе стороны.

Ответный визит планировался, но визит Ким Чен Ира в Сеул так и не состоялся. Дело было не только в сильном противодействии оппозиции и правых кругов, но и в том, что в полном соответствии с Законом о Национальной безопасности руководитель Северной Кореи, появившийся на Юге, должен быть немедленно арестован как государственный преступник.

Между тем, правая оппозиция немедленно начала обвинять власть в том, что саммит куплен. Дело в том, что 9 июня 2000 года по распоряжению президента Ким Дэ Чжуна, согласовавшего ранее данный шаг с правительством, компания «Хёндэ» через Кореа Иксчейндж Бэнк при содействии спецслужб Южной и Северной Кореи осуществила секретный перевод суммы в размере 500 млн долларов руководству КНДР. Из этих денег 400 млн принадлежали компании Хёндэ, а остальные 100 предоставлялись государством. Обстоятельства данного факта постепенно стали известны, и к 2003 года назрел довольно крупный скандал, активно подогреваемый оппозиционной партией «Ханнара».

Согласно заявлению самого Ким Дэ Чжуна, а также ключевых министров, участвовавших в переводе денег, целью не являлась «покупка» саммита, и вообще, перевод денег к саммиту отношения не имел. Последнее, конечно, довольно сомнительно, так как сделка была осуществлена буквально за несколько дней до саммита, а, председатель компании «Хёндэ Асан» Чон Мон Хун признал, что перевод суммы частично содействовал участию Севера в межкорейской встрече на высшем уровне. Утверждается, что в осуществлении перевода такой огромной суммы компании «Хёндэ» помогали контролируемый государством центральный банк, а также спецслужбы Юга и Севера.

В январе и феврале 2001 года продолжались переговоры между военными представителями (это было связано с тем, что дорога идет через ДМЗ и встал вопрос разминирования) о соединении транскорейской железной дороги, 26 февраля 2001 года состоялась третья встреча членов разделённых семей, а 16-18 сентября прошел пятый раунд переговоров на уровне министров.

С другой стороны, когда южнокорейские участники Фестиваля национального объединения, открывшегося 15 августа в Пхеньяне, вернулись домой, часть их была арестована за нарушение ЗНБ. Одновременно под влиянием событий 11 сентября 2001 года правительство РК объявило о принятии чрезвычайных мер для борьбы с терроризмом. В ответ Северная Корея отменила назначенный на 9 ноября шестой раунд министерских переговоров, и отношения между Севером и Югом стали более прохладными.

Тем не менее, похолодание не означало смены тренда, и в 2002 году межкорейские отношения развивались сравнительно спокойно. Не поколебал их инцидент 23 июня, когда вблизи острова Ёнпхёндо завязалось сражение между сторожевыми кораблями: победа вроде бы тогда осталась за южанами, и после извинений северян конфликт был урегулирован. Несмотря на требования правых о прекращении обменов с Севером, включая туризм в г. Кымгансан, правительство не остановило эти проекты.

Продолжались и встречи членов разделённых семей Севера и Юга (четвертый и пятый раунды прошли в Кымгансане 28 апреля и 16 сентября, число родственников составило 99 человек), и контакты/обмен по культурной и спортивной линиям.

18 сентября Северная и Южная Корея провели церемонию начала работ по соединению железнодорожной линии восточного побережья Южной Кореи с транскорейской магистралью Сеул-Ыйджу, что вселяло большие надежды. 26 октября северокорейская делегация экономистов-наблюдателей в составе 15 человек посетила Южную Корею для знакомства с промышленными предприятиями. Однако политические переговоры между Югом и Севером шли тяжело, поскольку Юг концентрировал внимание на вопросах ядерного вооружения (начал давать себя знать второй виток ядерного кризиса) и возвращения похищенных и переправленных на Север людей, а Север — только на вопросах экономического сотрудничества.

Определенный прогресс был достигнут и в отношениях с Японией. Во время встречи Ким Дэ Чжуна с японским премьер-министром Коидзуми Япония принесла Южной Корее извинения за действия Токио в годы колониального правления на Корейском полуострове в 1910-1945 гг.

В отношениях с США после прихода к власти республиканцев начали накапливаться трудности. Так, в феврале 2002 года, накануне приезда Буша в общенациональной кампании протеста приняли участие десятки тысяч человек, а 18 февраля представители Корейской федерации молодежи на несколько часов захватили представительство Торгово-промышленной Палаты США.

Отношения РК и РФ постепенно избавлялись от эйфории, и начинало становиться понятно, что корейцы отнюдь не закидают Россию дешевыми телевизорами, а Москва не будет давить на Пхеньян по указке Сеула. Были трудности и в экономическом сотрудничестве. Так, по не вполне объяснимым мотивам для участия в проекте освоения Ковыктинского газового месторождения власти РК избрали компанию «Ханбо», но под ударами азиатского финансового кризиса эта корпорация лопнула, нанеся тяжёлый ущерб не только южнокорейской, но и российской стороне, так что Ковыкта была переориентирована на внутреннее потребление. Не удалось создать индустриальный комплекс в г. Находка, где Межправительственное соглашение от 29 мая 1999 года предусматривало передачу корейской стороне в аренду на 49 лет земельной площади в 330 га с целью привлечения внешних инвестиций до 800 млн долларов — Госдума РФ усмотрела в нём несоответствие с российским законодательством, и пока шли поиски выхода из правового тупика, первоначальные инвесторы переориентировали свои планы на иные выгодные проекты.

Следует особо отметить и то, что в октябре 1999 года 419 человек из отряда «Зелёные береты» высадились в восточной части о. Тимор в Индонезии для поддержания общественного порядка. Со времен Вьетнамской войны это был первый случай отправки за границу отрядов корейского спецназа, а также представителей инженерной и медицинской служб.

Не менее интересен и важен введённый в правление Ким Дэ Чжуна Закон о корейцах, проживающих за рубежом, согласно которому представители диаспоры на территории страны получили почти те же права и привилегии, что граждане РК, в том числе голосовать. Как сказал Ким Дэ Чжун, зарубежные корейцы должны быть высокодостойными гражданами своих стран, одновременно стараясь вносить витальный вклад в развитие своей исторической Родины.

Конечно, эта программа была ориентирована, в основном, на корейцев Америки и Японии. На первых — с расчётом на то, что они будут помогать стране материально, на вторых — что они более не станут скрывать своё происхождение, и родина открыто и легально примет их, предоставив им больше благ, чем предлагают КНДР и Чхонрён. Кроме того, вполне возможно, определенное влияние оказал и китайский опыт: известно, какую важную роль «хуацяо» играют в инвестициях в экономику КНР, лоббировании её интересов в странах Запада.

 

эксперт ИА REX по вопросам Дальнего Востока и Кореи Асмолов Константин

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть